К внутриполитической ситуации в Пакистане

Внутренние разногласия и даже в определенном смысле конфронтация между отдельными группами в правящей Пакистанской мусульманской лиге (ПМЛ) говорят об усилении противоречий между верхушкой партии, постоянно подыгрывающей президенту П. Мушаррафу, и некоторыми деятелями партии, которые не склонны так явно ангажировать свои личные пристрастия и предпочитают отойти от исполнения роли президентского флюгера, хотя бы частично сохранив свою независимость. В последнее время в яблоко раздора в ПМЛ превратился вопрос об отношении к продолжающемуся в стране так называемому судебному кризису — отстранению от должности президентом П. Мушаррафом председателя Верховного суда страны И.М. Чаудхри. Оппозиция и связанные с ней местные средства массовой информации продолжают всячески обсуждать детали этого дела, по которому руководство лиги заняло откровенно пропрезидентскую позицию.

Крайне неоднозначно отношение многих партийцев также к союзу с Объединенным национальным движением (ОНД) А. Хуссейна. Последний, в частности, обвиняется в открытом потворствовании массовым беспорядкам 12 мая с.г. в Карачи, связанным с приездом туда опального И.М. Чаудхри и приведшим к многочисленным жертвам.

Некоторые функционеры ПМЛ считают, что подобные внутрипартийные разногласия, носящие порой принципиальный характер, негативно отражаются на имидже и репутации партии, что должно вызывать особое беспокойство накануне проведения в стране выборов в законодательные органы власти. Звучит довольно резкая и незавуалированная критика и в адрес президентской администрации, продолжающей заигрывать с одной из ведущих оппозиционных сил страны — Пакистанской народной партией (ПНП) под руководством Б. Бхутто, которая рассматривается многими политическими деятелями в качестве основного и политически наиболее весомого соперника нынешнего президента в борьбе за власть. Некоторые из ведущих партийцев даже заявляют, что покинут ПМЛ в случае оформления между ней и ПНП какой-либо договоренности.

Весьма показательно, что в последнее время в широких оппозиционных кругах стали серьезно говорить о возможности проведения в Лондоне в первой декаде июля с.г. так называемой Всепартийной конференции, которая в случае достижения на ней соответствующего согласия между партиями могла бы проложить дорогу к созданию мощного антимушаррафовского блока. Во всяком случае, именно на это нацеливает лидеров других партий глава альянса клерикальных партий Мутаахида Маджлис-и-Амаль К.Х. Ахмад, прилагающий все усилия к тому, чтобы подвигнуть Б. Бхутто (которая еще не приняла окончательного решения на сей счет) принять участие в лондонской встрече. При этом главная ставка делается на то, что ее участие в данной конференции воспрепятствует сближению ПНП (Б) с правящим режимом или серьезно осложнит этот процесс.

Одновременно с ростом критики в адрес «соглашательского» руководства партии наблюдается и некоторый эмоциональный выплеск в сторону президента. Так, некоторые члены ПМЛ впервые вышли с инициативой довести до П. Мушаррафа некоторые настоятельные рекомендации, которые де должны помочь в разблокировании создавшейся непростой ситуации в стране. Речь в первую очередь идет о том, чтобы глава государства отказался (как он уже неоднократно собирался сделать ранее и на чем настаивают западники) от совмещения высших гражданского и военного постов в государстве. Второй, по-видимому, неприемлемой для главы государства идеей, является предложение некоторых ведущих партийных функционеров о проведении в Пакистане президентских выборов после выборов в Национальную и провинциальные ассамблеи. Тем самым, по их мнению, была бы многократно подтверждена легитимность главы государства, который в противном случае будет избран парламентариями на излете их срока службы в законодательном органе страны. Подобная последовательность выборов смогла бы развеять сомнения всех тех, кто до сих пор считает нынешнего президента в той или иной степени узурпатором, пришедшим к власти с помощью силы, а также упрочить его реноме политического деятеля, ратующего за расширение в стране демократии. Однако такой вариант развития событий маловероятен, поскольку П. Мушарраф вряд ли захочет рисковать своим политическим будущим.

Такие, не вполне удобные для нынешнего президента идеи поддерживают не только отдельные «раскольники» в рядах ПМЛ, но и партийные «столпы», например, в лице генерального секретаря партии М. Хуссейна, до недавнего времени весьма лояльно относящегося к президенту и не сказавшего ему ни слова поперек. Симптоматично, что подобные подходы в целом созвучны с настроениями западников, не вполне довольных действиями нынешнего главы пакистанской администрации. Кстати, многие из скрытых оппонентов режима (в том числе внутри властных структур) время от времени совершают краткие вояжи в Лондон или Вашингтон, где, видимо, обсуждают свою линию поведения на будущее.

О том, что не все «спокойно в датском королевстве» и у партии имеются проблемы внутреннего свойства, свидетельствует также выход из ее рядов видного политического деятеля (бывшего премьер-министра Пакистана), занимавшего ранее пост ее генерального секретаря, М.З. Джамали, который на протяжении последнего времени неоднократно выступал с критикой курса, проводимого администрацией и премьер-министром Шаукатом Азизом. Имя П. Мушаррафа, правда, в его обвинительных речах не фигурировало, однако незримая, но вполне осязаемая критика в адрес генерала явственно ощущалась. Подобные политические метаморфозы и отходы от ранее четкой пропрезидентской линии скорее всего можно объяснить неуверенностью отдельных функционеров партии (которые ныне занимают ведущие посты в руководстве страны и государства) в своей дальнейшей судьбе. Поэтому не вызывает удивления их отклонение от генерального курса верхушки партии.

Атмосфера, царящая в Пакистанской мусульманской лиге, определенным образом проецируется и влияет на обстановку в более общем контексте, оказывая влияние на настроения в широких кругах общественно-политического истеблишмента Пакистана. Страна, по мнению некоторых независимых политических наблюдателей, как иностранных, так и местных, выходит на путь «некой неопределенности». Это объясняется как нечеткостью замыслов и планов П. Мушаррафа относительно ближайшего будущего, так и общим внутриполитическим кризисом в стране.

По оценкам некоторых политиков, в Пакистане в принципе могут возникнуть условия для воссоздания институтов демократии, поскольку страна находится накануне переходного периода, когда ее дальнейшее развитие в том или ином направлении будет зависеть как от шагов главы государства, так и от деятельности оппозиции. Как полагают большинство экспертов, не исключено, что оппозиционные партии, которые постараются максимально обыграть нынешние и грядущие внутриполитические трудности, сделают попытку оказать давление на президента страны. Однако подобный вариант чреват тем, что П. Мушарраф вместо того, чтобы поддаться нажиму, наоборот, предпримет контрнаступление, закрепив доминирующую роль армии в политической жизни пакистанского общества. Очень вероятно, что поведение главы Пакистана в значительной степени будет формироваться с учетом отношения к событиям в стране со стороны западных государств, которые хотя и призывают к проведению прозрачных и реально демократичных выборов, вполне осознают то обстоятельство, что в настоящее время, хотят они того или нет, реальной альтернативы нынешнему главе пакистанского государства нет. Многое зависит и от одобрения действий официального Исламабада или отсутствия такового со стороны Соединенных Штатов, которые, как представляется, будут выстраивать линию поведения с учетом как безальтернативности кандидатуры П. Мушаррафа на выборах, так и афганского фактора, который, несомненно, всегда незримо присутствует во взаимоотношениях между Вашингтоном и Исламабадом.

В создавшейся для президента довольно сложной ситуации глава государства счел возможным пойти по проверенному пути, обратившись за морально-политическим содействием к вооруженным силам. Армейские генералы, собравшиеся для обсуждения обстановки в стране, не отошли от традиции и вновь одобрили курс, проводимый президентом. Предоставление ему очередного карт-бланша фактически означает вотум доверия со стороны силовых структур, заинтересованных в сохранении нынешнего статус-кво. Данный успех генералу удалось укрепить в ходе недавно прошедшего заседания пакистанского Совета национальной безопасности. Его участники обсудили возможный комплекс мер, призванных максимально стабилизировать внутриполитическую обстановку, при этом не исключались и варианты жесткого пресечения выступлений против администрации.

С учетом всех перечисленных выше факторов и тенденций можно с определенной долей уверенности сделать вывод о том, что ситуация в Пакистане в ближайшей перспективе останется в целом под контролем центральных властей, а ее дальнейшее развитие будет во многом зависеть от действий главы государства и его способности искусно лавировать в море политических проблем, используя силовые или иные методы. А за все время нахождения во власти он в целом довольно успешно справлялся с этой задачей.

28.3MB | MySQL:67 | 0,820sec