Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (12 — 18 августа 2019 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе произошли в Судане, где 17 августа Правящий военный совет (ПВС) страны и ведущая организация оппозиции – альянс «За свободу и перемены» подписали в Хартуме основополагающие документы переходного периода в республике.

Подписанная сторонами Конституционная декларация определяет основные принципы переходного периода в Судане, который должен завершиться постепенной передачей власти от ПВС гражданским силам. Одновременно с этим был подписан окончательный вариант политического соглашения, в котором детально прописываются основные положения политического устройства страны на переходный период. Эти документы также определяют роль службы разведки и Сил быстрой поддержки, наиболее влиятельного военизированного формирования, находящегося в подчинении замглавы ПВС М. Х. Дагало (Хамдити), во время переходного периода, что являлось основным предметом разногласий между военными и оппозицией. По декларации, служба разведки будет подчиняться правительству и Суверенному совету, а Силы быстрого реагирования будет контролировать главное командование вооруженных сил Судана. Подписи под документами поставили от имени Военного совета М. Х. Дагало и А. Рабиа — от оппозиционного альянса. Свидетелями подписания документов стали представители ряда арабских и африканских государств, в том числе Эфиопии, которая выступила основным посредником на переговорах между сторонами, а также Египта, Саудовской Аравии, Южного Судана, Африканского союза и Евросоюза.

Ранее, 15 августа, было официально объявлено, что председатель Военного совета Судана генерал А. Ф. аль-Бурхан возглавит Суверенный совет, создаваемый для управления государством при участии представителей армии и гражданской оппозиции. Военные назначили в него пятерых членов, в числе которых М. Х. Дагало. Этим органом власти на протяжении 21 месяца будет руководить военный, а последующие 18 месяцев — представитель гражданского общества. Одновременно альянс «За свободу и перемены» единогласно утвердил кандидатуру А. Хамдука на пост премьер-министра страны. Альянсом также были утверждены кандидатуры А. К. Мухаммада и М. аль-Хафеза на должности председателя суда и генпрокурора соответственно.

На минувшей неделе правительственные силы Сирии при поддержке авиации ВКС России и ВВС САР продолжали наступление на позиции боевиков незаконных вооруженных формирований, террористических и экстремистских группировок на севере провинции Хама и на юге провинции Идлиб. Ожесточенные бои велись также в районе Кобане на севере провинции Латакия. Незаконные вооруженные формирования и террористы продолжали обстрелы населенных пунктов в провинциях Латакия, Идлиб, Хама и Алеппо. Обстрелам неоднократно подвергалась российская авиабаза Хмеймим.

Наступательная операция сирийской армии идет трудно. Войска несут большие потери в личном составе и боевой технике. Значительные потери понесли и силы противника. Боевики исламистских группировок постоянно контратакуют. Тем не менее, правительственные войска, хотя и медленно, но продвигаются в направлении города Хан-Шейхун — ключевому форпосту боевиков в Идлибе, освободив целый ряд населенных пунктов и выйдя на подступы к Хан-Шейхуну. В попытках остановить наступление сирийской армии боевики при содействии турецкого командования направляют в район боевых действий подкрепления из северных районов провинций Идлиб и Алеппо.

В ночь с 15 на 16 августа силы ПВО Сирии отразили ракетную атаку на город Масьяф в провинции Хама. Сообщается, что ракеты, предположительно израильские, прилетели со стороны Ливана.

Глава турецкого военного ведомства Х. Акар сообщил 16 августа, что Центр совместных операций Турции и США для создания защищенной зоны на севере Сирии начнет работу на третьей неделе августа. Акара добавил, что Турция и США достигли принципиального согласия по вопросу о контроле воздушного пространства и другим темам, связанным с созданием безопасной зоны на севере Сирии. В Анкаре заявили, что беспилотная авиация Турции уже приступила к выполнению задач на севере Сирии в планируемой зоне безопасности. Министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу сообщил 15 августа, что президент США Д. Трамп «пообещал нам 20-мильную зону безопасности в северной Сирии». Министр отметил, что целью создания зоны является удаление из стратегически важных регионов курдских «Сил народной обороны».

В связи с последними событиями в Сирии в российском МИДе 15 августа заявили, что Россия рассчитывает, что Турция будет неукоснительно следовать своим обязательствам в рамках Сочинского меморандума по Сирии. При этом «российская сторона остается приверженной Сочинскому меморандуму от 17 сентября 2018 г. о создании демилитаризованной зоны. Однако мы полагаем, что он не должен использоваться в качестве предлога для защиты и выгораживания террористов, которые признаны таковыми Советом Безопасности ООН». Кроме того, «Сирия как суверенное государство должно контролировать, и имеет полное право принимать решения о том, что творится у нее на территории. Мы не приемлем никакого обособления регионов этого государства, под какими бы предлогами оно ни происходило».

В Минобороны России сообщили, что «около 1,3 млн внутренних переселенцев вернулись в места довоенного проживания в Сирии с 30 сентября 2015 года, с территорий других государств за аналогичный период возвратились почти 600 тыс. человек».

12 августа группа военнослужащих США прибыла в Турцию для несения службы в Центре проведения совместных операций, о создании которого договорились Анкара и Вашингтон. Военные прибыли в город Шанлыурфа в 50 км от границы с Сирией. Всего в центре будут служить 90 представителей армии США.

В Пентагоне 13 августа заявили, что разногласия между Вашингтоном и Анкарой относительно приобретения Турцией у РФ ЗРС С-400 не привели к ограничению масштабов американских операций с военной базы Инджирлик. Пентагон считает, что военные связи с Турцией остаются «чрезвычайно прочными».

Турция официально не исключена из программы создания истребителей 5-го поколения F-35, заявил 15 августа глава турецкого МИД М. Чавушоглу, отметив: «Думаю, мы сможем продолжать эту работу на основе взаимных договоренностей. В противном случае обе стороны предпримут шаги, что навредит отношениям».

Иран обязательно начнет третий этап по сокращению выполнения своих обязательств по ядерной сделке, если ситуация с выполнением соглашения другими странами — подписантами не изменится по истечению 60 дней второго этапа, «и после него еще раз предоставим 60 дней для того, чтобы найти рациональный, правильный и сбалансированный путь решения (проблемы)», — заявил 14 августа президент ИРИ Х. Роухани. Днем ранее, 13 августа, представитель Организации атомной энергии Ирана сообщил, что Исламская республика нарастила запасы обогащенного фторида урана до 360-370 кг. Напомним, что 300 кг является предельно допустимой нормой обогащенного урана для Тегерана по условиям Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. Он также отметил, что на данный момент Иран достиг уровня 4,05% обогащения урана (3,67% — максимальный уровень, предусмотренный СВПД). Иранские власти инициировали строительство исследовательского центра по разделению стабильных изотопов на ядерном объекте в районе Фордо. Строительство второго и третьего энергоблоков АЭС «Бушер» идет быстрыми темпами и даже опережает график, сообщили в Тегеране.

Безопасность Персидского залива могут обеспечивать региональные державы без привлечения иностранных сил, отметил 14 августа президент Ирана Х. Роухани. По его словам, «нет никакой необходимости в привлечении иностранных сил для обеспечения безопасности Персидского залива». Командующий ВМС КСИР адмирал А. Р. Тангисири заявил, что Иран способен в любой время захватить любое судно, в том числе те, которые сопровождают корабли ВМС США и Великобритании. По словам адмирала, ВМС КСИР обеспечивает безопасность в Ормузском проливе и Персидском заливе и иностранные военные корабли там не нужны, а Иран будет обеспечивать безопасность Ормузского пролива до тех пор, пока он способен экспортировать нефть.

На минувшей неделе власти Гибралтара освободили иранский танкер «Грейс-1», задержанный 4 июля под флагом Панамы по подозрению в том, что он доставлял иранскую нефть в Сирию в нарушение режима санкций. Задержание было произведено по запросу США. Иран не давал гарантий относительно того, что танкер «Грейс-1» с иранской нефтью не направится в Сирию, заявили 16 августа в МИД ИРИ, отметив, что «Тегеран поддерживает Дамаск во всех областях, включая нефть и энергетику. Эта деятельность является законной, и никакая третья страна не имеет к этому отношения. Иран будет продавать свою нефть любому покупателю, старому или новому». В соответствии с запросом владельца, танкер продолжит следовать по маршруту под иранским флагом. Между тем 17 августа суд американского округа Колумбия выдал ордер на арест иранского танкера «Грейс-1». Также суд постановил конфисковать судно, всю нефть на нем и 995 тыс. долларов из-за нарушения американских законов. Иран 18 августа сообщил о готовности отправить свои военные корабли для сопровождения танкера «Грейс-1», а Гибралтар отклонил просьбу США продлить задержание этого судна.

Заключение мира между США и движением «Талибан» (запрещено в РФ) не повлияет на афгано-американские соглашения, заявил 13 августа президент Афганистана А. Гани. Он сообщил о том, что соглашение не предполагает изменения характера сотрудничества с США. По словам президента, в текст документа будет включён пункт о признании законности афганского правительства, кроме того, афганские силовые структуры продолжат сотрудничество с иностранными войсками, находящимися на территории страны, в деле борьбы с терроризмом. В то же время следует отметить, что параллельно с переговорами талибы продолжают активные боевые действия, осуществляя атаки и диверсии в различных афганских провинциях. То обстоятельство, что мирный диалог не снизил интенсивности боевых действий, вызывает опасения международных организаций и протесты афганской стороны.

17 августа президент США Д. Трамп заявил, что будет готов заключить соглашение по урегулированию афганского конфликта, «если это в принципе будет возможно».

Крупный теракт был совершен 17 августа в Кабуле. В результате взрыва на свадьбе погибли 63 и пострадали более 180 человек. Ответственность за теракт взяло на себя «Исламское государство» (запрещено в РФ).

На юге Йемена отряды сепаратистов из Южного переходного совета (ЮПС) передали сторонникам президента страны А. Р. Хади здания госучреждений, захваченных ими в Адене в ходе уличных боев 8-11 августа, в частности, президентский дворец «Эль-Маашик», резиденцию правительства, здание Центробанка и городской госпиталь.

16 августа йеменские шиитские мятежники-хоуситы заявили, что атаковали с помощью беспилотников принадлежащие крупнейшей саудовской нефтяной компании «Сауди Арамко» нефтеперерабатывающий завод и нефтехранилище на месторождении Шейба, расположенные у границы с ОАЭ на востоке Саудовской Аравии.

Экстремистская исламистская группировка «Аш-Шабаб» является самой серьезной угрозой безопасности и стабильности в Сомали, несмотря на прилагаемые усилия миссии Африканского союза (АС) в этой стране и международного сообщества, говорится в докладе Совета по вопросам мира и безопасности АС. «Аш-Шабаб» сохраняет свое присутствие и активно действует террористическими методами в центральной и южной частях Сомали. Авторы доклада убеждены, что «общая ситуация в сфере безопасности в Сомали остается шаткой и непредсказуемой».

 

 

Приложение

 

 О военно-промышленном комплексе Турции

(часть II)

Авиационная (аэрокосмическая) промышленность способна обеспечивать техническое обслуживание, ремонт и модернизацию основной части самолетов, состоящих на вооружении силовых ведомств страны. В Турции считают «эту сферу одной из стратегически важных». Вместе с тем, «значительная часть технологий заимствуется у стратегических партнеров, а республика вынуждена на правах соучредителя участвовать в совместных проектах».

Производственные площади и технические возможности позволили наладить сборочное производство тактических истребителей F-16 и их модернизацию, проводить работы по совершенствованию военно-транспортного самолета C-130J, самолетов базовой патрульной авиации CN-23 и ATR 72-600ТМРА, учебно-тренировочного самолета Т-38 «Талон», вертолета S-70 «Блэк Хок», производить БПЛА различных типов, а также сопутствующие системы связи и передачи данных. Реализуются проекты космических аппаратов «Гёктюрк-1 и -2», планируется проектирование систем запуска спутников. Турецкие предприятия участвуют в ряде совместных проектов: создании военно-транспортного самолета А.400М (проектирование, разработка и поставка носовой части фюзеляжа, спойлеров и других систем); специализированного ударного вертолета Т-129 АТАК; беспилотника ANKA и его модификаций. В рамках проекта создания истребителя 5-го поколения F-35 в Турции был налажен выпуск компрессора высокого давления и деталей двигателя самолета. Благодаря сотрудничеству с западными компаниями «Дженерал Электрикс» и «Роллс-Ройс» в 1980-х гг. турецкая промышленность освоила сборку и лицензионный выпуск двигателей для истребителей F-16. Турция из импортера БПЛА превратилась в их экспортера. В 2017 г. первый полет совершил многоцелевой турецкий вертолет T625 Gökbey.

Отдельно остановимся на разработке истребителя TF-X. В Анкаре о нем заявляют как о модели 5-го поколения, однако по своим техническим и летным характеристикам он, скорее всего, будет соответствовать требованиям к истребителю 4-го поколения, «в то время как новое (пятое) поколение истребителей должно иметь значительно более высокий боевой потенциал, чем их предшественники».

Судостроение является одной из ведущих отраслей военной промышленности Турции. Судостроительная промышленность позволяет строить и ремонтировать суда дедвейтом до 50 тыс. т. При постройке кораблей используется более 50 % материалов и узлов собственного производства. Наиболее сложные элементы (двигательные установки, радиоэлектронное оборудование) закупаются в США, Германии и других европейских странах. В ходе реализации кораблестроительных программ республика опирается главным образом на финансовую помощь и производственный опыт ФРГ.

Постройка боевых кораблей осуществляется в рамках программы МИЛГЕМ («Национальный корабль»), цель которой — кардинальное снижение зависимости ВМС Турции от импортных закупок боевых кораблей. Имеющаяся в стране производственная база позволяет постройку фрегатов, корветов, патрульных катеров, малых танко-десантных и поисково-спасательных кораблей. Турецкие кораблестроители смогли создать достаточно сбалансированный корабль ближней морской зоны, с достойным соотношением «цена-качество». Освоено лицензионное производство германских неатомных подводных лодок пр. 214. Ведется строительство первого многофункционального десантно-вертолетного корабля–дока «Анатолия». Его передача турецким ВМС запланирована на 2021 г. Турецкие верфи способны также проводить ремонт всех основных классов боевых кораблей и вспомогательных судов.

Ракетная промышленность. В стране на основе современных технологий налажено производство различных типов ракет и ракетных комплексов: противотанковых и ракетно-артиллерийских, а также авиационных ракет класса «воздух – земля», композитного топлива, ракетных двигателей, стартовых ускорителей, а также других металлических и пластмассовых деталей ракет. Помимо этого, проводится модернизация, ремонт и обслуживание ракетных систем. В 2017 г. Турция провела первые испытания баллистической ракеты «Бора», которая считается первой дальнобойной ракетой национальной конструкции, а в этом году «Бора» впервые была применена в боевых условиях. Ведутся работы по созданию крылатой ракеты большой дальности и нескольких новых видов противотанковых ракет.

В последние несколько лет турецкие военные пытаются развивать национальную систему ПВО. В 2018 г. Турция приступила к разработке дальнобойного ЗРК. Перспективный комплекс получил название Siper.

Бронетанковая промышленность выпускает несколько типов современных колесных и гусеничных бронированных машин, в том числе бронетранспортеров, большое количество видов автомобильной техники для нужд армии. В ноябре 2018 г. состоялась церемония подписания соглашения на серийное производство танков Altay. Проект предполагает производство 250 единиц. Турецкие оружейники ведут работы по созданию боевой машины пехоты нового поколения. Вместе с тем, турецкие компании пока не обладают достаточной компетенцией, необходимой для создания боевых машин с высоким уровнем защиты и приемлемой массой.

Артиллерийско-стрелковая и боеприпасная промышленность практически полностью обеспечивает потребности национальных вооруженных сил в боеприпасах и взрывчатых веществах. На предприятиях производится следующее вооружение: пистолеты; пистолеты-пулеметы, автоматические винтовки; снайперские винтовки; 7,62-мм пулеметы MG3; подствольные гранатометы и гранатометные системы; ручные противотанковые гранатометы; 20- и 35-мм зенитные установки; 25-мм автоматические пушки для бронированных машин; 105- и 155-мм стволы для пушек и гаубиц; 155-мм САУ «Фыртына», 107- и 122-мм РСЗО; 60-, 81- и 120-мм минометы; различные минно-взрывные средства.

Радиоэлектронная промышленность специализируется на выпуске высокотехнологичной продукции, в частности современной микропроцессорной техники и средств телекоммуникации. Турецкая промышленность освоила производство новейших систем связи, радиолокационных станций, систем управления огнем. Производятся лазерные дальномеры, миноискатели, навигационное оборудование. Приоритетным направлением деятельности является разработка электронных систем, программного обеспечения, компьютерных систем обучения, альтернативных энергетических систем, систем РЭБ морского и воздушного базирования. Отрасль сохраняет тенденцию к дальнейшему развитию и совершенствованию путем привлечения крупных иностранных инвестиций, создания совместных предприятий с целью последующего освоения и широкого внедрения передовых зарубежных технологий.

В Турции ведутся интенсивные работы по созданию электромагнитного и лазерного оружия.

Наряду с несомненными достижениями у турецкого ВПК имеется целый ряд проблем и слабых мест. Так, одной из ключевых проблем остается отсутствие собственного, независимого от зарубежных производителей двигателестроения как для авиационной, так и для сухопутной техники. В стране в полной мере не сформировалась национальная школа подготовки специалистов по проектированию и производству двигателей различных типов. Это в значительной степени ограничивает возможности промышленности по созданию и запуску в серию боевой техники для всех видов ВС. Полностью не освоено проектирование микрочипов, которые Турция вынуждена приобретать за границей. Ощущается нехватка современных материалов, относительно невысоким остается уровень развития компьютерных систем. Серьезным недостатком является наличие большого числа мелких, узкоспециализированных фирм с ограниченными производственными возможностями. Руководство национального ВПК признает: «Если мы не обеспечим технологического прорыва здесь, то мы останемся позади других стран и вынуждены будем использовать на несколько поколений более старые технологии».

Таким образом, Турции на обозримую перспективу не удастся развивать военную промышленность без поддержки зарубежных партнеров, существенным образом снизить технологическую зависимость от них. Несмотря на громкие заявления в СМИ о создании «самого мощного оружия в мире», значительная часть проектов в сфере ВПК реализуется в тесной кооперации с иностранными партнерами. Программы сотрудничества с зарубежными компаниями в большинстве случаев «предусматривают существенную передачу технологий производства турецким фирмам». «Однако зачастую оказывается, что национальная оборонная промышленность, даже, несмотря на существенный рывок, совершенный ею за последние 20–30 лет, не может освоить критически важные технологии производства».

39.84MB | MySQL:93 | 1,007sec