Израильские эксперты о действиях Ирана в Сирии. Часть 3

Израильские эксперты по Ближнему Востоку Иерусалимского центра публичной политики (Jerusalem Center for Public Affairs, JCPA) – генерал-майор (в отставке) д-р Шимон Шапира, бывший военный секретарь премьер-министра и глава аппарата министра иностранных дел, автор книги ««Хизбалла»: между Ираном и Ливаном», 2000 год; и полковник (в отставке) д-р Жак Нерия, бывший советник по внешней политике премьер-министра Ицхака Рабина и заместитель руководителя отдела разведанализа в АМАН, военной разведке Израиля, – в статье под названием «Иранский захват Сирии» анализируют действия Ирана и подконтрольных им отрядов на сирийской территории[i].

По словам израильских экспертов, масштаб разнообразной военной деятельности ливанской шиитской организации «Хизбаллы» в Сирии – от подготовки почвы и оперативных планов возможного конфликта с Израилем до складирования оружия и ракет, которые будут использоваться во время войны. «Хизбалла» приобрела ракеты средней дальности, некоторые из которых были установлены на специальных грузовиках, противотанковое оружие, беспилотные летательные аппараты, а также новое зенитное оружие и противокорабельные ракеты.

«Хизбалла» обеспечивает личным составом охрану стратегических объектов и позиций первоочередной важности. Такой разведывательный пост, как на стратегической высоте Тель эль-Хара, является военной позицией в 20 км от израильской границы, которая выходит на Дераа, Кунейтру и главную магистраль от Дераа до Дамаска, и стала целью атак израильских ВВС. Первоначально построенный как разведывательный центр радиоперехвата в непосредственной близости к Израилю, этот форпост, по словам экспертов JCPA, совместно использовался сирийской разведкой и Министерством обороны России. До того как пункт в Тель эль-Хара был захвачен повстанцами в 2013 году, он находился в районе дислокации 121-й механизированной бригады, принадлежавшей 7-й дивизии сирийской армии. В ноябре 2018 года Иран установил радиолокационную станцию ​​на восточных склонах Тель эль-Хара и открыл прослушивающий пост под контролем сотрудников иранского КСИР.

Одним из главных приоритетов «Хизбаллы» является привлечение в свои ряды новобранцев из местного населения (в районе Леджа они прибывают в основном из бедуинских племен, которых нанимают на службу за 250 долларов США в месяц плюс бонус в том же размере в случае участия в успешной операции). Курсы обучения проводятся четыре раза в год и длятся от нескольких дней до нескольких недель. Например, курс по освоению противотанкового вооружения длится 25 дней, пехотинцы обучаются 15 дней, инженеры – 20 дней и 40 дней – специальные оперативники для совершения покушений, которые формируют группу под называнием «Заир».

Некоторые курсы обучения проходят на местах, а другие проводятся в ливанских учреждениях «Хизбаллы». На тренингах новобранцев знакомят с идеологическими принципами организации и Ирана, обучают обращению с различными системами оружия (включая ракеты), созданию новых боевых формирований (в основном укомплектованных оплачиваемыми наемниками-шиитами), отрядов убийц и спецназа. Все обучение находится под наблюдением оперативника «Хизбаллы» Хасана Мансура аль-Рувейдана, гражданина Сирии из деревни Аль-Массика в районе Леджа.

Призыв на военную службу проходит следующим образом: новобранцы из районов Леджи-Дераа-Сувейды собираются в определенные группы и перебрасываются в восточную часть сирийской территории, где их встречает ливанец Гайт Малек, задача которого заключается в том, чтобы зарегистрировать всех новобранцев. После этого новобранцев отправляют в деревню Аюб, место постоянной дислокации «Хизбаллы». Там новобранцев разбивают на группы по шесть человек под командованием инструктора организации и представляют командиру лагеря – ливанскому оперативнику «Хизбаллы» по прозвищу «Абу Вахид».

«Хизбалла» ведет разведывательную деятельность, включая сбор информации на израильской стороне и радиоперехват, патрулирование основных направлений на сирийских Голанских высотах, создание инфраструктуры, которая остановила или замедлила бы возможное вторжение израильских войск в сирийские районы. Тем самым ведется подготовка к возможному столкновению с израильскими военными и созданию фронта против Израиля, в дополнение к уже подготовленным позициям для наступления на юге Ливана.

По мнению израильских экспертов, возможность военного столкновения между Израилем и проиранскими силами и связанный с этим риск стабильности режима Башара Асада, подтолкнули Москву к заключению соглашения с Тегераном, согласно которому Иран должен был убрать подконтрольные ему отряды в районы Сирии на расстояние 100 км от израильской границы (по факту вывод был осуществлен в пределах 80-километровой зоны). Российские военные разместили контрольно-пропускные пункты в определенных местах, чтобы служить буфером между Израилем и проиранскими вооруженными отрядами.

В связи с постоянными попытками проникновения, предпринимаемыми Ираном и «Хизбаллой», на местах развернулась уникальная ситуация. Контрольно-пропускные пункты «Хизбаллы» и проиранских отрядов, координирующие свои действия с 4-й дивизией сирийской армии, которая дислоцирована в этом районе, были установлены практически рядом с контрольно-пропускными пунктами российских военных. По словам экспертов JCPA, проиранские вооруженные группы патрулируют район по той же оси, что и русские. В результате время от времени возникают столкновения между российскими и проиранскими группировками, что создает напряженность в отношениях между Москвой и Тегераном.

Кроме того, в свете возникших трений местные лидеры, поддерживаемые Россией, и местные руководители проиранских ополченцев совершали взаимные заказные убийства. Это усилило напряженность между российскими военными на местах, частью 5-го  российского корпуса, развернутого в Сирии ]возможно, имеется в виду обученный российскими военными 5-й штурмовой корпус сирийской армии, состоящий из добровольцев[, и проиранскими ополченцами, поддерживаемыми разведкой ВВС Сирии и 4-й танковой дивизией (которая также включает элементы иранского КСИР), дислоцируемой в этом районе.

Контрольно-пропускные пункты стали главной проблемой между поддерживаемыми Россией местными вооруженными отрядами и проиранскими силами. Последние, замаскированные в форме сирийской армии и с сирийскими флагами, пытались установить контрольно-пропускные пункты и развернуть отряды «Хизбаллы» и КСИР в районе иордано-израильско-сирийской пограничной зоны (известной как бассейн Ярмука). Подразделения, принадлежащие «российскому 5-му корпусу», вместе с российской военной полицией, ответственной за функционирование КПП, осуществили вооруженные нападения, чтобы отбросить их назад за Леджу, на северо-восток от Дераа.

Наиболее интересным фактом израильские эксперты считают создание российскими военными местного вооруженного ополчения во главе с Имадом Абу Зариком, бывшим командиром формирования под названием «Джаиш аль-Тавра» («Революционная арми»я), задача которого заключается в защите городов, прилегающих к границе с Иорданией. Российские военные приказали Имаду Абу Зарику снять все развешанные на улицах пограничного пункта Насиб (напротив Иордании) портреты Башара Асада и его отца, чтобы не дать иранским ополченцам установить там свое присутствие.

Напряженность между Ираном и Россией не ограничивается военным развертыванием подконтрольных им вооруженных отрядов. По мнению израильских экспертов, настоящий конфликт заключается в «безжалостной гонке за приобретением исключительных экономических преимуществ, которые сулит процесс восстановления страны, разрушенной войной». Предположительно, Сирия встанет на рельсы восстановления в ближайшем будущем.

Яхья Рахим Сафави, военный советник Али Хаменеи и бывший командующий Корпусом стражей исламской революции, заявил, что Иран стремится укреплять свои экономические отношения с Ираком, Сирией и Ливаном параллельно с налаживанием военного и политического сотрудничества. «Жемчужиной в короне» шиитской оси, состоящей из четырех частей, станет строительство железной дороги из Ирана через Ирак и Сирию к Средиземному морю. Дорога укрепит экономические связи между четырьмя странами и обеспечит им стратегическую глубину. Данный план также предусматривает аспект религиозного туризма: «шиитский поезд» будет доставлять массы иранских паломников в шиитские святые места в Ираке и Сирии.

Хосейн Селахварзи, заместитель председателя Торгово-промышленной палаты Ирана, заявил в августе 2017 года о желании Ирана продвигать проекты по развитию и восстановлению Сирии с использованием иранских компаний. Х.Селахварзи обратился к сирийскому правительству с просьбой содействовать заключению соглашений о свободной торговле между двумя странами, чтобы облегчить процесс восстановления Сирии.

Министр энергетики Сирии Мухаммед Зухейр Харбутли, посетивший Тегеран в сентябре 2017 года, подписал соглашения об импорте пяти электростанций из Ирана для восстановления энергетического сектора страны. На повестке дня – подписание дополнительных контрактов на сумму более полумиллиарда евро.

В консорциуме с венесуэльскими и сирийскими компаниями Иран объявил о своих планах построить в Сирии недалеко от Хомса нефтеперерабатывающий завод с первоначальной производственной мощностью 70 000 баррелей нефти в день. На втором этапе производительность увеличится до 140 000 баррелей нефти в день. Иран также объявил, что восстановит два дополнительных НПЗ в Сирии, и намерен перерабатывать сирийскую сырую нефть.

Как отмечают эксперты JCPA, в январе 2019 года Иран и Сирия подписали девять соглашений о реконструкции сирийской железной дороги, инвестициях, финансировании и «легализации доходов, добытых преступным путем», образовании и культуре и борьбе с терроризмом. «В добавление к оскорблениям российской стороны, Иран получил эксклюзивные права на эксплуатацию порта в Латакии, что впервые позволяет Ирану создать опорный пункт на Средиземном море, в непосредственной близости от военно-морских баз России в Тартусе и Латакии».

Кроме того, Сирия должна отдать Ирану в аренду 5 000 га земли для сельского хозяйства и предоставить землю для ведения животноводства, а также еще 1 000 га для строительства нефтегазовых терминалов. Эти соглашения были подписаны после еще одной серии предоставления Ирану сирийским режимом исключительных прав на инвестиции в сирийские фосфатные месторождения в восточной части Сирии недалеко от Пальмиры, где, по сирийским данным, находится область с самыми большими в мире запасами фосфатов.

«Россия выразила свой гнев Сирии по поводу предоставления беспрецедентных экономических преимуществ Ирану». Реакция России возымела действие, и Москве также были предоставлены права инвестировать и эксплуатировать фосфатные месторождения в Сирии. Москва снова вмешалась, когда сирийский режим собирался заключить с консорциумом, поддерживаемом иранским КСИР, концессионное соглашение о предоставлении услуг мобильной связи наряду с сирийскими компаниями Syriatel и MTN.

Для израильских экспертов нет сомнений в том, что из всех соглашений, подписанных Сирией и Ираном, соглашение о морском порте Латакия влечет за собой серьезные последствия для региона. Если соглашение вступит в силу, это откроет военный и экономический путь иранскому альянсу, который простирается от Ирана через Ирак и Сирию до Средиземного моря, и который будет служить исключительно интересам Тегерана.

[i] The Iranian Conquest of Syria // JCPA. 14.08.2019 — http://jcpa.org/article/the-iranian-conquest-of-syria/

51.53MB | MySQL:101 | 0,596sec