О разведывательной деятельности Ирана в Германии

Несмотря на усилия по сохранению СВПД и созданию механизма совершения сделок в обход американских санкций, Иран для Германии остается в списке государств, с которыми связана повышенная угроза шпионажа. По данным федеральной службы по защите конституции, случаи выявления активности иностранных спецслужб на территории страны происходят регулярно. Так, в прошлом году на территории 7 федеральных земель было обнаружено 10 иранских агентов, занимавшихся поиском информации, имеющей отношение к Израилю и еврейским общинам. При этом до настоящего момента никаких подробностей этого дела не сообщалось, в открытых источниках говорится лишь о том, что расследование продолжается. Также известен случай с иранским дипломатом, арестованным в июле прошлого года за то, что, будучи в действительности штатным сотрудником спецслужб, он руководил подготовкой атаки на ежегодное собрание иранской оппозиции во Франции.

Cогласно ответу на парламентский запрос Левой партии, с 2007 по 2017 гг. было проведено расследование по 22 делам (для сравнения, в отношении России — 27). Также важно, что по другой статистике дела, отноcящиеся к 2006 и 2008 гг., касались закупки материалов для развития ядерной программы и вооружений. Наконец, имеют место случаи шпионажа в Бундесвере по поводу афганской проблемы. В январе 2019 г. в земле Рейнланд-Пфальц был задержан военный переводчик, осведомленный о подробностях пребывания немецких военнослужащих в Афганистане и, как предполагают немецкие спецслужбы, передававший эти сведения в Тегеран.

На днях были опубликованы подробности этого дела, в соответствии с которыми задержанный передал иранцам 18 секретных документов. Кроме того, он предположительно располагал информацией о патрулировании территории немецкими военнослужащими и об их контактах с местным населением, поскольку это наиболее частые случаи, когда Бундесвер привлекает переводчиков. Дополнительную опасность этой ситуации придает то, что ФРГ, руководствуясь обязательствами по обеспечению безопасности тех, кто работает с ней на местах, проводит практику предоставления переводчикам и советникам-афганцам своего гражданства, в том случае, если дальнейшее пребывание в регионе угрожает их жизни.  Право обратиться за его получением они имеют в течение двух лет после окончания сотрудничества с Бундесвером.

Таким образом, если Иран действительно создает в Афганистане сеть из местных, сотрудничающих с ФРГ, то в дальнейшем, он может использовать своих агентов, получивших немецкое гражданство, уже для других миссий, включая названные выше операции против Израиля и иранской оппозиции за рубежом. Аналогичные примеры уже есть. Так, в 2019 г. 4-летний срок за работу на разведку Ирана получил пакистанец, проживавший в Германии. По имеющимся данным он занимался слежкой за израильтянами и представителями поддерживающих страну организаций и групп не только на территории ФРГ, но и во Франции, а завербован был перед переездом в Германию в качестве студента. Предполагается, что сбор информации, что было доказано при обнаружении у задержанного распорядков дня и видеозаписей с изображением объектов слежки, проводился для того, чтобы в условиях конфликта Ирана с США и Израилем проводит «операции» в Европе. При этом стоит отметить, что Пакистан также является важным региональным игроком в деле стабилизации Афганистана.

Таким образом, получается, что иранская разведывательная активность на территории Германии несет в себе несколько опасностей для страны. Помимо рисков атак на израильтян и их сторонников, о которых пресса ближневосточной страны пишет давно, такого рода действия угрожают действиям ФРГ на афганском направлении, а также безопасности находящихся там военнослужащих Бундесвера. Наконец, развитие иранской разведывательной  сети распространяется и на соседние государства, повышая аналогичные риски для них. Кроме того, нельзя не отметить, что меняется и сам характер сбора сведений. Если раньше немецкие спецслужбы в большей степени ссылались на работу со СМИ и переписку через интернет, как часть кибершпионажа с использованием человеческого фактора, то теперь речь уже открыто идет о покупке стратегически важных документов у лиц, имеющих отношение к дипломатическим структурам Ирана за рубежом или связанным с Бундесвером. При этом последние, в отличие от большинства афганских мигрантов в Германии, пользуются особым статусом, а потому более предпочтительны в качестве потенциальных агентов.

Факт угрозы Израилю и еврейским общинам в данном случае не воспринимается федеральным правительством как достаточное основание для ужесточения контрразведывательной деятельности в отношении ИРИ. А вот влияние на афганский трек может вылиться в некую корректировку курса, в том случае, если Берлин все же начнет трезво оценивать интересы Тегерана. После недавних шагов на афганском направлении в рядах европейских государств, несущих потери от конфликта США и Ирана, обсуждается вероятность побудить их сотрудничать для решения афганской проблемы. Однако на практике ИРИ наоборот противостоит межафганскому диалогу и особенно усилению талибов, в установлении контактов с которыми Германия играет важную для американцев роль.

43.55MB | MySQL:92 | 1,104sec