Иран: бензиновый кризис

Несколько недель назад мы уже писали о том, что в Иране заметно осложнилась социально-экономическая ситуация [1]. Непосредственной причиной явились меры правительства по нормированию потребления горючего. Как считают аналитики, вводя карточную систему на горючее, правительство президента Махмуда Ахмадинежада отрабатыает тактику перехода к жесткому режиму экономии. Это необходимо на тот случай, если страна вдруг окажется в состоянии внешней экономической блокады и не сможет импортировать бензин в необходимых количествах. Власти резонно предполагали, что введение карточек на бензин и поэтапный переход на его квотирование позволят свести к минимуму протесты населения. Введение квотирования несколько раз переносилось, и лидеры страны, в частности, спикер Собрания исламского совета (парламента) Голам-Реза Хаддад Адель, объясняли это наличием серьезных трудностей.

Действительно, задержки с введением квотирования бензина отражали тревожные ожидания правительства Ахмадинежада, связанные с прогнозируемыми последствиями такого серьезного шага, как введение лимитирования потребления нефтепродуктов. Об этом же заявлял глава иранского МВД Мустафа Пур-Мохаммади: государство не спешит с введением нового закона, отрабатывая постепенно все его этапы с тем, чтобы потребитель не впадал в панику. На первом этапе перехода к квотированию были введены в обращение магнитные карточки на бензин. Они начали действовать 22 мая. С введением в обращение карточек цена бензина поднялась с 80 до 100 туманов за литр, что примерно эквивалентно 10 центам. Что касается бензина, приобретаемого сверх нормы, то в течение двух–трех недель государство должно было определить его цену. Уже в первые дни называлась цифра от 400 до 630 туманов. Последнюю цифру назвал член комиссии меджлиса по энергетике Мохсен Яхьяви. Его коллега по меджлису Камал Данешйар заявил в день введения карточек, что такая цена не должна превышать 500 туманов.

Одновременно, как и ожидалось, в стране резко вверх поползли цены. Так, на картофель – один из основных продуктов питания – они выросли в провинции более чем вдвое – с 350 до 800 туманов, а в столице поднялись до 1000 туманов. Подорожали хлеб и мясо, другие продовольственные товары, стройматериалы. Даже проправительственная пресса вынуждена была искать причины такого скачка цен в провальной экономической политике нынешнего правительства, которую аналитики называют «ахиллесовой пятой Ахмадинежада» [2]. Так, газета «Иран» писала, что последние нововведения в области распределения бензина уже привели к тому, что цены на некоторые продукты питания поднялись настолько, что достигли среднеевропейского уровня, «…тогда как зарплаты в Иране вовсе не европейские» [3]. Экономика страны все более ощущает на себе следы волюнтаризма и элементарного непрофессионализма Ахмадинежада. Это проявляется в необоснованном популистском диктате над банковской сферой, вызывающем неприятие специалистов и аплодисменты маргинальных слоев населения. Провалилась и широко разрекламированная идея выпуска и распределения среди населения так называемых акций справедливости, напоминающих печальной памяти российскую ваучеризацию. При этом значительная часть национального достояния тратится на реализацию дорогостоящей атомной программы, создание ракетной техники все увеличивающегося радиуса действия, помощь террористическим и экстремистским группировкам Ближневосточного региона.

Безусловно, фатальной бедой национальной экономики является сохранение неимоверно низких цен на топливо внутри страны. Дотации оборачиваются изъятием из национального бюджета десятков миллиардов долларов. Это тяжелое наследие времен аятоллы Хомейни, обещавшего народу бесплатное горючее в случае своего прихода к власти. Ахмадинежад, не устающий говорить о себе как о верном ученике Хомейни, в своих предвыборных обещаниях чуть более двух лет назад говорил о том, что сделает народ истинным хозяином иранских нефтедолларов. Увы, это осталось пустым обещанием, о котором жестко напоминают нынешнему президенту участники прокатившейся по стране волны демонстраций.

В начале прошлой недели, после долгих проволочек, правительство Ахмадинежада приняло окончательное решение ввести в действие систему квотирования бензина с 27 июня, что немедленно накалило обстановку в стране. За несколько дней до этого по городам Ирана прокатилась волна поджогов бензоколонок, факты которых власти пытались скрыть или объявить малозначащими инцидентами. Однако уже в среду появились первые сообщения о том, что число таких поджогов по стране исчисляется десятками, обстановка накаляется и переходит в стадию неуправляемой. Власти Тегерана немедленно прибегли к помощи специальных подразделений по борьбе с беспорядками, а для разгона демонстрантов были пущены в ход водометы, гранаты со слезоточивым газом и другие «спецсредства». Пожарное управление столицы сообщило, что еще во вторник 26 июня было как минимум 12 поджогов тегеранских бензоколонок, причем не только на окраинах, но и на оживленных центральных магистралях. Все это сопровождалось беспорядками, в которых за один только вторник погибли три человека и были ранены несколько десятков человек. Официальное подтверждение властей до сих пор не опубликовано. Оппозиционная пресса, тем не менее, сообщает о том, что пылают не только бензоколонки. Отмечены случаи грабежа магазинов, банков, государственных учреждений. Министр нефти Казем Вазири-Хаманэ в очередной раз заявил, что государство не позволит создавать напряженность в деле обеспечения населения нефтепродуктами.

Тем временем сообщения о беспорядках поступают из других городов страны. Серия поджогов бензозаправок прокатилась по второму по значению городу страны — Исфахану. В Ясудже – центре самой экономически отсталой в стране провинции Кохкилуе ва Баер Ахмад — толпа разгневанных горожан устроила митинг у заправки в центре города, а затем отправилась громить здания банка и мэрии. От дубинок полиции досталось нескольким десяткам демонстрантов. В регигиозном центре страны – Куме — силам полиции пришлось открыть огонь для того, чтобы рассеять толпу, блокировавшую одну из бензоколонок.

Авторитетная американская газета The Boston Globe определила события среды 27 июня как одни из самых кризисных за последнее время. Газета отмечает, что президент Ахмадинежад столкнулся с серьезнейшими проблемами, связанными с недовольством населения проводимой им внутренней политикой. Как серьезную индикацию рассматривает газета тот факт, что во время беспорядков в Тегеране 27 июня студенты несли лозунги с требованием физического уничтожения нынешнего президента. В эти дни по Тегерану и другим городам страны «гуляет» новая речевка, в которой рефреном звучит фраза «Ахмадинежад коштэ шэ» («Да будет убит Ахмадинежад»). The Boston Globe считает, что в последних событиях в Иране можно видеть результат санкций, проводимых Западом против Ирана. Если политика Запада, направленная на обуздание иранской ядерной программы, будет иметь последовальный и неуклонный характер, она возымеет требуемый эффект, резюмирует издание [4].

В связи с введением квотирования заметно уменьшились потоки транспорта на городских магистралях. В частности, это можно видеть на главных проспектах столицы, где исчезли постоянные до недавнего времени пробки. В городе Хой население ответило на последние события показательным шоу – к ограде местного муниципального управления привязали 20 ослов, на которые, как сказали устроители акции, скоро придется пересесть всем местным жителям.

Вице-спикер парламента Мохаммад-Реза Бахонар предпринял 27 июня попытку успокоить всех тех, кого беспокоит проблема получения бензина. «Мы держим ситуацию под контролем, — сказал он, — никто не останется без бензина».

Беспокойство прорвалось и на заседание парламента, где ряд депутатов потребовали немедленно свернуть квотирование и вернуться к прежней практике распределения горючего. Депутат от провинции Илам Дарьюш Канбари воскликнул с трибуны: «Как можно объяснить моим избирателям, что их страна, обладающая несметными запасами углеводородного сырья, вводит жесткий лимит на потребление нефтепродуктов?!!» Спикер парламента Голам-Али Хаддад-Адель заявил с трибуны, что меры контроля над использованием бензина направлены на «уменьшение уязвимости страны перед кознями наших врагов, в первую очередь – США» [5] и должны быть восприняты как важная патриотическая задача.

Сам президент Ахмадинежад, однако, не склонен подыгрывать недовольным, он считает, что правительство должно быть твердо в своих намерениях. Меры по квотированию, заявил Ахмадинежад 30 июня, имеют своей целью подготовку к суровому противостоянию с Западом и помогут укрепить экономику перед лицом стоящих перед ней серьезных внешних вызовов.

Несмотря на жесткую цензуру, которой подвергаются все сообщения, связанные с введением квотирования бензина и акциями массового протеста, на страницы иранской печати все же прорываются сообщения, показывающие, что обстановка в стране в значительной степени наэлектризована и взрывоопасна. В частности, сообщается о том, что в Тегеране власти предпринимают лихорадочные действия по укреплению бензоколонок, обеспечению их безопасности, с тем чтобы избежать повторения событий начала и середины прошлой недели. Власти косвенно признали, что в одном лишь Тегеране разграблению и поджогу подверглись 23 пункта по продаже бензина. Там же в последние дни арестованы и помещены в печально знаменитую тюрьму Эвин более 250 участников бесполрядков.

Тем временем в стране вновь заявляет о себе инфляция, резко подскочили цены на продовольствие и предметы первой необходимости. Даже консервативная проправительственная «Джомхурийе эслами» написала о том, что в ожидании нового скачка цен многие торговцы сократили объемы продаж и припрятывают товар на складах, надеясь продать его в ближайщее время гораздо дороже [6]. Одним из последствий квотирования бензина является и повышение тарифов на проезд в такси, остающемся одним из самых популярных видов транспорта в стране. В Тегеране за последнее время эти тарифы выросли вдвое [7]. Местная пресса пишет и о том, что в городах отмечены случаи отмены вызовов машин «скорой помощи», которые отныне не имеют достаточно горючего и не могут выезжать по срочным вызовам [8]. Газеты сообщают и о предстоящем повышении на 20% тарифов на авиаперевозки. Авиакомпании мотивируют такой шаг повышением цен на авиатопливо и ликвидацией дотаций государства авиационным перевозчикам.

По сообщениям газеты «Новруз» от 30 июня, всего в Иране в дни массовых волнений середины прошлой недели нападению и разграблению подверглись примерно 750 бензоколонок. По субботним сообщениям другой тегеранской газеты – «Эттемаде мелли», громадные очереди на бензоколонках становятся частью местного пейзажа. Несмотря на это, Ахмадинежад заявил о том, что в ближайшее время контроль над потреблением бензина будет еще более ужесточен. Это высказывание, как нам кажется, связано с неоднократно озвучиваемым им мнением о том, что летом нынешнего года должна начаться война, одним из составляющих которой станет немедленное прекращение экспортных поставок горючего в Иран. В таком свете, по его мнению, квотирование постепенно приучит население страны к необходимости жесткой экономии потребления нефтепродуктов.

Необходимость в этом действительно насущна, ибо появляются первые признаки того, что Запад начинает ограничивать экспорт бензина в Иран. Законопроект в этом направлении был внесен в конце июня на рассмотрение в нижнюю палату американского конгресса и рассматривается как неотъемлемая часть вводимых поэтапно антииранских экономических санкций. Это считается эффективным шагом: в плане обеспечения бензином Иран довольно уязвим, ведь в страну ввозится около половины потребляемого горючего. Почти все предприятия иранской нефтеочистительной промышленности были построены еще в дореволюционный период, поэтому их мощностей стране катастрофически не хватает. Законопроектом предлагается лишать любую компанию, поставляющую или посредничающую при поставке бензина в Иран, доступа на американские топливные рынки [9].

События последних дней в Иране происходят на фоне падения авторитета как исполнительной власти в лице президента Махмуда Ахмадинежада, так и религиозного лидера страны аятоллы Али Хаменеи. Интернет-издание «Руз» привело 2 июля данные опросов общественного мнения, посвященных второй годовщине прихода к власти нынешнего президента. Они показывают беспрецедентное падение его рейтинга: всего 10% респондентов высказались поддержку президента. Такие же результаты показал и опрос другого популярного интернет-издания – «Базтаб». Таким образом, ситуацию в Иране можно с полным правом назвать кризисной, обнажившей острые проблемы ее сегодняшнего политического и социально-экономического развития, подрыв доверия населения к власти.

1. В.И. Месамед. Иран: введение квотирования на горючее – iimes.ru, 8 июня 2007 г.

2. The Sunday Times, 1 July, 2007

3. «Иран», 30 мая 2007 (фарси)

4. «The Boston Globe», 30 June, 2007

5. ИСНА, 27 июня 2007 (фарси)

6. «Джомхурийе эслами», 30 июня 2007 (фарси)

7. «Сармайе», 30 июня 2007 (фарси)

8. «Ноуруз», 30 июня 2007 (фарси)

9. Iran.ru, 29 июня 2007 г.

51.36MB | MySQL:101 | 0,345sec