Ситуация в Турции. Июнь 2007 г.

Подготовка к 15-м по счету всеобщим досрочным парламентским выборам в Турции, запланированным на 22 июля с.г., наложила определенный предвыборный отпечаток на действия политического и военного руководства страны в области внутренней и внешней политики. По мнению экспертов, это будут самые критические парламентские выборы в истории республики. Ведь от состава будущего парламента зависит, какое правительство и какого президента получит страна на ближайшие годы, произойдут ли существенные изменения в области внутренней и внешней политики Турции на важнейшем этапе развития республики. По данным Центральной избирательной комиссии Турции для участия в выборах зарегистрированы 42 млн. 533 тысячи 41 избиратель. Предполагается, что явка избирателей превысит 80 процентов. Это значит, что в выборах реально будут участвовать около 36 млн. избирателей.

Небывалая за последние 70 лет жара в Турции соответствует по своему градусу накалу предвыборной агитационной кампании, которую ведут политические партии и независимые кандидаты в депутаты. Взаимные жесткие обвинения, сенсационные разоблачения, призванные привлечь голоса избирателей, заполнили газетные полосы, телерадиоэфир, крупнейшие турецкие интернет-порталы.

Многочисленные опросы, проводимые различными службами исследования общественного мнения, отдают сегодня победу правящей Партии справедливости и развития /ПСР/, которая активно использует административный ресурс на местах для целенаправленной работы среди избирателей. Наиболее оптимистические прогнозы в отношении ПСР говорят о 40 процентах голосов избирателей, которые партия сумеет получить на выборах. Это значит, что партия на предстоящих выборах должна не только повторить свой феноменальный успех на прошлых всеобщих парламентских выборах, но и улучшить его, набрав на 3,2 млн. голосов больше, чем в 2002 году. На втором месте в соответствии с этими опросами ныне основная оппозиционная Народно-республиканская партия /НРП/, набирающая чуть более 20 процентов голосов избирателей. Тройку лидеров замыкает Партия националистического движения /ПНД/, которая уверенно преодолевает сегодня 10-ти процентный барьер и проходит в парламент. Думается, что именно эти три партии и скажут «основное слово» в борьбе за голоса избирателей на предстоящих выборах.

Немаловажный вопрос заключается и в том, позволит ли убедительная победа ПСР сформировать ей, как после предыдущих выборов, однопартийное правительство. Думается, что расклад сил на сегодняшний день говорит в пользу коалиционного правительства, степень эффективности которого трудно представить в связи с нынешними отношениями между партиями-кандидатами на формирование этой коалиции.

Так что острота и напряженность парламентской выборной кампании не ослабнет по ее завершению и перейдет в процесс формирования очередного правительства, избрания нового президента и решения всех сложных юридических коллизий, связанных с выборами главы государства и утверждением предложенных поправок в Конституцию страны. Эксперты уже сегодня задают вопрос о том, как экономика страны среагирует на эти политические баталии. Пока что, по официальным данным, турецкая экономика демонстрирует хорошие темпы роста. За первое полугодие 6,5 процента годовых. Растет экспорт и привлекательность турецкого, в т.ч. банковского, рынка для иностранных инвестиций. Удастся ли сохранить эти показатели до конца года? Это во многом будет зависеть от результатов выборов в парламент и избрания нового президента.

В июне остро стоял вопрос о возможности проведения турецкими вооруженными силами широкомасштабной операции на Севере Ирака против военизированных подразделений Рабочей партии Курдистана /РПК/, боевики которой используют иракскую территорию для подготовки и совершения терактов в Турции. Начальник генштаба ВС Турции армейский генерал Яшар Бююканыт в очередной раз заявил о необходимости такой операции и готовности армии провести ее на основании директивы политического руководства страны. Понятно, что сложно говорить о подобной директиве в период, когда страна стоит на пороге важных парламентских выборов и избрания нового главы государства.

Анализ ситуации говорит о том, что решение по этому вопросу будут принимать с большой долей вероятности уже новое правительство и новый глава государства. Тем более, что военные объявили в июне о готовящейся программе кардинальных изменений в тактике и стратегии борьбы с терроризмом, стержнем которой является формирование и обучение на контрактной основе специальных подразделений для борьбы с террористами в горных условиях. То есть, молодые военнослужащие, призываемые на срочную военную службу не будут принимать участия в боевых действиях на юго-востоке Турции. При этом система набора на срочную военную службу не будет изменена. Реализация программы рассчитана три года. Один из предварительных выводов, который можно сделать из начинающейся реформы антитеррористических подразделений ВС Турции, говорит о том, что страна готовится к длительному решению курдской проблемы. Важной составляющей частью этого процесса будет, по всей видимости, силовой вариант.

На фоне обострения в июне курдской проблемы в Турции растут антиамериканские настроения, так как турецкая сторона полагает, что Вашингтон продолжает не выполнять своих обещаний принять реальные меры по нейтрализации курдских боевиков в Северном Ираке, находящемся под полным контролем американцев и сотрудничающих с ними иракских курдов. На эту тему прозвучало ряд жестких заявлений турецкого руководства. Ведь с начала этого года только число погибших сотрудников антитеррористических подразделений турецких вооруженных сил превысило 90 человек.

Турецкие средства массовой информации публиковали и комментировали в июне данные Центра исследования общественного мнения Пью /Pew/, штаб-квартира которого находится в США. Сотрудники Центра провели очередное изучение общественного мнения в 47 странах мира по вопросу отношения их граждан к политике США. На этот раз результаты удивили даже руководителя Центра Andrew Kohut, который напомнил, что в прошлом 2006 году по итогам аналогичного исследования только 12 процентов турецких граждан поддержали политику США. Это был самый низкий показатель из всех стран, где проводился опрос.

«Мы считали этот процент доверия турецких граждан к американской политике настолько низким, что даже не могли предположить, что он может упасть еще ниже», — заявил Andrew Kohut, комментируя тот факт, что сегодня уже только 9 процентов разделяют действия США на международной арене. Конечно, эти результаты вызывают серьезное беспокойство как в Вашингтоне, так и в Анкаре. Ведь еще в 2000 году этот показатель был равен 52 процентам.

В области российско-турецких отношений в июне центральное место, безусловно, заняли встречи и переговоры на высшем уровне в Стамбуле, которые состоялись в рамках работы юбилейного саммита Организации Черноморское экономическое сотрудничество /ОЧЭС/. Около пятисот политических обозревателей и представителей ведущих мировых СМИ, освещавших черноморский саммит, были едины во мнении, что именно эти двусторонние встречи Владимира Путина с президентом Турции Ахметом Недждетом Сезером и главой правительства Реджепом Эрдоганом, продолжавшиеся значительно дольше запланированного времени, привлекли наибольшее внимание экспертов.

Повышенный интерес связан с тем, что в последние годы именно Россия и Турция являются локомотивами в сложном процессе налаживания и расширения взаимодействия в Черноморском регионе. При этом, такая роль двух евразийских государств просматривается не только в их сотрудничестве в ОЧЭС, но и в рамках военно-морской группы БЛЭКСИФОР и турецкой инициативы Черноморская гармония. Кроме этого, обе стороны проводят регулярные консультации в ходе заседаний совместной Рабочей группы, которые проходят поочередно два раза в год в Москве и Анкаре на уровне заместителей министров иностранных дел двух стран. На консультациях рассматривается широкий круг вопросов российско-турецкого взаимодействия на региональном уровне, в т.ч. и на Черном море. То есть, сотрудничество Москвы и Анкары в Черноморском регионе поставлено сегодня на прочную договорно-правовую основу и осуществляется по всем направлениям: политическому, торгово-экономическому и военному.

Причиной интереса к российско-турецким переговорам на высшем уровне в Стамбуле был и тот факт, что В.В. Путин прилетел в Стамбул сразу же после подписания Меморандума между российской компанией Газпром и итальянским концерном ENI о реализации проекта транспортировки российского газа в Европу «Южный поток». Сырьевой базой «Южного потока» является газ из газотранспортной системы России, а ресурсной базой — российский газ из Центральной Азии и Казахстана. Это именно тот газ, которым Турция и ЕС планировали, в частности, заполнять трубопровод проекта Nabucco.

Кроме того, «Южный поток» не предусматривает использование транзитных возможностей Турции. Источник в министерстве энергетики Турции в связи с этим, комментируя для агентства Reuters новые договоренности России, достигнутые с Туркменией и Казахстаном о строительстве Прикаспийского трубопровода и с Италией о реализации проекта «Южный поток» высказался с неприкрытой обидой: «Газовые и нефтяные проекты, предложенные Россией с начала этого года, наносят ущерб проектам с участием Турции».

Исходя из этого, ряд политологов уже в ходе работы стамбульского саммита поспешили заявить о том, что планы Турции стать основным транзитным узлом для энергопоставок из стран Каспийского региона и Центральной Азии в Европу рушатся. Они констатировали, что нефтепровод Бургас-Александрополис лишает Турцию значительных экономических и, что гораздо важнее, политических дивидендов, а проект «Южный поток», к которому в рамках работы форума ОЧЭС в Стамбуле присоединилась и Греция, становится могильником планов Азербайджана и Турции по участию в Nabucco. Более того, появились, к сожалению, и более радикальные высказывания и прогнозы об обострении соперничества Москвы и Анкары в Черноморском регионе.

Эксперты Института Ближнего Востока не согласились с такими поспешными и радикальными выводами. Опровергли такой прогноз и стамбульские российско-турецкие переговоры на высшем уровне. Стороны по их итогам подчеркнули удовлетворенность достигнутым уровнем политического диалога и торгово-экономических отношений, подтвердили намерение и далее углублять сотрудничество во всех областях, включая энергетику, а также продолжать активное взаимодействие в реализации региональных проектов. А это значит, сделали осторожный вывод турецкие обозреватели, что все российско-турецкие договоренности в сфере энергетики, в т.ч. и вторая ветка газопровода «Голубой поток», остаются в силе.

Последующее развитие событий подтвердило этот вывод и правильность оценки ситуации экспертами института. Мировые потребности в «голубом топливе» растут высокими темпами. Для их удовлетворения потребуется целый ряд новых трубопроводов. Их нынешнее число явно не отвечает растущим потребностям стран-потребителей газа. А потому, процесс диверсификации надежных маршрутов транспортировки энергоресурсов будет в ближайшей перспективе активно продолжаться. Таким образом, и проект Nabucco, и проект нефтепровода Самсун – Джейхан /оба без участия России – прим. автора/, а также Прикаспийский проект и «Южный поток» имеют право на существование и реализацию. Здесь важны чисто экономические показатели: затраты и прибыль, срок окупаемости и эксплуатации, наличие долгосрочного источника энергосырья и т.д., т.е. КПД того или иного энергетического объекта.

Понимание именно такой позиции 28 июня с.г. в Анкаре продемонстрировал министр энергетики и природных ресурсов Турции Х. Гюлер. Он провел совещание, в котором приняли участие высокопоставленные эксперты заинтересованных ведомств, а также девять послов Турции в республиках Южного Кавказа и Средней Азии, а также в России. По окончанию совещания турецкий министр заявил, что маршруты прокладки новых трубопроводов диктуют условия рынка и Анкара это понимает. «У Турции прекрасные отношения с Россией и они будут и далее развиваться. Мы осуществляем ряд важных совместных проектов в сфере энергетики и их реализация будет продолжена». А спустя двое суток было обнародовано заявление руководства Газпрома, в котором отмечалось, что российская компания не исключает своего присоединения и к проекту Nabucco, а также подчеркивалась важность работы по прокладке второй ветки «Голубого потока» с целью решения вопроса транспортировки российского газа на израильском направлении.

Заметным событием в области российско-турецких научных связей стал официальный визит представительной делегации Московского государственного университета /МГУ/ по приглашению турецких коллег из Средиземноморского государственного университета /СГУ/ Турции. Российскую делегацию возглавлял директор Института стран Азии и Африки (ИСАА) при Московском государственном университете им. М.В.Ломоносова профессор Михаил Мейер.

В СГУ уделяют особое внимание изучению русского языка и литературы, истории России. ИСАА же в свою очередь известен прекрасной российской школой изучения тюркологии. Ректор СГУ профессор Мустафа Акайдын в беседе с представителями Генерального консульства РФ в Анталье высказал заинтересованность в установлении контактов с российским вузом. Руководство ИСАА поддержало турецких коллег и ученые двух вузов в результате кропотливой работы подготовили Протокол о сотрудничестве между университетами, который был подписан в торжественной обстановке в Анталье в ходе визита российской делегации.

Документ предусматривает студенческий и профессорско-преподавательский обмен в рамках учебного года, одного семестра или летних языковых курсов, учебные стажировки, обучение магистров и аспирантов, защиту диссертаций и получение дипломов сразу двух университетов, организацию международных и двусторонних научных конференций, симпозиумов, участие в круглых столах, культурных и спортивных мероприятиях, совместное издание книг, учебников, студенческих пособий.

По мнению главы российской делегации профессора М. Мейера, это важный шаг в развитии гуманитарных контактов между Россией и Турцией, а также с точки зрения распространения сотрудничества между МГУ и провинциальными учебными заведениями Турции. Российский ученый выразил удовлетворенность тем, что первым партнером МГУ в этом плане стал университет Антальи – города, который становится сегодня одним из центров российско-турецкого сотрудничества в целом. В свою очередь в заявлении для представителей СМИ ректор СГУ профессор Мустафа Акайдын отметил большую значимость установления научных связей Средиземноморского университета с ведущим университетом России с точки зрения развития русистики в Турции и тюркологии в России. Он также сообщил, что ученый совет СГУ принял решение присвоить почетное звание доктора наук Президенту Российской Федерации В.В. Путину.

52.75MB | MySQL:101 | 0,346sec