Иранские политики и эксперты о возможности проведения переговоров между ИРИ и США

25 августа мировые СМИ распространили информацию о том, что министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф присутствовал на встрече G7 в Биаррице (Франция), где обсуждались возможности проведения переговоров между президентами ИРИ и США по иранской ядерной проблеме. При этом на начальном этапе при обсуждении этих возможных переговоров проявлялся избыточный, как потом оказалось, оптимизм.

Из Биаррица министр иностранных дел ИРИ направился в тур по азиатским странам, являющимся крупными покупателями иранской нефти: в Китай, Японию, Малайзию. По дороге в Пекин М.Д.Зариф записал в своем Твиттере: «Усилия иранской дипломатии по поиску вовлечения и решения проблемы продолжаются. Дорога впереди трудная, но она того стоит». Министр иностранных дел КНР Ван И провел по этому вопросу телефонные переговоры с советником президента Франции Э.Макрона по внешней политике Эммануэлем Бонне. Стороны отметили необходимость совместных усилий по спасению иранской ядерной сделки.

Как сообщают иранские и зарубежные СМИ, главным вопросом, который обсуждался в Биаррице, была предполагаемая встреча между президентом США Дональдом Трампом и президентом Ирана Хасаном Роухани и проведение между ними прямых переговоров по спорным вопросам.  Судя по первым откликам, можно было предположить, что Хасан Роухани открыт идее о переговорах с Д.Трампом. 26 августа президент Ирана заявил: «Я думаю, что мы должны использовать любую возможность для защиты национальных интересов нашей страны.  Если я приду к выводу, что эта встреча решит проблемы нашего народа, я не буду колебаться». Однако уже 28 августа советник президента Ирана по внешней политике Махмуд Ваэзи внес коррективы в заявление президента. По его мнению, двусторонняя встреча с американцами ничего не решит и делегации США необходимо вернуться к формату переговоров 5+1 для обсуждения СВПД. Таким образом, Ваэзи не отверг идею встречи Роухани с Трампом, но заявил о том, что она обязательно должна быть дополнена переговорами с тремя европейскими государствами, Россией и Китаем. Это обусловлено тем, что в Тегеране считают Трампа психически неуравновешенным политиком, не имеющим четкой политической стратегии и окруженным такими антиирански настроенными ястребами как помощник президента по национальной безопасности Джон Болтон.  Исходя из этого, любые договоренности с Трампом надо подкреплять международными гарантиями.

В то же время через несколько дней позиция Тегерана еще больше ужесточилась. Ее озвучил заместитель министра иностранных дел ИРИ Сайед Аббас Аракчи, который  отверг возможность переговоров с США до тех пор, пока американские санкции, наложенные администрацией США в 2018 году, остаются в силе. Он отметил: «Мы только разговариваем с европейцами по 11 требованиям, касающимся СВПД, но не собираемся вести переговоры с США». Аракчи подчеркнул, что ни одна страна не будет начинать переговоры, находясь под максимальным давлением, так как проведение переговоров в таком состоянии означает подчинение. К словам Аббаса Аракчи стоит прислушаться, так как он был одним из основных переговорщиков при подписании СВПД в 2015 году. Одновременно начальник Генштаба вооруженных сил ИРИ генерал Мохаммад Хосейн Багери в очередной раз напомнил, что только силы сдерживания Ирана предотвратили начало широкомасштабной войны США против этой страны.

Блиц-визит министра иностранных дел ИРИ М.Д.Зарифа  в Биарриц и неожиданное предложение президента США Дональда Трампа о проведении прямых переговоров с Хасаном Роухани не могли пройти мимо внимания иранских аналитиков. Все они сходятся в том, что приглашение Зарифу посетить G7 и посредничество между Ираном и США является инициативой президента Франции Э.Макрона, все более позиционирующего себя в качестве влиятельного международного игрока и неформального лидера Евросоюза. Однако они расходятся в оценке того, насколько выгодным для Ирана является данное европейское посредничество. По мнению Саида Мусави Хальхали, Трамп убедился в том, что политика возрастающего давления на Иран не дала результатов, и решил несколько отступить от своих первоначальных требований. При этом он решил предоставить определенные гарантии европейским государствам, заинтересованным в восстановлении отношений с Ираном. Так, президент Макрон выдвинул предложение о возрождении в случае начала переговоров изъятий из санкций, которые позволят закупать иранскую нефть Китаю, Японии, Южной Корее и ряду европейских государств (Франции, Италии, Испании, Греции). Он также предложил выделить банковскую линию для осуществления транзакций с Ираном через механизм INSTEX в размере 15 млрд долларов.

Усилия Трампа по достижению договоренностей с Ираном начались после того, как ПВО КСИР удалось сбить американский БПЛА. Трамп поддержал посреднические усилия премьер-министра Японии Синдзо Абэ, посетившего Тегеран в июне с.г. В связи с тем, что инициатива Абэ не увенчалась успехом, инициатива такого посредничества перешла к президенту Франции Макрону.  Еще одну причину активизации французской политики на иранском направлении автор видит в том, что Иран, проявив твердость, отказался от исполнения части своих обязательств по выполнению СВПД. Этот факт, безусловно, обеспокоил участников группы 5+1. Саид Мусави Хальхали не питает иллюзий по поводу того, что данная инициатива мгновенно даст хорошие результаты, но в целом оценивает ее позитивно (1).

Более пессимистично оценивает перспективы предложения Макрона бывший иранский дипломат, эксперт по международным отношениям Феридун Маджлиси в статье «Цель французской инициативы – отступление Ирана от своих позиций без смягчения американских санкций». Иранский дипломат выделяет два пункта относительно французских дипломатических усилий. Во-первых, по его мнению, инициатива Парижа о посредничестве в иранском ядерном кризисе не могла быть предпринята Макроном без согласования с президентом США Трампом. Во-вторых, Евросоюз был явным бенефициаром иранской ядерной сделки и европейская дипломатия после выхода США из договора предпринимала усилия по его сохранению. Большим фактором беспокойства для ЕС является и отказ Ирана от выполнения части своих обязательств по договору, оглашенный в начале июля с.г. В то же время автор не видит каких-либо принципиальных расхождений между позициями  Парижа и Вашингтона. Исходя из этого, он считает инициативу Макрона отражением намерения сохранить систему американских санкций одновременно с сохранением СВПД.

В то же время иранский эксперт указывает на то, что сама возможность смягчения позиции Трампа по отношению к Ирану вызвала сильное беспокойство и тревогу в Израиле. Об этом, по его мнению, свидетельствует усиление агрессивных действий Израиля в регионе: налет на административное здание «Хизбаллы» в Ливане, новые бомбардировки военных объектов в Сирии, воздушные удары по лагерям «Аль-Хашед аш-Шааби» в Ираке. По его убеждению, правительство Нетаньяху является главным выгодополучателем от жесткой американской политики по отношению к Ирану и намерено сохранить американо-иранскую конфронтацию любой ценой (2).

С Феридуном Маджлиси солидарен и другой иранский эксперт – профессор Тегеранского университета Мехди Мутаххерния, опубликовавший статью под названием «Дипломатические усилия Макрона – часть выполнения антииранского плана Трампа». По его мнению, французские дипломатические действия надо воспринимать «не как политику независимого игрока, стремящегося к посредничеству между Ираном и США, но как часть паззла по политическому ослаблению Ирана, складываемого командой Трампа». Основной причиной «смягчения» политики США автор считает провал планов Трампа по силовому запугиванию Ирана и по обнулению экспорта иранской нефти. Несмотря на то, что экспорт иранской нефти значительно сократился (с 2,5 млн до 300-500 тысяч баррелей в день), Вашингтону не удалось перекрыть его полностью. Одновременно приглашение иранского президента к прямым переговорам, по мнению автора, является ловким ходом Трампа в преддверии президентских выборов 2020 года. Если его усилия усадить Иран за стол переговоров увенчаются успехом, это можно будет проинтерпретировать как большую дипломатическую победу (3). В то же время автор предостерегает иранское руководство от согласия на такие переговоры с США. По его мнению, «Вашингтон хочет видеть Иран или в качестве стратегического партнера, выполняющего американские планы в регионе или в качестве большой жертвы. Любые прямые переговоры с американцами вне контекста 5+1 сейчас будут подчинением воле США». Американцы в настоящее время не пойдут на серьезный компромисс по таким позициям как снятие ограничений на экспорт иранской нефти, таможенные вопросы, вопросы судоходства, снятие санкций со страховых компаний, то есть всего, что жизненно важно для Ирана. Что касается предложения Макрона о выделении финансового канала в  15 млрд долларов, то он будет обслуживать уже заключенные сделки между ЕС и ИРИ.

 

  1. http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1985770
  2. http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1985854
  3. http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1985820
52.51MB | MySQL:104 | 0,306sec