Израильские эксперты анализируют причины и следствия эскалации напряженности на ливано-израильской границе. Часть 3

Непродолжительная эскалация напряженности, которая имела место на ливано-израильской границе 1 сентября этого года, в Израиле различными экспертами рассматривается с разных сторон. В первой части этой статьи мы привели мнение тех из них, которые считают, что проиранская шиитская организация «Хизбалла» обладает несколькими идентичностями. Их необходимо учитывать при оценке мотивов тех или иных действий руководства организации в лице генерального секретаря Хасана Насраллы. Что касается дальнейшей политики израильского руководства в отношении угроз на северной границе, то будущему правительству придется выбирать один из трех возможных вариантов. Во второй части статьи приведено мнение той части израильских экспертов, которые не видят иного решения проблемы иранского закрепления в Ливане, кроме как нанесения превентивного удара по военным объектам «Хизбаллы» и уничтожения ее ракетного арсенала, вплоть до ликвидации лидера организации – шейха Насраллы – в условиях, когда Вашингтон пообещал в случае столкновения встать на сторону Израиля. В этой части статьи рассматривается точка зрения Гилеля Фриша, профессора факультета политологии и ближневосточных исследований Бар-Иланского университета, который объясняет сдержанные действия «Хизбаллы» наличием объективных причин.

В статье, опубликованной в израильской газете Jerusalem Post, Г.Фриш отмечает, что за атаками израильских ВВС, совершенными в течение последних двух недель в трех направлениях – Сирии, Ираке и, прежде всего, в ливанской Дахии, шиитском пригороде на юге Бейрута, «где штаб-квартира «Хизбаллы» расположена над и под землей», – последовал весьма сдержанный ответ «Хизбаллы». По джипу с израильскими солдатами с ливанской территории было выпущено две ракеты с очевидной целью их убить. Это было сделано в ответ на гибель двух бойцов «Хизбаллы» в результате израильских атак по территории Сирии. Такой сдержанной реакцией, по мнению израильского профессора, был послан четкий сигнал Израилю о том, что генсек организации Хасан Насралла стремится избежать серьезного столкновения с Армией обороны Израиля (ЦАХАЛ), которое может привести к полномасштабной войне[i].

Предположительно, своими действиями в Ливане Израиль пересек «красные линии» «Хизбаллы», преследуя цель уничтожить оборудование, предназначенное для местного производства высокоточных ракет, которые могли бы сделать ключевые объекты стратегической инфраструктуры Израиля – электростанции, авиабазы, морские и воздушные порты – абсолютно уязвимыми. Таким образом, считает профессор, в Ливане Израиль был вынужден сделать то же самое, чем он занимался на протяжении почти двух лет в Сирии.

По мнению Г.Фриша, есть несколько причин, по которым «Хизбалла» проявляет сдержанность, но самая важная из них заключается в демографических проблемах ливанской шиитской организации. Несмотря на претензии «Хизбаллы» быть всеобщим исламским движением сопротивления, в Ливане и за его пределами организация в основном воспринимается как исключительно шиитская. Тогда как ее лидеры и рядовые члены почти никогда в своей риторике не ссылаются в том или ином виде на шиизм и шиитов, но всегда и везде подчеркивается противостояние заклятым панисламским врагам, в первую очередь – Израилю.

Только шиитские организации размещают на своих начальных страницах фотографии аятоллы Хомейни и современного духовного лидера аятоллы Хаменеи, а также дают прямые ссылки на речи, которые они произносят; подробно рассказывают о том, как суннитский режим подавляет шиитов в Бахрейне и Саудовской Аравии; и публикуют статьи, пропагандирующие идеи Хомейни, которые вызывают антагонизм не только среди суннитов, но и среди значительной части шиитов в Иране, Ираке и Ливане.

Как отмечает Г.Фриш, у «Хизбаллы» также были противоречия, часто с применением насилия против суннитской общины, особенно в ливанском Триполи, где руководство организации по предложению сирийского режима с 1984 года встало на сторону небольшой поддерживаемой сирийцами общины алавитов против суннитского большинства. Разрыв между «Хизбаллой» и суннитами увеличивался и стал включать подавление суннитских фундаменталистских организаций на юге страны, а позднее, и основных политических суннитских организаций, кульминацией чего стало убийство суннитского премьер-министра Ливана Рафика Харири в феврале 2005 года. Отметим, что «Хизбалла» не признала причастность своих членов к убийству Р.Харири.

По словам израильского профессора, «Хизбалла» в равной степени находится в напряженных отношениях с большей частью христианской и друзской общин, хотя шиитской организации удалось наладить отношения с маронитом, бывшим генералом Вооруженных сил Ливана и нынешним президентом Ливана Мишелем Ауном и его сторонниками.

Все это означает, что «кадровый резерв» «Хизбаллы» строго ограничен шиитской общиной в Ливане. Но и там не все так гладко. Мало того, что шиитская община относительно небольшая, от миллиона до полутора миллионов человек, она к тому же страдает от быстро падающих темпов рождаемости. По словам Г.Фриша, уровень рождаемости в шиитской общине Ливана очень похож на снижающийся коэффициент рождаемости в Иране, единственной крупной стране с шиитским большинством. За 25 лет падение уровня рождаемости среди шиитов с пяти до шести детей на женщину детородного возраста в 1980-х годах до уровня ниже 2,05 на данном этапе, что необходимо для поддержания существующего количества населения, имеет ряд последствий.

Наиболее важным сдерживающим фактором для «Хизбаллы» является то, что маленькие семьи не хотят жертвовать зачастую единственным сыном. В обществе нормой становятся семьи с двумя детьми. Такая ситуация понятна в Израиле, где каждый год ЦАХАЛ выявляет высшие учебные заведения с самым высоким процентом выпускников мужского пола, которые добровольно зачисляются в боевые части. 5-7 таких вузов являются религиозными и расположены на Западном берегу р. Иордан, а 7-9 из 10 относятся к национально-религиозному сектору. Общим знаменателем этих учебных заведений является то, что новобранцы происходят из более крупных семей, чем из светских школ.

Как пишет Г.Фриш, «Хизбалла» проливала кровь шиитов последние 37 лет. Небольшой перерыв в кровопролитии, в течение пяти лет,  имел место между Второй ливанской войной в 2006 году и началом гражданской войны в Сирии в 2011 году. На данном этапе руководству организации становится все труднее поддерживать стремление людей идти на любые жертвы. Достаточно взглянуть на то, с каким трудом Иран пытается заставить неиранских шиитов участвовать в его военных операциях после того, как сотни тысяч погибли в его затянувшейся войне с Ираком более 30 лет назад, демонстрирует этот простой факт. Для многих израильтян такая ситуация знакома по 1973 году (война Судного дня между Израилем и коалицией арабских государств, когда погибло не менее 3000 израильских военных).

По мнению израильского профессора, «Хизбалла» сталкивается с аналогичной проблемой и вряд ли организации удастся с ней справится. Снижение рождаемости является результатом урбанизации. Большинство ливанских шиитов живут в многоэтажных многоквартирных домах в Дахии, в отличие от небольших деревень и городов, где они жили в прошлом. В наши дни они приезжают туда лишь в день выборов, «чтобы проголосовать в поддержку организации».

Проживая в городе, дети больше не могут помогать своим семьям на ферме. Они становятся потребителями, а не производителями. Родители хотят, чтобы они были образованными, профессионалами в своем деле, и многие хотят видеть их счастливыми в Канаде и Австралии, а не в войнах Ирана в Сирии, Ираке и в Йемене.

Генеральный секретарь «Хизбаллы» Хасан Насралла также знает, что сокращение внутренних ресурсов станет проблемой и на внутреннем фронте. Соотношение между суннитами и шиитами меняется в пользу первых, поскольку сотни тысяч сирийских суннитов нашли убежище в Ливане. По сути, алавитский режим экспортировал свою проблему в Ливан, а точнее в шиитские районы на восточной границе Ливана.

Таким образом, считает Г.Фриш, «Хизбалла» не только заплатила кровью, чтобы поддержать сирийский режим, но и благодаря этой поддержке ей грозит более неопределенное будущее в самом Ливане, в политической системе этой страны. При таких обстоятельствах, несмотря на агрессивную и многообещающую риторику, относительно сдержанный удар «Хизбаллы» по солдатам ЦАХАЛ на израильской территории следует рассматривать в качестве разумной реакции на действия Израиля в Ливане и Сирии накануне.

[i] HEZBOLLAH’S DEMOGRAPHIC PROBLEM EXPLAINS ITS RESTRAINT // Jerusalem Post. 04.09.2019 — https://www.jpost.com/Opinion/Hezbollahs-demographic-problem-explains-its-restraint-600568

52.81MB | MySQL:107 | 0,659sec