О реальной военно-политической ситуации в Ливии

Формирования Правительства национального согласия (ПНС премьера Фаиза Сараджа) Ливии потеряли за минувшие три дня в боях на подступах к Триполи более 200 человек убитыми. Об этом, как передает во вторник 10 сентября новостной портал «Эфригейтньюс», говорится в заявлении пресс-службы оперативного штаба операции «Достоинство», проводимой силами под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара. «В течение трех последних дней более 200 боевиков группировок ПНС были убиты как в результате авиаударов, так и прямых боестолкновений на земле на разных направлениях, — отмечается в коммюнике. — Вдвое больше было ранено». В нем также указывается, что самые серьезные потери отряды триполийского кабмина понесли в районе населенного пункта Эс-Сбиа, находящегося в 10 км от нефункционирующего долгое время международного аэропорта столицы. Ожесточенные стычки в окрестностях главного города страны, в которых с обеих сторон применяется боевая авиация, в том числе беспилотники, не стихают уже несколько дней. С начала недели, как сообщали в ЛНА, в воздушных рейдах было уничтожено несколько командных пунктов, техника и склады с оружием противника. В настоящее время армейские подразделения готовятся к штурму города Тархуна (60 км к юго-востоку от столицы). Между тем представители отрядов ПНС также заявляют об успешных контратаках на позиции хафтаровцев и больших потерях в их рядах.
В реальности же ситуация складывается сейчас следующим образом. Силы ПНС Ф.Сараджа сумели расширить свой контроль над рядом территорий в районе Эс-Сбиа на юге Триполи после проведения наступления 7 сентября. Несмотря на большие потери со стороны сил ПНС (речь конечно о 200 погибших не идет, эту цифру минимум надо уменьшит вдвое), атака показала хрупкость обороны и боевого потенциала Ливийской национальной армией Халифы Хафтара (ЛНА). Согласно ряду источников, ЛНА сталкивается со все более усугубляющимся дефицитом живой силы. Шестьсот полицейских, работающих под руководством Министерства внутренних дел Бенгази, были срочно мобилизованы для пополнения рядов ЛНА под Триполи 10 сентября с целью остановить наступление отрядов ПНС, в то время как некоторые восточные ливийские племена все еще отказываются принимать участие в военных действиях. На этом фоне 9-й бригада ЛНА вступила в бой с мощным «Ополчением Рады» Абдеррауфа Кара в Айн-Заре. По данным источников, близких к ЛНА, на «Ополчение Рады» также обрушилась серия ударов ВВС Хафтара, которые до сих пор являются его главным козырем в этом конфликте. Таким образом, надо констатировать, что долгий нейтралитет , который держал А.Кара по отношению с сражающимся сторонам, нарушен, и он перешел на сторону Ф.Сараджа.
На этом фоне ситуация в южном районе страны Феццане также складывается пока для сил ЛНА не вполне оптимистично. По ряду данных, Объединенные Арабские Эмираты с начала июля пытаются вести переговоры между племенами тубу и ахали на юге Ливии. Для этого эмиратовцы активно обрабатывают одного из главных полевых командиров тубу, депутата от Мурзука в Палате представителей в Тобруке Тобу Мухаммеда Адама Лино. Напомним, что несколько тысяч членов общины ахали, которая, как считается, поддерживает Халифу Хафтара, бежали из Мурзука 20 августа, опасаясь репрессий со стороны тубу. Отношения между ними резко обострились после нападений на город со стороны отрядов ЛНА 4 августа, в результате которых погибли 43 тубу. Тобу Мухаммед Адам Лино, посетивший ОАЭ 4 сентября, провел переговоры с руководством эмиратских спецслужб на предмет поиска точек соприкосновения между тубу и ЛНА. Если совсем просто, то ему обещаны приличные финансовые средства в случае готовности тубу урегулировать этот конфликт и допустить возвращение ахали в Мурзук. Но пока договоренность окончательно не достигнута. Напряженность в регионе Феццан мешает Хафтару установить там долгосрочное присутствие, особенно с учетом того, что практически все его войска сосредоточены на взятии Триполи.
В этой связи эксперты отмечают, что дефицит сил и средств остаются главной проблемой для ЛНА, что становится все более заметно. ЛНА Хафтара изначально включали в себя племенных ополченцев, суданских наемников и, что более важно, салафитов, следующих за саудовским проповедником Раби аль-Мадхали. В данном случае активно работает саудовская разведка. Пока эти несветские силы сражаются против лагерей «Братьев-мусульман» в Триполи, КСА, ОАЭ и АРЕ демонстрируют общее единство подхода в рамках поддержки Тобрука. Однако между Саудовской Аравией с одной стороны, и ОАЭ и АРЕ остается небольшое различие в плане тактики. В то время как Эр-Рияд предпочитает не участвовать в прямых военных действиях и ограничивается финансовой поддержкой Хафтара, чтобы последний мог пополнить живую силу ЛНА, ОАЭ и Египет предпочитают более практический подход. Хотя новое саудовское руководство вполне может со временем изменить свою политику в отношении Ливии, важно отметить, что оно унаследовало эту позицию «невмешательства» от покойного  короля Абдаллы, поскольку последний отказался участвовать в «любом кровопролитии» внутри «суннитской уммы», тем самым сознательно предоставив ОАЭ право играть «первым номером». И эта позиция Эр-Рияда пока неизменна. В настоящее время можно сказать, что самый важный вклад Саудовской Аравии в военные усилия ЛНА связан именно с разведкой, поскольку ее возможности на порядок выше, чем аналогичные возможности любого из европейских государств. При этом основной упор в работе саудовцев делается именно на привлечение на сторону Хафтара членов течения мадхалистов.
Египетские военные исповедуют тактику конкретных действий в рамках своей поддержки ЛНА. Например, ВВС Египта быстро отреагировали в феврале 2015 года, когда «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) убило десятки египетским граждан, нанеся ответный удар не только по радикальным исламистам, но и по другим исламистским группировкам, противостоящим ЛНА. То же самое справедливо и к позиции ОАЭ. Группа экспертов ООН неоднократно проводила расследования в отношении ОАЭ в связи с нарушением эмбарго на поставки оружия и предоставлением ЛНА материально-технической поддержки путем закупки вертолетов, бронетехники, реактивных истребителей и беспилотных летательных аппаратов. Большая часть этой военной техники поступила от третьих стран, таких как Иордания или Беларусь, на основании чего ООНовские чиновники сделали косвенные выводы об участии Москвы в этом процессе. Как и Катар, ОАЭ также стремились повлиять на информационную составляющую этого конфликта, создав два «ливийских телеканала», работающих из Аммана, что должно было подчеркнуть их нейтральность. При этом ОАЭ и Египет также непосредственно участвовали в боевых действиях посредством авиаударов и проведением специальных операций, что особенно явственно проявилось во время операции против исламистов в Дерне. В отличие от Катара, который ограничивается сейчас лишь поставками оружия через Тунис или Мисурату, ОАЭ смогли обеспечить нынешний уровень воздушной поддержки сил Хафтара прежде всего за счет строительство двух баз ВВС на востоке Ливии: Эль-Харуба и Эль-Хадем. Ряд источников при этом утверждают, что большая часть этих операций, в том числе и обеспечение подкупа местных ливийских племен в рамках апрельского наступления на юге Ливии, а затем на Триполи, фактически финансировалась за счет ливийских замороженных активов в тех же банках ОАЭ.
В этой связи очевидно, что коммерческие интересы также определяют роль Абу-Даби в ливийском конфликте. В конце правления М.Каддафи ОАЭ были вторым торговым партнером Ливии, поскольку страна привлекла $ 1 млрд эмиратских инвестиций в 2008 году и экспортировала  на $130 млн в ОАЭ в 2010 году. Логистические, строительные и ИКТ-группы из ОАЭ, такие как Al Ghurair Group, DP World и Etisalat, являются одними из многих компаний ОАЭ, которые видят большие перспективы в ливийском рынке и хотели бы, чтобы страна стабилизировалась и объединилась.
Им в этом противостоят Турция и Катар. Турция сейчас активизировала свою военную поддержку силам ПНС за счет поставок БПЛА и броневиков «Кирпи» с противоминной защитой. Турция и Катар имеют очень конкретные повестки дня при участии в политическом процессе в Ливии. Правящая в Турции Партия справедливости и развития (ПСР) имеет тесные связи с ассоциированными партиями «Братьев — мусульман» в Триполи, такими как Партия справедливости и строительства, Блок верности мученикам или «Рассвет Ливии», Ливийская исламская боевая группа (ЛИБГ). Турция стала безопасным убежищем для ливийских членов «Братьев – мусульман»: высшие фигуры из Совета Шуры Бенгази имеют постоянное место жительства в Турции. Там же укрываются и ряд откровенных джихадистов, находящихся в международном розыске, таких как Салах Бади, в отношении которого имеется ордер на арест МУС, и Халид Шериф, заместитель начальника ЛИБГ В этой связи отметим, что Анкара постоянно стремится оказывать этим группировкам как материально-техническую, так и финансовую поддержку, используя свои собственные авиалайнеры Turkish Airlines для отправки оружия в Ливию.
Несмотря на это, значение участия Турции в Ливии не следует преувеличивать. Анкара на сегодня не имеет финансовых или материально-технических возможностей, чтобы серьезным образом через турецких   военных поддержать своих союзников в Ливии. Такая ситуация может измениться только при начале массированного финансирования со стороны Катара, чего пока нет. Турция в основном надеется использовать Ливию в качестве козыря в более широкой геополитической игре: используя свои рычаги влияния на исламистов, получить актуальность и вес в глазах Вашингтона и Брюсселя. Вполне возможно, что Анкара считает, что она сможет вместе с Катаром выиграть в этом ливийском конфликте, прежде всего с точки зрения ухода Хафтара с политической сцены. Именно деятельность последнего в рамках его апрельского наступления привела к массовому исходу турецких предприятий и подрядчиков из Ливии, которые заключили выгодные сделки в последние годы правления Каддафи. В 2011 году Ассоциация турецких подрядчиков подсчитала, что турецкие компании участвовали в 360 проектах по всей Ливии на общую сумму $18 млрд.
Такая позиция Катар и Турции, а также спровоцированное ОАЭ и АРЕ апрельское наступление резко снизило вес в ПНС т.н. «умеренных» сил. Под последними надо полагать прежде всего сторонников диалога и компромисса с Х.Хафтаром. Это объективно ссужает базу поддержки и самого Ф.Сараджа. На встрече с ливийскими политиками из разных лагерей противостояния в Каире в августе, которая была организована разведкой АРЕ, один из советников премьер-министра Ф.Сараджа выразил убеждение, что независимо от того, кто станет победителем в продолжающемся конфликте, Сарадж не останется у власти в Ливии. По его словам, битва за Триполи сильно повлияла на внутреннюю ситуацию в ПНС. Премьер-министр Ф.Саррадж в настоящее время проводит очень сложный балансирующий маневр, чтобы поддерживать единый фронт сопротивления. Ему приходится постоянно убеждать своих членов коалиции из Триполи, что он представляет их интересы, и что он не позволит другим фракциям вытеснить их со своих позиций. Имеются ввиду в первую очередь ополченцы мисуратовских кланов. Но факт остается фактом:. «умеренные» в ПНС все больше отодвигаются на второй план. Самое интересное, что советник упомянул, что «умеренные» в ПНС сейчас не общаются и не разговаривают с министром внутренних дел Фатхи Башагой и редко получают доступ к премьер-министру Фаизу Сарраджу. Он же пояснил, что нынешняя война загнала всех в «режим выживания», почти не оставляя места для логики и разума. «Умеренным» членам ПНС в этой связи особенно трудно действовать, поскольку их аргументы в пользу возвращения за стол переговоров рассматриваются как измена, в результате чего многие из них подвергались остракизму или, в некоторых крайних случаях, открытым угрозам. Этот факт, помимо наличия обиды неназванного советника Сараджа на его дистанцирование от принимаемых решений, тем не менее, является четким индикатором того, что напряженность внутри ПНС чрезвычайно высока, и что перспектива переговоров все еще остается очень отдаленной. При этом премьер-министр Сарадж все больше дистанцируется от фигур, которые привели его к власти и помогли ему ориентироваться в суматохе ливийской политики, что обеспечило его политическое выживание так долго. В то же время он заменяет их группами и отдельными личностями, с которыми когда-то отказывался иметь дело. Отметим в этой связи, что это процесс объективный, и он характерен не только для ПНС, но и для отношений того же Хафтара с Палатой представителей в Тобруке.

52.53MB | MySQL:104 | 0,358sec