О позиции и действиях Вашингтона и Эр-Рияда после удара по нефтяной инфраструктуре Саудовской Аравии

Соединенные Штаты Америки хотят избежать конфликта с Ираном, но считают, что Тегеран, вероятно, несет ответственность за атаки на нефтяные объекты в Саудовской Аравии. Об этом заявил в понедельник 17 января журналистам президент США Дональд Трамп на встрече с наследным принцем Бахрейна Сальманом бен Хамадом бен Исой Аль Халифой. «Мы рассматриваем это в данный момент, — сказал он, отвечая на вопрос, считают ли США Иран виновным за атаки. — Как только мы узнаем [точно], дадим вам знать». «США не хотят ни с кем войны. У нас лучшее оружие в мире, мы потратили за последнее время 1,5 трлн долларов, — продолжил Трамп. — У нас лучшее оборудование, ракеты, истребители. <…> Ни с кем не хотим войны, но мы лучше подготовлены. Однако, как я сказал, мы хотим избежать этого».  На вопрос, какие военные варианты рассматриваются, глава Белого дома ответил: «Вариантов много, но я смотрю сейчас не на них. Мы хотим определить, кто это [нанес удары по саудовским объектам] сделал». «Мы говорим с Саудовской Аравией, другими соседями (странами региона — прим. ТАСС). Посмотрим, что произойдет, вы получите детали в ближайшем будущем», — добавил он. При этом глава Белого дома отметил, что в гипотетической военной операции против Ирана должна будет принимать активное участие и Саудовская Аравия. «Они тоже должны активно участвовать в игре. Вы знаете, что они готовы это сделать. Мне кажется, все знают, что они готовы это сделать», — сказал про саудовцев американский лидер. Он заверил, что США будут активно обсуждать складывающуюся ситуацию с Европой, Саудовской Аравией, ОАЭ и «многими соседними» странами, с которыми Вашингтон поддерживает близкие отношения. «Мы говорим с Европой. Множеством стран, будь то Франция, Германия. Говорим со многими, определяя, что они думают [по поводу атаки на НПЗ Саудовской Аравии]», — заявил Трамп. Репортеры поинтересовались, обещал ли Трамп защиту Саудовской Аравии в свете нынешней вылазки. «Нет, не обещал», — ответил Трамп. По его словам, Саудовская Аравия «очень сильно» хочет, чтобы США встали на ее защиту. «Однако я говорю: это была атака на Саудовскую Аравию, а не на нас (США — прим. ТАСС). Тем не менее мы им, разумеется, помогли бы. Они являются замечательными союзниками», — сказал президент. «Теперь на них совершено нападение, и мы с ними что-то [в связи с этим] выработаем. Но они понимают, что я не стремлюсь ввязаться в новый конфликт. Хотя иногда и приходится это делать», — отметил Трамп. Госсекретарь США Майкл Помпео обвинил в причастности к атакам на нефтяные объекты Саудовской Аравии власти Ирана. Как сообщила газета «Вашингтон пост», американская администрация обсуждает возможность серьезного военного ответа на атаку на нефтяные объекты Саудовской Аравии. В этой связи надо уточнить несколько моментов. 1. Высказывания американского президента дает четкое представление о том, что США ввязываться в серьезный конфликт не планируют. Помимо личной позиции американского президента существует еще и позиция Пентагона. Министерство обороны США выступает за сдержанный ответ на нападения на предприятия саудовской нефтяной компании Saudi Aramco («Сауди Арамко»). Об этом 17 сентября сообщила газета «Вашингтон пост» со ссылкой на свои источники в военном ведомстве. По их сведениям, в понедельник на встрече с президентом США Дональдом Трампом в Белом доме министр обороны Марк Эспер рекомендовал дать сдержанный ответ на нападение, возражая против потенциально дорогостоящего конфликта с Ираном. Ранее госсекретарь Майкл Помпео обвинил Тегеран в причастности к атакам на нефтяные объекты Саудовской Аравии. Представители Пентагона, отмечает издание, призывают к осторожности и стремятся ослабить напряженность, которая, по их мнению, может подтолкнуть Соединенные Штаты к «возможному кровавому конфликту с Ираном». В Минобороны считают, что военный ответ Вашингтона не будет пропорциональным в связи с тем, что при нападении американские военнослужащие не пострадали, а собственности США не был причинен ущерб. Кроме того, как полагают в ведомстве, для обоснования возможного военного ответа Белому дому придется найти правовую базу. Представители Пентагона также указали на опасность, которой могут подвергнуться около 70 тысяч военнослужащих, подчиняющихся Центральному командованию Вооруженных сил США, в зону чьей оперативной ответственности входят прежде всего Ближний Восток и Северная Африка. Пентагон, отмечает «Вашингтон пост», может предложить в качестве более сдержанных мер увеличение воинского контингента в регионе. То есть, надо констатировать, что наши предварительные прогнозы на эту тему пока полностью оправдываются. Как с точки зрения мотивировки самого Вашингтона, так и с точки зрения переваливания всей ответственности собственно на сам Эр-Рияд: саудовцы должны самостоятельно принять решение о виновных и ответных мерах. При этом даже при этом условии не факт, что американцы будут в них участвовать.

  1. Интересно, а какие имеют аргументы США, которые указывают на то, что за этой атакой стоят не взявшие на себя ответственность йеменские хоуситы. В этой связи важны выводы аналитиков Пентагона. По их первым данным, нападения 14 сентября, по-видимому, были проведены с использованием крылатых ракет и беспилотных летательных аппаратов, и были нацелены на объекты по переработке нефти в Абкаике и Хураисе. Хотя йеменские повстанцы-хоуситы быстро взяли на себя ответственность, американские военные приходят к выводу о том, что нападения не исходили из Йемена и проводились с иранской помощью. Детали, опубликованные после нападений, похоже, подтверждают это вывод, по крайней мере, в части того, что ракеты и дроны были запущены из-за пределов Йемена. Такой вывод делается из географического расположения атакованных объектов, сосредоточенности саудовской ПВО на Йемене, углах атаки, сообщениях о пролете ракет над Кувейтом и обломках, извлеченных из неисправной крылатой ракеты. Все эти обстоятельства приводят американцев к выводам о том, что, вполне вероятно, эти удары были нанесены с иракской или иранской территории — или с обеих сторон. Также возможно, что некоторые из дронов могли быть запущены с моря. Несмотря на это, вектор атаки плюс эти детали указывают на причастность к этим атакам Ирана или его прокси-групп в Ираке. В мае с.г. американские официальные лица пришли к выводу, что нападения на саудовские насосные станции произошло именно из Ирака. Хотя этот инцидент не принес такие последствия, как на этот раз, но сам факт привел Пентагон к выводу о том, что Ирак может быть использован в качестве плацдарма для нападений на саудовскую нефтяную инфраструктуру.

 

В этой связи отметим, что тогда американцы вышли из положения довольно оригинальным образом: они фактически стимулировали Израиль на удар по разведанным ими целям в Ираке, при этом обеспечивая им проход через иракское воздушное пространство. Таким образом, американцы минимизировали риск ответных мер против своих войск в Ираке и вероятность осложнения двусторонних отношений с Багдадом. На этот раз так сделать не получится, отсюда и призывы к Эр-Рияду самому наносить ответные удары при полной технической поддержке со стороны американских военных. Это и есть симметричный военный ответ. Саудовцы пока явно пребывают в нерешительности. Второй вариант — очередное задействование Израиля, но для этого надо убедить КСА пропустить самолеты израильских ВВС через свою территорию. Этот вопрос сейчас обсуждается по линии Пентагона. США вместе с партнерами работают для защиты от действий Ирана, подрывающих, по мнению Вашингтона, международный порядок. Об этом заявил в понедельник министр обороны США Марк Экспер. «В эти выходные я обсудил с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом Аль Саудом и министром обороны Ирака Наджахом аш-Шамари атаки на нефтяные объекты в Саудовской Аравии. Только что вернулся из Белого дома, где [докладывали] о ситуации, — написал Эспер в «Твиттере» 17 сентября — Военные США вместе с другими ведомствами работают с нашими партнерами, чтобы [ответить] на эту беспрецедентную атаку и защитить международный порядок, подорванный Ираном».
Если это действительно был Иран, который непосредственно атаковал цели в Саудовской Аравии, то это означает эскалацию его усилий по поддержанию и укреплению своего политического и военного положения на Ближнем Востоке и в Персидском заливе. Иран таким образом продолжает демонстрировать, что он готов агрессивно действовать в рамках попыток разрыва нынешний цикл санкций в отношении экспорта своей нефти и иного экономического давления. Теоретически, шансы на то, что Соединенные Штаты или их союзники нанесут ответный военный удар по связанным с Ираном целям, если не по самому Ирану, значительно возросли. Иранцы, несомненно, понимают, что подобные атаки могут спровоцировать США на военный ответ, но они явно готовы принять этот риск и рассчитывают при этом на то, что Трамп не захочет рисковать серьезным и очень разрушительным военным конфликтом в преддверии президентских выборов в США в 2020 году. Наряду с этими нападениями иранцы также стремятся вести параллельные переговоры, в основном через европейцев, чтобы предложить альтернативный путь к деэскалации, который могли бы принять США. Однако нападение такого масштаба резко уменьшает вероятность того, что Соединенные Штаты смогут провести значимые переговоры с Ираном в краткосрочной перспективе. Белый дом уже занял в целом жесткую позицию в отношении Ирана, и Соединенные Штаты не захотят отступать от этой позиции после этого крупного нападения. То есть, демонстрировать слабость, позволяя Ирану диктовать свои условия: слишком мягкий ответ создаст прецедент, который может побудить другие государства, прежде всего Северную Корею или афганских талибов при поддержке Исламабада, действовать провокационно. Кроме того, Соединенные Штаты жизненно заинтересованы в сохранении свободного потока торговли и энергетических ресурсов.
Каковы следующие шаги США? По оценке американских экспертов, Соединенные Штаты сейчас стоят перед трудным решением: атака такого масштаба на критическую саудовскую нефтяную инфраструктуру требует военного ответа для установления сдерживания. Но до сих пор Трамп не желал предпринимать действия, которые могли бы привести к эскалации военных обязательств США на Ближнем Востоке, поскольку Вашингтон стремится перенести свое внимание и ресурсы на западную часть Тихого океана и Европу. Поэтому Соединенные Штаты, скорее всего, будут стремиться к принятию ответных мер совместно с местными союзниками, делая дополнительный акцент на реакции Эр-Рияда и Абу-Даби. При этом нежелание Саудовской Аравии ввязываться в крупный конфликт уже очевидно. Саудовская Аравия и американская разведка до сих пор согласны с тем, что крылатые ракеты были использованы в атаке, но Саудовская Аравия перестала соглашаться с оценкой США, что Иран предоставил плацдарм для атаки. Осторожный ответ Эр-Рияда отражает общий курс Саудовской Аравии в рамках минимизации риска и ее желание избежать возникновения крупного конфликта в Персидском заливе. Если бы атака пришла из Йемена, Эр-Рияд столкнулся бы с более легким, хотя и все еще дорогостоящим выбором своих действий. Этот курс не потребует стратегической перестройки, поскольку саудовцы уже активно участвуют в йеменском досье. Но с доказательствами, указывающими на нападение, происходящее из Ирака или из Ирана, саудовцы теперь сталкиваются с решением поддержать военный ответ США, рискуя эскалацией конфликта, который в состоянии самым серьезным образом негативно повлиять на экономическое положение королевства: более широкий конфликт ставит Саудовскую Аравию перед явной, вопиющей уязвимостью ее нефтегазовой инфраструктуры.
Тем более, что последнее по времени нападение вывело из строя единственную самую важную часть инфраструктуры нефти и природного газа КСА — Абкайский нефтегазоперерабатывающий комплекс, который перерабатывал 5,7 млн баррелей в день. Важность этого объекта для Саудовской Аравии нельзя недооценивать. Там осуществляется первый шаг для переработки нефти и природного газа путем их разделения и удаления природного газа из необработанной нефти перед отправкой его через процесс стабилизации, который удаляет сероводород — последний шаг процесса перед перемещением нефти на экспортные терминалы. Саудовская Аравия обладает несколькими такими комплексами, но Абкай — крупнейший в мире завод по переработке нефти. Перед атакой 18 стабилизационных башен этого завода обрабатывали большую часть сырой нефти, добываемой на некоторых из наиболее важных нефтяных месторождений Саудовской Аравии, включая сверхгигантские месторождения «Гавар» и «Шейба», которые являются первым и четвертым по величине запасов и добычи. В результате удара были поражены именно эти башни и резервуары для хранения природного газа. Спутниковые фотографии показывают обширные повреждения нескольких башен, которые потребуют обширного ремонта или восстановления — процесс, который может длиться месяцы. В Хураисе, втором по величине нефтяном месторождении Саудовской Аравии и еще одном из объектов, которые пострадали во время атаки, ущерб, по-видимому, был ограничен двумя из пяти газонефтяных сепараторов комплекса. Саудовская Аравия заявила, что она может восстановить объем в около 2 млн баррелей в сутки производства в относительно короткие сроки. В настоящее время неясно, какая часть этого объема будет получена от ввода избыточного оборудования на объекте в оперативном режиме, и сколько времени для ремонта потребуется. Также остается неясным, в какой степени Саудовская Аравия может использовать свои запасные производственные мощности в других местах, чтобы восполнить дефицит. Королевство располагает резервом в размере от 2,2 млн до 2,7 млн баррелей в сутки, который позволит ему восполнить нехватку на мировом рынке, но где находится этот потенциал, не совсем ясно. Ранее в этом году сообщалось, что более половины свободных мощностей Саудовской Аравии находится на суше, главным образом в Гаваре и Хураисе, что предполагает, что значительная их часть может не работать из-за поврежденной в результате недавних нападений инфраструктуры, а это означает, что она будет недоступна для компенсации разрыва в производстве. По состоянию на конец июня Саудовская Аравия хранила около 187,9 млн баррелей, что означает, что она может поддерживать экспортный уровень в течение примерно 71 дня, даже если полная добыча в 5,7 млн баррелей в сутки остается в автономном режиме. Однако не вся сырая нефть одинакова по качеству. Заводы в Хураисе и Абкаике в основном производят Арабскую сверхлегкую и Арабскую легкую сырую нефть, которую легче перерабатывать на нефтеперерабатывающих заводах, но в целом она дороже, чем более тяжелая Арабская средняя и Арабскую тяжелая нефть. В этой связи важен вопрос договоренности саудовцев со своими азиатскими партерами по вопросу их готовности покупать нефть более низкого качества со скидкой.
Но в конечном счете, первоначальные последствия дефицита производства нефти в Саудовской Аравии могут быть немного более умеренными в глобальном масштабе, чем ожидалось. Коммерческие запасы нефти составляют 2,931 трлн баррелей, что близко к нормальному среднему показателю за пять лет. В Соединенных Штатах коммерческие запасы сырой нефти составляют 416,1 млн баррелей, что также близко к пятилетней норме. Помимо коммерческих запасов, большинство крупных потребителей нефти могут также использовать крупные стратегические запасы нефти. Соединенные Штаты, например, имеют в своем резерве 645 млн баррелей, и Международное энергетическое агентство могло бы организовать глобальный вывод нефти из стратегических запасов, если возникнет такая необходимость. Но есть опасения по поводу качества и расположения мировых запасов этой сырой нефти. Например, доставка легкой нефти, которая составляет основную часть стратегического резерва США, на рынки займет недели. В сухом остатке надо констатировать, что на мировом рынке имеется достаточно нефти, чтобы компенсировать падение добычи Саудовской Аравии в течение нескольких месяцев, однако Эр-Рияд не сможет продолжать компенсировать разницу, если ремонт в Абкаике займет много времени, или если другие саудовские перерабатывающие предприятия пострадают от аналогичных нападений. Возможно, что более важно для Саудовской Аравии, если цены продолжат расти, это может сломать нынешний альянс ОПЕК+. Россия, Ирак, Алжир, Ангола и ряд других производителей нефти в таких условиях будут менее сговорчивыми по вопросу сохранения уровня своих сокращений добычи в рамках действующего соглашения. Если этот альянс будет разорван, Саудовской Аравии будет очень сложно его реанимировать после того, как ее производство вернется на полную мощность. Атаки уже внести коррективы в планы Саудовской Аравии по запуску первичного публичного размещения акций Saudi Aramco, которое было запланировано еще в ноябре. В свете причиненного ущерба королевство, как сообщается, рассматривает возможность отсрочки предложения. Существует мало шансов, что Саудовская Аравия будет продвигаться вперед с IPO, пока вся ее инфраструктура не будет отремонтирована. Но даже после того, как физический ущерб будет исправлен, ущерб репутации национальной нефтяной компании будет сохранен. Понятно, что инвесторы будут беспокоиться о возможности проведения новых атак. Отсутствие прозрачности в отношении инцидента также может ослабить энтузиазм по поводу размещения акций. После нападения Саудовская Аравия очень медленно реагировала и распространяла информацию; более того, она, по-видимому, установила почти полное отключение внутренних средств массовой информации и не сообщила о масштабах ущерба, нанесенного ее объектам.
Таким образом, сейчас основная задача Эр-Рияда — не война, а стабилизация на рынках нефти и природного газа. При этом, по оценке экспертов, влияние инцидента на мировые нефтяные рынки будет значительным, но управляемым. После первоначального всплеска почти на 20% 16 сентября цена на нефть марки Brent установилась на отметке около $ 69 за баррель, поднявшись примерно на 14%. Это все еще намного ниже отметки $80, которую цены на нефть достигли всего год назад. Помимо влияния на рынок, эта атака поднимает несколько важных вопросов, касающихся будущего производства на Ближнем Востоке и нефтяной политики Саудовской Аравии. Для Соединенных Штатов этот инцидент стал четким индикатором того, что независимо от того, насколько растет внутреннее производство, они не могут игнорировать влияние Ближнего Востока на поставки энергоносителей. В Соединенных Штатах была некоторая надежда на то, что растущее внутреннее производство изолирует страну от крупных сбоев на Ближнем Востоке, позволяя Вашингтону держать более свободный профиль в регионе. Но после терактов West Texas Intermediate — американский нефтяной бенчмарк-последовал за Brent crude в рамках роста цен. Это подчеркивает факт того, что нефтяные рынки и экономика США остаются уязвимыми от возможной нестабильности на Ближнем Востоке, независимо от уровня экспорта углеводородов из региона.

52.8MB | MySQL:104 | 0,411sec