Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (30 июля — 5 августа 2007 года)

На прошедшей неделе наиболее важные события в регионе были связаны с поездкой на Ближний Восток госсекретаря США К. Райс и главы Пентагона Р. Гейтса, а также с развитием ситуации в Ираке. Посещение региона высокопоставленными представителями американской администрации имело цель в очередной раз попытаться убедить арабских военно-политических партнеров США в необходимости более действенного участия в урегулировании проблем Ирака, подтвердить неизменность поддержки Вашингтоном Израиля и умеренных арабских режимов, обсудить возможность достижения подвижек в палестино-израильском урегулировании и развитие ситуации в Ливане. В Ираке усиливается внутриполитический кризис, обусловленный растущими разногласиями между ведущими политическими силами страны.

К. Райс и Р. Гейтс посетили Саудовскую Аравию и Египет, после чего Райс побывала в Израиле и на палестинских территориях, а Гейтс совершил поездку в Кувейт и ОАЭ. В египетском Шарм-эш-Шейхе американские представители приняли участие в совещании глав внешнеполитических ведомств Египта, Иордании и аравийских монархий (Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман, Саудовская Аравия). Участники встречи призвали поддержать законно избранные правительства Ирака, Ливана и Палестины, выразили «приверженность поиску взаимовыгодного решения израильско-палестинского конфликта на основе резолюций ООН, а также арабской мирной инициативы 2007 г.», высказались за создание Палестинского государства, подчеркнули необходимость поддержки палестинских властей во главе с М. Аббасом, соблюдения достигнутых палестино-израильских договоренностей. Участники встречи заявили о «необходимости соблюдения суверенитета, территориальной целостности, политической независимости и национального единства» Ирака и призвали соседние с Ираком государства «прекратить любое вмешательство в дела этой страны», в т. ч. поставки оружия и подготовку боевиков. Также была выражена поддержка «суверенному и демократическому Ливану и его законному правительству во главе с Ф. ас-Синьорой».

На совещании в Шарм-эш-Шейхе в общей форме получила одобрение инициатива президента США Дж. Буша по созыву осенью 2007 г. международной конференции по Ближнему Востоку. О своем согласии рассмотреть возможность участия в ней заявила Саудовская Аравия. Сирия, первоначально негативно оценившая американскую идею, затем заявила о готовности участвовать в совещании, чего, однако, не очень желают в Вашингтоне. В целом же вопрос о конференции еще полностью не проработан: нет точного списка ее участников, имеются разногласия по повестке дня и др. Так, Эр-Рияд обусловливает свое участие в форуме тем, что на нем вопросы ближневосточного урегулирования должны обсуждаться на основе арабского мирного плана, разработанного саудовцами.

30 июля Вашингтон официально объявил о намерении осуществить массированные военные поставки Израилю, Египту, Саудовской Аравии и другим аравийским монархиям. При этом Египет в течение предстоящих десяти лет получит военную помощь в размере 13 млрд долл., т. е. она останется на нынешнем уровне в 1,3 млрд долл. ежегодно. Израиль должен получить помощь в размере 30 млрд долл., т. е. ее ежегодный объем увеличится на 25 проц — с 2,4 до 3,0 млрд долл. Военные поставки странам Аравии должны составить ок. 20 млрд долл. Причем переговоры с Саудовской Аравией еще ведутся и здесь могут быть изменения и уточнения. По словам К. Райс, «эти меры должны способствовать укреплению умеренных сил (на Ближнем Востоке, — авт.) и расширению поддержки в борьбе с негативным влиянием «Аль-Каиды», «Хизбаллы», Сирии и Ирана», а модернизация египетских и саудовских ВС «должна укрепить готовность партнеров США в борьбе с исламским радикализмом, помочь умеренным региональным лидерам в достижении мира, и обеспечить Ливану свободу и независимость».

Американские планы новых масштабных поставок вооружения и военной техники странам Ближнего Востока вызвали неоднозначную реакцию в регионе. Их осудили Сирия, Иран и Ливан. Многие эксперты считают, что речь идет об упрочении антииранского блока умеренных арабских государств с возможным привлечением к нему в той или иной степени Израиля. Говорится и о замене курса Вашингтона на ускоренную демократизацию Ближнего Востока очередным витком милитаризации.

На минувшей неделе в зону Персидского залива прибыло американское авианосное соединение в составе атомного авианосца «Энтерпрайз», шести ракетных эсминцев и атомной подводной лодки. На борту «Энтерпрайза базируются 70 боевых самолетов — ударных и разведчиков. Группа пробудет в зоне Залива три месяца. Незадолго до прибытия в регион «Энтерпрайза», отсюда на свои базы ушли две другие авианосные группы ВМС США.

Обстановка в Ираке остается очень сложной и нестабильной. В различных районах страны, особенно в Багдаде не прекращаются теракты, вооруженные нападения и другие акты насилия. На этом фоне усиливается политический кризис, вызванный неспособностью, а во многом и нежеланием ведущих иракских партий и движений и их лидеров договориться об урегулировании (хотя бы частичном) существующих между ними противоречий. 1 августа шесть министров из суннитского Исламского фронта согласия заявили о своем выходе из правительства (отставка не была принята). Премьер-министр Ирака Н. аль-Малики все больше демонстрирует свою неспособность «вывести правительство из паралича».

Министр обороны США Р. Гейтс был вынужден признать, что вашингтонская администрация, видимо, недооценила сложность проведения в Ираке политических реформ, степень недоверия, которое испытывают друг к другу различные иракские политические силы. Гейтс также выразил разочарование отсутствием «политического прогресса» в стране, подчеркнув, что «политическая система Ирака не способствует национальному примирению», а последние события здесь «не вызывают оптимизма». Арабские же партнеры США проводят в отношении Ирака т. н. «среднюю линию»: на словах они выражают поддержку багдадскому правительству, но на деле не спешат помогать ему. В Каире, Эр-Рияде и многих других арабских столицах не верят в способность правительства Н. аль-Малики обуздать насилие в стране, считают это правительство «частью самой проблемы, а не частью ее решения». Шиитское большинство иракского руководства арабы рассматривают как проводника иранского влияния и настаивают на усилении «суннитского элемента» в правительстве.

Сложная обстановка сохраняется в зоне палестино-израильского конфликта. Израильская армия проводила рейдовые операции против боевиков и их объектов в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан (ЗБРИ). Продолжаются, хотя и с меньшей интенсивностью, ракетные обстрелы территории Израиля из сектора Газа. 1 августа в секторе Газа произошло вооруженное столкновение между боевиками ХАМАСа и «Исламского джихада». По данным опроса, проведенного в Газе и на ЗБРИ, в настоящее время ХАМАС пользуется поддержкой 15 проц палестинцев, а ФАТХ — 42 проц. Большинство палестинцев, находившихся в Египте (св. 6 тыс. чел.), возвратились в сектор Газа через территорию Израиля.

Минувшая неделя была отмечена повышенной дипломатической активностью на палестино-израильском направлении. Глава ПНА М. Аббас находился с визитом в Москве, где имел встречу с президентом РФ В. Путиным, который заверил его в поддержке со стороны России и заявил, что Москва считает Аббаса законным лидером всего палестинского народа. Россия сообщила о готовности передать 50 бронетранспортеров палестинским силам безопасности, лояльным М. Аббасу.

Премьер-министр Израиля на встрече с госсекретарем США К. Райс заявил о готовности его правительства передать часть территории ЗБРИ под контроль палестинских сил безопасности, подчиняющихся М. Аббасу, но для этого требуются «надлежащие гарантии». На переговорах с палестинским руководством К. Райс подтвердила, что США рассматривают администрацию М. Аббаса как единственного законного представителя палестинского народа, а также сообщила о предоставлении ПНА помощи в 80 млн долл. для реформирования и укрепления сил безопасности Аббаса. Сам М. Аббас проинформировал К. Райс о готовности обсудить с Э. Ольмертом «декларацию принципов», которая очертит контуры будущего палестинского государства.

По оценке главы МИД АРЕ А. А. Гейта, только диалог между ФАТХом и ХАМАСом поможет восстановить законную власть в секторе Газа, а примирение между двумя группировками должно предшествовать созыву международной конференции по Ближнему Востоку. Иордания заявила, что предложение о направлении частей иорданской армии на палестинские территории «является абсолютно неприемлемым». Амман «не имеет ни малейшего намерения ввязываться во внутреннюю палестинскую борьбу и не пытается играть руководящую роль в делах палестинцев».

31 июля Совет Безопасности ООН санкционировал развертывание в Дарфуре на западе Судана смешанных миротворческих сил Африканского союза (АС) и ООН численностью в 26 тыс. чел. Хартум официально одобрил резолюцию СБ ООН. В настоящее время Буркина-Фасо, Египет, Камерун и Эфиопия заявили о готовности выделить контингенты для сил АС-ООН. Нигерия, Сенегал и ЮАР рассматривают вопрос об увеличении своих подразделений в Дарфуре. Готовность направить миротворцев в Судан изъявили и некоторые страны Европы. Стоимость миротворческой операции в Дарфуре на первый год ее проведения оценивается в более чем два млрд долл. США обещали оплатить четверть этой суммы. В целом же, как видится, развертывание на западе Судана столь крупных сил будет проходить со значительными трудностями и к концу 2007 г. вряд ли удастся довести численность миротворцев до планируемых 26 тыс. чел.

4 августа в г. Аруша (Танзания) под эгидой АС и ООН открылась международная встреча по урегулированию дарфурского конфликта. В ее работе участвуют представители правительства Судана и большинства ведущих повстанческих группировок. В то же время лидер одной из главных группировок А. В. ан-Нур (возглавляет крупнейшую фракцию Суданского освободительного движения) и некоторые другие руководители повстанцев бойкотируют встречу.

Ливия и Франция 3 августа подписали контракт на сумму 168 млн евро на закупку для ливийской армии партии противотанковых ракет типа «Милан». Ожидается, что вскоре будет подписан еще один контракт на поставку для ВС Ливии средств связи на сумму 128 млн евро. Эксперты полагают, что эти сделки могут открыть путь для более широкого военно-технического сотрудничества Ливии со странами Запада.

Напряженная обстановка сохраняется на северо-западе Пакистана, где боевики радикальных исламистских группировок продолжают регулярно совершать теракты и нападения на подразделения правительственной армии и силы безопасности. По официальным данным, за прошедший месяц в регионе погибло ок. 230 чел, в основном военнослужащих и полицейских.

В Афганистане продолжается драма с захватом талибами в заложники граждан Южной Кореи. Экстремисты настаивают на безоговорочном выполнении требования об освобождении из тюрем своих соратников, обещая в противном случае уничтожить оставшихся в живых заложников (21 чел.).

3 августа, по сообщениям СМИ, авиация коалиционных сил нанесла удар по контролируемому талибами округу в южной провинции Гильменд, в результате чего погибли от 150 до 300 мирных жителей. Командование коалиции утверждает, что удар был высокоточным, а мирных жителей в этом районе не было. Проводится расследование.

3 августа Совет Безопасности ООН принял заявление, в котором призвал Сирию принять меры по усилению контроля на границе с Ливаном с целью не допустить контрабандной переброски оружия в эту страну. СБ ООН также осудил нарушения самолетами ВВС Израиля ливанского воздушного пространства, а от движения «Хизбалла» потребовал незамедлительного освобождения двух израильских солдат, захваченных исламистскими боевиками летом 2006 г.

Приложение

О военной доктрине Сирии

В последнее время много говорится о возможности возникновения нового военного конфликта между Сирией и Израилем. В этой связи рассмотрим подходы военно-политического руководства САР к вопросам войны и военного строительства. В Сирии не существует специального официального документа, именуемого военной доктриной, однако анализ теоретических высказываний и практической деятельности политических и военных деятелей САР позволяет говорить о наличии у сирийцев довольно стройной системы взглядов и подходов к проблемам войны, подготовки к ней страны и вооруженных сил, что, собственно говоря, и составляет сущность понятия «военная доктрина».

В основу военно-доктринальных установок сирийского руководства с начала 1990-х гг. положен принцип «оборонительной достаточности» (или «стратегического отражения»), что определяет содержание, характер и направленность национального военного строительства. Главным противником является Израиль. Причем в Дамаске считают, что война с ним при любых обстоятельствах будет носить для Сирии справедливый, освободительный характер. Рассматривается возможность возникновения вооруженных конфликтов и с другими соседними государствами. Предусмотрено также участие ВС САР в операциях по оказанию военной помощи арабским странам, как это было во время конфликта в зоне Персидского залива в 1990-1991 гг., а в 1976-2005 гг. — в Ливане. Однако в настоящее время подобный вариант использования сирийской армии весьма маловероятен. После свержения режима С. Хусейна в 2003 г. и американской оккупации Ирака в Дамаске не исключают военной конфронтации с США.

Главными задачами сирийских ВС являются: защита страны от внешней агрессии, оказание содействия внешнеполитическим мероприятиям руководства республики, защита существующего в САР политического и государственного строя. Руководство Сирии полагает, что наличие сильной армии позволит стране не только быть готовой к оборонительной войне, но и являться равноправным партнером Израиля на переговорах о мире. При этом, по сирийским оценкам, в силу серьезных противоречий в арабском мире САР будет вынуждена в течение длительного времени одна находиться в состоянии реальной конфронтации с Израилем. Здесь же отметим, что расчеты сирийцев на конкретную помощь со стороны Ирана в случае усиления внешнего давления на САР, а тем более при попытке силового решения «сирийской проблемы» (теми же США), вряд ли оправданы. Несмотря на заявленный стратегический характер отношений с Дамаском, Тегеран ведет собственную политическую игру в регионе, в которой интересы ИРИ и САР далеко не всегда совпадают. Сказывается и фактор географической разделенности, отсутствия общей границы между двумя странами.

Основными составляющими национальной военной доктрины, по мнению сирийских специалистов, являются: экономическая подготовка войны; определение принципов руководства вооруженной борьбой; изучение характера возможной войны; определение форм и способов организации, подготовки и применения войск; определение сил и средств, необходимых для ведения вооруженной борьбы; подготовка театров военных действий. При этом сирийцы особо подчеркивают необходимость создания национальной военно-промышленной базы, что позволило бы стране в максимально возможной степени опираться в военном строительстве на собственные силы. Здесь сразу же необходимо сказать, что эта задача на обозримую перспективу является не выполнимой в силу слабого уровня экономического и научно-технического развития САР.

В настоящее время основной задачей военного строительства в Сирии является недопущение дальнейшего снижения уровня боеспособности национальных ВС, модернизация имеющегося вооружения и, по возможности, переоснащение армии на современные образцы боевой техники. Формируется концепция перехода от количественного фактора в строительстве и развитии вооруженных сил к качественному. Не исключено сокращение ВС с одновременным оснащением соединений и частей новыми, более эффективными видами вооружения и военной техники (в случае их приобретения за рубежом). Считается необходимым поддерживать армию способной к отражению возможной агрессии, освобождению оккупированных территорий и ведению войны против страны-агрессора в любой обстановке. В этих целях ставится задача в ближайшей перспективе добиться существенного повышения уровня ее боевой готовности.

Как известно, Израиль на сегодняшний день имеет весьма значительное военное и технологическое превосходство над Сирией, которое к тому же оно постоянно увеличивается. Поэтому нет никаких оснований сомневаться в успехе его возможной масштабной военной операции против САР. Вооруженные силы Израиля имеют превосходство над ВС Сирии, в первую очередь, в военной авиации, средствах управления войсками, радиоэлектронной борьбы, связи и разведки. Израильская армия более маневренна, парк ее вооружений и военной техники пополняется новыми образцами.

Учитывая фактор военного превосходства Израиля, концепция «оборонительной достаточности» предполагает наличие у Сирии необходимого для длительного сопротивления «стратегического тыла». По расчетам военно-политического руководства САР, это может существенно ослабить эффективность молниеносных ударов израильских ВС, привести к их увязанию в глубине сирийской территории, моральной деградации личного состава Армии обороны Израиля (АОИ), что, в конечном итоге, вынудит противника согласиться на прекращение огня. Вполне вероятно и то, что в случае возникновения войны сирийские войска окажут, по крайней мере, на первых порах, упорное сопротивление противнику, что приведет к ощутимым потерям в личном составе АОИ и, соответственно, может вызвать негативную реакцию на действия правительства у значительной части израильского общества.

Сирийское командование считает, что эффективным способом воздействия на противника могут стать массированные и непрерывные удары (преимущественно ракетные) по израильским аэродромам. Это позволит хотя бы частично нейтрализовать превосходства противника в авиации, привести к уничтожению (выводу из строя) значительного числа израильских самолетов и разрушению аэродромной инфраструктуры.

Наличие же собственного ОМУ (химического оружия) и средств его доставки рассматривается сирийцами в качестве реального средства противодействия израильскому ядерному потенциалу. В Дамаске полагают, что в условиях, когда Израиль обладает ядерным оружием и общим превосходством в обычных вооружениях, арабские страны в качестве сдерживающего фактора имеют право на создание собственного ОМУ. Причем, по сирийским взглядам, химическое оружие является оборонительным и будет применено только в случае широкомасштабной агрессии Израиля против САР.

Сирийское командование, основываясь на опыте военных действий в 1982 г. и войны Израиля с ливанской «Хизбаллой» в 2006 г., особую роль в возможном вооруженном конфликте отводит специальным войскам («коммандос», ок. 30 тыс. чел., или до 10 проц численности ВС САР), рассматривая их в качестве своего рода «ассиметричного ответа» израильтянам. Части «коммандос» хорошо обучены, оснащены большим количеством противотанковых средств и другими видами оружия. Однако, по нашей оценке, не следует завышать их реальные возможности, а тем более считать, что специальные войска могут сыграть решающую роль в войне.

Необходимо подчеркнуть, что Сирия, обладая ограниченными экономическим и военным потенциалами, не в состоянии выдержать без масштабной и разносторонней иностранной помощи длительную войну с Израилем, да и с другими соседними государствами. Реальных же союзников у Дамаска в арабском мире и за его пределами, как уже говорилось, в настоящее время не имеется, а их появление в обозримом будущем вряд ли возможно.

Таким образом, наличие у Сирии оборонительной военной доктрины является фактическим признанием Дамаском невозможности в современных условиях решить арабо-израильский (в т. ч. сирийско-израильский) конфликт военным путем. Это также свидетельствует о намерении Сирии осуществлять военное строительство, более реально учитывая финансовые и экономические возможности государства. Сирийцы сегодня не заинтересованы в развязывании войны против Израиля и не готовы к ней. Как видится, политическое лидеры Сирии и высшее командование ВС САР отдают себе отчет в вероятных катастрофических последствиях крупномасштабного военного конфликта с израильтянами для армии, страны, а возможно и для самого нынешнего сирийского режима (что, пожалуй, является главным).

42.55MB | MySQL:92 | 1,374sec