О секретной «армии» ЦРУ в Афганистане. Часть 4

Недавний прогресс в переговорах по заключению мирного соглашения в Афганистане ставит в центр политического внимания будущее ополченцев. Прямые переговоры между правительством США и талибами о выводе американских войск, начавшиеся в Катаре в июле 2018 года, вселили надежду на то, что на этот раз можно ожидать окончательного завершения войны. После шести раундов к маю 2019 года обе стороны разработали черновой проект, в рамках которого рассматривалось сокращение присутствующего в стране американского контингента и даже возможный вывод его из Афганистана. Договор также накладывал на «Талибан» обязательство не позволять международным террористическим группировкам действовать с территории Афганистана. Возобновление переговоров в Дохе в июле и еще один раунд в начале августа подтвердили положительные подвижки по этим основным пунктам. Прогресс также наблюдался в вопросе режима прекращения огня, хотя последовательные и всеобъемлющие внутриафганские переговоры все еще не состоялись. Специальный посланник США в Афганистане Залмай Халилзад заявил в интервью европейской редакции «Радио Свобода», что в ходе состоявшихся первого сентября переговоров «Талибан» согласился, что любая афганская территория, которую он будет контролировать в будущем, не будет использоваться в качестве убежища для террористов, планирующих нападение на Соединенные Штаты и их союзников. Нынешний импульс в переговорах отражает обеспокоенность американского правительства по поводу сокращения своего военного присутствия в Афганистане по мере разогрева президентской избирательной кампании в США. Президент Дональд Трамп не скрывает своего желания выйти из военного конфликта, в поле зрения которого не видится победы. В этом смысле ноябрь 2020 года является для нынешнего президента ключевым сроком. С тех пор как начались прямые переговоры между США и «Талибаном», правительство в Кабуле было охвачено опасениями, что США пойдут на переговоры о сепаратном мире с талибами, выведут из страны оставшиеся 14000 военнослужащих и оставят правительство на произвол судьбы. Возможно, что еще хуже, с точки зрения президента Ашрафа Гани, США могут заменить его правительство (с которым «Талибан» отказывается вести переговоры) временной администрацией Афганистана. Затем временное правительство заключит с талибами всеобъемлющее мирное соглашение, охватывающее политический и социальный порядок в Афганистане. На этом фоне большое значение приобретают предстоящие президентские выборы в Афганистане, запланированные на 28 сентября 2019 года. Внутренние оппоненты Гани призывают к отсрочке выборов и формированию временного правительства; это дало бы время и гибкость для проведения переговоров по всеобъемлющему мирному соглашению. Большинство из 18 кандидатов в президенты разделяют это видение, в том числе его придерживаются основные кандидаты. Гани, со своей стороны, считает, что выборы должны быть проведены своевременно, чтобы дать новому правительству легитимную возможность заключения мирного соглашения, и активно проводит кампанию за свое переизбрание, которое, по крайней мере, укрепило бы его авторитет в ведении переговоров с США. Последующие переговоры по основным вопросам всеобъемлющего мирного соглашения в перспективе могут включать правовые рамки для политических, социальных, экономических и других прав человека, возможные конституционные изменения, положения о доступе к политической власти, возможные формулы разделения власти, структуру вооруженных сил в послевоенную пору и будущую роль иностранных вооруженных сил в вопросе мирного урегулирования. Если бы афганское соглашение было смоделировано на основе мирных соглашений, продвигаемых ООН с начала 1990-х годов, властям США пришлось бы расформировать «армию» ЦРУ. Практически во всех внутренних военных поселениях за последние три десятилетия была обеспечена частичная демобилизация и перестройка вооруженных сил воюющих сторон, в том числе военизированных формирований и ополченцев. Боннское соглашение 2001 года по Афганистану также открыло дорогу для реформы сектора безопасности. Программа ООН по разоружению, демобилизации и реинтеграции (РДР) 2003 года охватила около 80 000 вооруженных боевиков в военных организациях, которые в основном действовали в качестве ополченцев. Аргумент о необходимости включения аналогичной программы в предстоящее мирное соглашение является убедительным. Ополченцы, действующие вне контроля центрального  аппарата государства и цепочки командования его вооруженных сил, подорвут процесс формирования государства и перспективы устойчивого мира, как показывает опыт массовой международной операции в Афганистане, длящейся уже 18 лет. Продолжающаяся фактическая фрагментация военной мощи стала главной причиной слабого прогресса в восстановлении и укреплении афганского государства. Финансируемые иностранными игроками ополченцы были бичом афганской истории как в современную эпоху, так и в предыдущие века. Защищенные от ответственности со стороны мощных иностранных защитников и освобожденные от необходимости заручиться поддержкой на местах, они могут вести затяжную, незаметную, грязную войну, как показывает история «армии» ЦРУ. Тем не менее, сторонам конфликта необходимо придерживаться реалистичной политики и признать трудности, если они хотят их преодолеть. Для начала заинтересованные стороны должны согласовать основную правовую базу для взаимодействия со всеми афганскими вооруженными силами. Достижение такого соглашения сейчас будет более сложным процессом, чем это было в 2001 году; Боннское мирное соглашение было, по сути, заявлением о победе сил, борющихся с талибами. На этот раз, вероятно, понадобятся жесткие компромиссы и компромиссы между глубоко антагонистическими противниками. Перспектива реализации новых мирных соглашений поднимает отдельный набор вопросов. Как отмечалось, усилия по разоружению и интеграции ополченцев после 2001 года были недолговечными, так как отражали давление возобновившейся войны и корыстных интересов в свете раздробленной военной мощи, также стояла проблема в виде сложной и долгосрочной задачи по созданию регулярной национальной армии. На этот раз два десятилетия поддержки ЦРУ местных ополченцев и военизированных формирований оставили глубоко проблематичное наследие.

Даже если США согласятся вывести свои регулярные силы из Афганистана, Вашингтон вполне может быть заинтересован в сохранении в стране «разведывательных ресурсов» в целях борьбы с терроризмом. Такое присутствие потребует задействовать некоторые элементы местной инфраструктуры. С этой целью ЦРУ США может легко поддерживать некоторые из своих местных подразделений и – учитывая сложную географию Афганистана и социальную среду – возможно, проводить операции в довольно значительных масштабах. Залмай Халилзад недавно упомянул ополченцев как один из нескольких пунктов, которые должны быть включены в общее мирное соглашение, чего не сделал предыдущий директор ЦРУ и нынешний государственный секретарь США Майк Помпео. В случае если насилие продолжится на каком-то уровне после подписания соглашения, ополчение будет пользоваться большим спросом на политическом рынке. Хорошо обученная и хорошо оснащенная «армия» ЦРУ были бы особенно ценны. Какова бы ни была их преданность ЦРУ в прошлом, афганская история, как известно, изобилует рассказами о быстро меняющейся верности и прагматическом подходе к взаимоотношениям с альянсами. Военизированные формирования ЦРУ сами по себе представляют грозную группу действующих лиц. Учитывая их высокооплачиваемый и несколько привилегированный статус, они вряд ли будут приветствовать резкое сокращение заработной платы, которое будет сопровождать интеграцию в регулярные вооруженные силы или демобилизацию. Если ЦРУ откажется от них, они могут возродиться в качестве частных армий или «стражей» на службе у влиятельных людей или действовать автономно. Любая из этих возможностей потенциально соответствует моделям коллективного насилия в современной афганской истории. Таким образом, учитывая характер «армии» ЦРУ, целесообразно отметить, что программа РДР должна быть приоритетным пунктом во всеобъемлющем мирном соглашении и должна активно внедряться в решение вопросов мирного урегулирования в Афганистане. Продолжающееся существование «армии» американского разведуправления поставит под сомнение устойчивость возможного долгожданного мирного урегулирования, которое стремятся достичь власти Афганистана и их сторонники.

52.71MB | MySQL:104 | 0,350sec