Американские аналитики об ответной угрозе Ирана с использованием прокси-групп

Саудовская Аравия вместе с союзниками изучает варианты военного ответа на атаки на ее нефтяные объекты. Об этом заявил во вторник 24 сентября  государственный министр по иностранным делам королевства Адель аль-Джубейр, выступая на семинаре в Совете по международным отношениям на полях 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. «Мы уверены, что она [атака] была совершена с направления севера, и как только расследование будет завершено, мы выступим с заявлением и возложим вину, — приводит телеканал «Аль-Хадас» слова аль-Джубейра. — Однако мы верим, что ответственность несет Иран, поскольку это было иранское оружие». «Наша позиция заключается в том, что мы должны быть твердыми с Ираном и подумать о том, как нам усилить давление на него. У нас есть целый перечень возможных вариантов: дипломатические, экономические и военные, — отметил дипломат. — Сейчас мы рассматриваем все из них и консультируемся с нашими союзниками по поводу нападения, после чего будем решать, исходя из этого. Я не хочу раскрывать наши военные варианты ответа, но мы обсуждаем это». По словам аль-Джубейра, Саудовская Аравия «будет избегать войны любой ценой». «Но мы не собираемся сидеть со связанными за спиной руками, пока иранцы продолжают нападать на нас, — подчеркнул он. — Действия иранского руководства агрессивные, дестабилизирующие и опасные, поэтому королевство не верит, что политика умиротворения работает в отношении Ирана».  Ответ Тегерана был оперативным. Любая агрессия против Ирана закончится полным поражением. Об этом в тот же день заявил начальник Генштаба ВС Ирана Мохаммад Хосейн Багери. «Если США или Израиль предпримут действия против нашей страны, то мы дадим решительный ответ, — цитирует Багери агентство Фарс. — Результатом агрессии в отношении Ирана может быть только поражение и плен». Заявление Багери прозвучало на фоне нового обострения отношений между США и Ираном, связанного с атаками на нефтяные объекты в Саудовской Аравии. Два саудовских нефтеперерабатывающих предприятия компании Saudi Aramco в Абкаике и Хурайсе были атакованы в ночь на 14 сентября с помощью беспилотных летательных аппаратов. США и Саудовская Аравия возложили ответственность за нападение на Иран. Тегеран назвал эти обвинения беспочвенными. 20 сентября министр обороны США Марк Эспер и председатель Комитета начальников штабов американских Вооруженных сил генерал Джозеф Данфорд объявили, что Вашингтон перебрасывает дополнительные войска и средства противовоздушной обороны на Ближний Восток в связи с обострением ситуации вокруг Ирана и атакой на объекты нефтяной промышленности Саудовской Аравии. Это собственно и весь военный ответ, который саудовцы сейчас «продумывают». К этим же в основном профилактическим мерам относится и формальное согласие Эр-Рияда участвовать в коалиции по охране судоходства в Ормузском проливе. Никаких иных военных ответов саудовцы предпринять не могут по двум основным причинам: а) отсутствие для этого достаточного военного потенциала; б) серьезные опасения по вопросу максимального ущерба для нефтяной инфраструктуры страны в случае начала даже локального конфликта. То же самое справедливо  во многом и по отношению к Тегерану. Таким образом, на первый план выходит использование сторонами так называемых ассимметричных мер, и в первую голову — использование своих прокси-групп и спящих ячеек для проведения друг против друга операций в формате подрывной войны. В этой связи, по оценкам американских экспертов, при всем внимании к военным операциям Ирана в регионе Персидского залива важно не упускать из виду его глобальный террористический потенциал.  Иран может использовать этот потенциал непосредственно через правительственных агентов (имеется ввиду официальных сотрудников спецслужб и спецназа) или через свои прокси-группы, такие, как в первую очередь, ливанская «Хизбалла».

Недавний случай в Нью-Йорке дает ответы на ряд вопросов  в отношении того, как «Хизбалла» готовит и внедряет своих оперативников в страны Запада  и каково общее количество таких спящих ячеек и индивидуалов еще предстоит идентифицировать.  В последние недели большое внимание уделяется агрессивным военным действиям, приписываемым Ирану в регионе Персидского залива, а также действиям его доверенных лиц в других районах Ближнего Востока. Обвинительное заключение и уголовное дело, которые попали в СМИ в Нью-Йорке, однако, служат напоминанием об асимметричных возможностях, которые Иран и его доверенные лица могут использовать для реагирования на военные действия со стороны своих противников, включая прежде всего проведение террористической активности. Отношения между Соединенными Штатами и Ираном были напряженными с момента иранской революции 1979 года, но были периоды повышенной напряженности, такие как так называемая «война танкеров» 1987-88 годов. За это время Иран нарастил очень серьезный потенциал сопротивления, причем не только  в плане прямого военного конфликта, но и через создание устойчивой дуги своего влияния в ряде стран региона Ближнего и Среднего Востока в рамках организации прокси-групп. Ужесточение санкций США после выхода страны из Совместного всеобъемлющего плана действий перекрыло большую часть экспорта иранской нефти, главного источника доходов страны. Стремясь заставить Вашингтон пересмотреть свой курс, Иран на сегодня усилил применение силы, угрожая мировой добыче нефти путем нанесения ударов по ключевым узким местам в Персидском заливе и на Аравийском полуострове. При этом такая тактика большой трансформации в среднесрочной перспективе не претерпит. Как мы и предполагали, единственным внятным ответом Вашингтона на последний по времени инцидент в КСА стало ужесточение санкционного давления на Иран. США рассчитывают на проведение переговоров с Ираном, однако продолжат оказывать давление на власти в Тегеране, пока не будет достигнута ядерная сделка. Об этом заявил во вторник 24 сентября журналистам помощник госсекретаря США по делам Ближнего Востока Дэвид Шенкер. «Мы будем усиливать давление, но мы стремимся к тому, чтобы привести Иран к столу переговоров и добиться заключения ядерной сделки, договоренностей по ракетной программе», — сказал он. Шенкер уточнил, что американские власти намерены «изменить враждебное, дестабилизирующее и безрассудное поведение» властей в Тегеране. «Давление усилится, и мы надеемся и ожидаем, что иранцы прекратят атаковать своих соседей в нарушение положений статьи четвертой устава ООН», — указал он. Комментируя ситуацию с атаками на нефтяные объекты Саудовской Аравии, Шенкер отметил, что американские власти намерены рассекретить информацию, подтверждающую, что за ними стоит Иран. При этом он не упомянул, когда это может быть сделано. «Мы работаем над тем, чтобы рассекретить разведданные», — указал помощник госсекретаря. Ранее спецпредставитель США по Ирану Брайан Хук заявил, что страны, обвинившие Иран в причастности к атакам на объекты нефтяной компании Saudi Aramco, исходят из разведданных.

В этой связи, по оценкам военных аналитиков Пентагона, при рассмотрении угрозы, которую представляет Иран, важно изучить весь спектр его военных возможностей. Помимо способности военных подразделений Ирана выполнять обычные боевые операции, его элитный корпус стражей исламской революции (КСИР) обладает значительным опытом использования традиционной и асимметричной тактики. К этому добавляются повстанческие и гибридные способности, продемонстрированные прокси-группами, включая «Хизбаллу», хоуситов и  иракские «Аль-Хашед аш-Шааби». От себя  добавим еще и афганских хазарейцев. Наступательные возможности Ирана также имеют определенный потенциал и в рамках проведения кибер-атак. И, как показывает история, Иран также использует тактику проведения локальных и масштабных терактов в качестве инструмента достижения своих целей, причем многочисленные примеры свидетельствуют о глобальном  характере  такой деятельности, совершаемой как непосредственно сотрудниками спецслужб страны, так и через их многочисленную агентуру. Соединенные Штаты классифицировали КСИР как террористическую организацию, заявив, что она «участвует, финансирует и поощряет терроризм». Частичное обоснование для этой классификации было получено в результате раскрытия заговора КСИР в 2011 году с целью убийства посла Саудовской Аравии в Соединенных Штатах на территории США. Иранский оперативник был арестован в связи с сорванным террористическим заговором в Дании в октябре 2018 года. В июле 2018 года немецкие власти арестовали базирующегося в Австрии иранского дипломата по обвинению в подготовке теракта в Париже. В этой связи сразу отметим, что первый эпизод так и не был доказан в суде, а в отношении двух последних надо заметить, что иранцы готовили нейтрализацию активистов сепаратистов из числа арабов-ахвазов, которые на сегодня активно используются американскими и саудовскими спецслужбами для проведения подрывных операций в самом Иране. В том числе и террористического характера: достаточно вспомнить нападение на мавзолей аятоллы Хомейни и парламент, а также посты КСИР в Хузестане. Таким образом, если подходить к этому вопросу с чисто антитеррористической практики, то ровно тем же занимаются те же израильтяне и американцы.

По данным американских экспертов, офицеры КСИР и иранских спецслужб уже давно участвуют в усилиях по оказанию помощи своим прокси-группам в проведении терактов в ряде стран, в том числе в Болгарии, Аргентине, Индии, Грузии и Таиланде. Иран также имеет долгую историю подготовки и оснащения террористических группировок на Ближнем Востоке, включая Йемен, Саудовскую Аравию, Ирак, палестинские территории и Ливан. Это косвенное влияние, как свидетельствуют обвинения, недавно обнародованные в Нью-Йорке, также распространяется на территорию США.

19 сентября офис прокурора США по Южному округу Нью-Йорка опубликовал уголовную жалобу и обвинительный акт из девяти пунктов против Али Хассана Сааба, 42-летнего американца ливанского происхождения, проживающего в Морристауне, штат Нью-Джерси. Пять из обвинений связаны с участием Сааба в предполагаемой террористической активности и поддержкой «Хизбаллы», а четыре связаны с предполагаемой схемой заключения фиктивного брака. В подробном уголовном иске, прокурор изложил долгую историю взаимодействия Сааба с «Хизбаллой».  Согласно этим данным, ливанская группа завербовала Сааба в 1996 году, когда он учился в университете в Бейруте, и поручила ему вернуться в свой родной город Ярун, расположенный на границе Ливана с Израилем. Находясь в Яруне, Сааб получил приказ собирать тактическую разведывательную информацию об израильских вооруженных силах и Армии Южного Ливана, включая дислокацию их сил, оборудование, графики патрулирования, процедуры контрольно-пропускных пунктов и тому подобное. В 1999 году, как утверждается в обвинительном заключении, Сааб прошел курс военной подготовки в одном из лагерей «Хизбаллы», который включал элементарные предметы тренинга, такие как обращение со стрелковым оружием и ручными гранатами. В ноябре 2000 года Сааб переехал в Соединенные Штаты, при этом его куратор из «Хизбаллы» установил тайный метод связи. Так, если бы Саабу надо было бы вернуться в Ливан, он получил бы закодированное электронное письмо, которое внешне выглядело бы простым спамом. Он также получил от куратора номер телефона, по которому надо было позвонить при возвращении в Ливан, и получил инструкции, как отправить по нему  цифровой код, чтобы сигнализировать, что он готов встретиться со своим куратором. С 2000 по 2005 год Сааб несколько раз возвращался в Ливан, где проходил дополнительную подготовку по вопросам ведения террористической деятельности, в том числе по таким вопросам, как ведение и обнаружение слежки (при чем здесь террористическая деятельность? Речь идет об обыкновенных методах вскрытия наружного наблюдения за собой — авт.). В 2003 году по просьбе своего куратора он, как сообщается, провел наблюдение за несколькими крупными потенциальными целями террористических атак в Нью-Йорке, Вашингтоне, округ Колумбия, и Бостоне, включая мосты, туннели, крупные здания и аэропорты. Во время своих поездок в Ливан он представлял своему куратору отчеты об этих местах, включая фотографии. Эти миссии, возможно, были тестом, чтобы увидеть, насколько хорошо он готов выполнять приказы и имеет навыки оперативного  наблюдения. Поскольку Сааб, по-видимому,  отчаянно нуждался в деньгах, то он оказался вовлечен в схему мошенничества с фиктивным браком, из чего американский прокурор делает вывод о том, что «Хизбалла» не поддерживала его в качестве спящего агента в Соединенных Штатах «абсолютно неправильный вывод: заключение фиктивного брака является самым эффективным способом полной легализации на территории той или иной  страны. Этот способ также использовался радикалами и сотрудниками саудовских благотворительных фондов в Москве в 1990-е годы — авт.).

В январе 2005 года Сааб отправился в Стамбул, где его кураторы поручили ему ознакомиться с городом и важными потенциальными целями, такими как туристические объекты и мосты через Босфор. Эта поездка и задание по наблюдению за целями в изначально незнакомым городе в третьей стране, по-видимому, была следующим шагом в его подготовке к  активной террористической деятельности. После своей поездки в Стамбул Сааб прошел дополнительную подготовку в Ливане, в ходе которой он научился изготавливать небольшие самодельные взрывные устройства, такие как липкие бомбы, заминированный портфель или примитивный  кустарный гранатомет. Стоит отметить, что ни одно из этих СВУ не было оптимальным средством поражения тех крупных объектов, которые он доразведовал в 2003 году. В иске  также содержится интересный отчет, в котором Сааб утверждает, что он пытался убить израильского агента во время своей поездки в Ливан в 2005 году. Поскольку «Хизбалла» продолжала проводить Сааб через этапы своей программы обучения, они поручили ему задачу угнать автомобиль. Через несколько дней инструктор Сааба взял его покататься на машине. Они остановились позади фургона, припаркованного в поле, и инструктор вручил Саабу пистолет с глушителем и приказал ему подойти к машине и застрелить человека, сидящего внутри. Сааб утверждал, что он пытался сделать это, но пистолет дал осечку дважды. Из его описания этой серии событий следует, что инцидент был инсценирован не как настоящая операция по убийству, а как дополнительная проверка  Сааба на предмет его готовности к убийству. В апреле 2005 года турецкие власти остановили Сааба, когда он возвращался из Ливана в Соединенные Штаты через Стамбул, после того как Служба безопасности аэропорта обнаружила следы взрывчатых веществ на его одежде и багаже. После того, как Сааб подвергся допросу и тщательному обыску его вещей в Турции, ему было разрешено выехать в Соединенные Штаты, где он столкнулся с дополнительными допросами агентов ФБР по прибытии.

Этот момент интересен тем, что этот эпизод привел к немедленному прекращению контактов оперативников «Хизбаллы» с Саабом. В обвинительном заключении и жалобе не содержится никаких указаний на то, что Сааб имел контакт с «Хизбаллой» после завершения своей поездки в 2005 году. Возможно,  ливанцы опасались, что ФБР сможет его перевербовать. Интересно, что,  несмотря на его допросы в  ФБР, Сааб подал заявление на получение гражданства США в 2005 году и был натурализован в 2008 году. Это очень интересный момент: то есть оперативники «Хизбаллы» либо следили за объектом в аэропорту Стамбула, либо, что вернее, у них есть свои информаторы в турецких спецслужбах, которые предупредили о задержании Сааба и соответствующем информировании ФБР США. Более того, сделаем вывод, что таким образом ливанцы скорее всего  подставляли объекта американским спецслужбам. Об этом свидетельствуют дальнейшие события.

В 2012 году Сааб согласилась вступить в фиктивный брак с гражданкой Франции и США. В обмен на помощь с ее стороны в рамках  получения гражданства США через фиктивный брак Сааб выплатил ей   25 000 долларов  (это к тому, что он отчаянно нуждался в деньгах — авт.). Последующее расследование дела о мошенничестве в рамках фиктивного браке навело власти на подозрения связи Сааба с «Хизбаллой». Агенты Нью-Йоркской совместной целевой группы по борьбе с терроризмом 11 раз допрашивали Сааба в период с марта по июль. Поскольку Сааб был обвинен, можно с уверенностью предположить, что либо он отверг попытки правительства склонить его к сотрудничеству против «Хизбаллы», либо согласился сотрудничать, но ливанцы отвергла его попытки связаться с ними снова. Второе вернее: то, что объект сумел натурализоваться в США после эпизода в Стамбуле является четким индикатором его вербовки ФБР. На это указывают и все истории подготовки Сааба, которые изложены в иске и которые могли стать известны американцам только со слов самого объекта. История с фиктивным браком также знаковая: спецслужбы явно были в курсе этой истории и сначала закрыли на нее глаза. После того, как они убедились в том, что Сааб подстава и ведет двойную игру, они дали ей юридический ход.

Американские эксперты также делают вывод о том, что хотя Сааб получил лишь ограниченное количество профессиональной подготовки, но гражданин США с даже такими рудиментарными навыками свершения терактов будет представлять собой ценный актив для «Хизбаллы», не только для операций внутри Соединенных Штатов, но и для операций за рубежом. При этом вывод правильный, но не однозначный применительно к истории с Саабом: в данном случае речь шла о контразведывательной игре, а не о терроризме.

52.52MB | MySQL:104 | 0,359sec