Спустя год «дело Хашогги» продолжает осложнять американо-саудовские отношения

Дело убитого саудовского журналиста Джамаля Хашогги используется врагами Эр-Рияда, чтобы навредить королевству и его руководству. Об этом заявил в понедельник в преддверии годовщины гибели отца его сын Салах Хашогги, передает телеканал «Аль-Арабия».  « Прошел год, как отец покинул нас. В течение этого времени враги [нашей нации] на Западе и на Востоке пытались активно использовать это дело, чтобы навредить королевству и его руководству, — сказал он. — Но я не потерплю эксплуатации врагами имени моего отца». Салах Хашогги вновь подчеркнул, что, как и ранее, «абсолютно уверен в саудовском правосудии и его способности восстановить справедливость и установить лиц, совершивших это чудовищное преступление». «И я буду таким же, каким был Джамаль Хашогги, — преданным Всевышнему, моей стране и ее руководству», — добавил он. Таким образом, можно сделать вывод о том, что саудовские власти с сыном убиенного договорились, остается только вопрос о размере откупных со стороны Эр-Рияда. Но это все технические детали, поскольку остается главная проблема —  договориться администрации Белого дома с своими оппонентами в Конгрессе США (причем, как с республиканцами, так и с демократами) по этому вопросу пока не удается, и именно этот момент является одним из ключевых с точки зрения динамики саудовской-американских отношений в глобальном смысле. И такая ситуация сохраняется спустя год после этого убийства, несмотря на все реверансы со стороны Эр-Рияда.  Генпрокуратура Саудовской Аравии 15 ноября обнародовала предварительные итоги расследования: 11 подданным королевства предъявлены обвинения в причастности к убийству, пятерым из них грозит смертная казнь. Как заявляет Эр-Рияд, изначально журналиста намеревались вывезти в Саудовскую Аравию, а не убивать. Турецкий суд 5 декабря 2018 года выдал ордер на заочный арест бывшего заместителя главы Службы общей разведки Саудовской Аравии генерала Ахмеда Асири, Сауда аль-Кахтани — экс-советника саудовского наследного принца и еще 15 саудовцев, обвиняемых в непосредственной расправе над журналистом. Дальше-больше: 26 сентября наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман Аль Сауд заявил, что признает свою ответственность за убийство. Об этом он говорит в документальном фильме журналиста Мартина Смита из цикла Frontline, который выйдет в эфире Службы общественного вещания США PBS (Public Broadcasting Service) 1 октября. «Это произошло, когда я был на службе (в варианте PBS буквально — «в мою смену» — прим. ТАСС). Я беру на себя всю ответственность», — сказал принц, занимающий второе по важности положение в стране после короля. Он, однако, настаивает, что не был осведомлен о происходящем с Хашогги. Мухаммед бен Сальман Аль Сауд пояснил, что в королевстве «20 млн подданных и 3 млн госслужащих», у которых своя повестка и задачи, и невозможно знать, что делает каждый из них. Отговорка слабая и явно направленная на купирование возможности   начала международного официального уголовного расследования этого инцидента. 19 июня в Женеве был опубликован 100-страничный документ, составленный по результатам проведенного спецдокладчиком ООН по вопросу внесудебных казней Аньес Калламар расследования. В докладе говорится, что получены внушающие доверие свидетельства возможной причастности к убийству высокопоставленных лиц, включая наследного принца Саудовской Аравии. Калламар пришла к выводу, что Хашогги» «»стал жертвой преднамеренной, умышленной казни — убийства, за которое несет ответственность государство Саудовская Аравия в соответствии с международным законодательством по правам человека». В этой связи американские эксперты сомневаются, что эти пока публичные уступки со стороны Эр-Рияда смогут в кардинальной степени повлиять на ситуацию со стойкой оппозицией положительной динамике развития двусторонних отношений. Такое положение дел подтверждает несколько фактов. Председатель комитета по иностранным делам Сената Конгресса США республиканец Джеймс Риш внес на рассмотрение сенаторов законопроект, предусматривающий пересмотр взаимоотношений США с Саудовской Аравией в связи с нарушениями в королевстве прав человека, а также убийством саудовского журналиста Джамаля Хашогги. Соответствующее заявление было опубликовано 11 июля на официальном сайте комитета. Соавторами законопроекта выступили сенаторы Джин Шахин (демократ от штата Нью-Гэмпшир), Марко Рубио (республиканец от штата Флорида) и Крис Кунс (демократ от штата Делавэр). Он предусматривает полный и стратегический пересмотр отношений с королевством, а также введение ограничений на выдачу виз саудовским подданным. В частности, согласно законопроекту, в визах должно быть отказано членам королевской семьи. Риш указал, что поведение Саудовской Аравии вызывает обеспокоенность уже продолжительное время, однако «она достигла своего пика после убийства Джамаля Хашогги, которое стало ужасающим событием, ответственные за которое должны понести наказание». Шахин в свою очередь отметила важность того, что необходимость изменения политики в отношении Саудовской Аравии понимают представители как Демократической, так и Республиканской партий США. «В связи с ростом обеспокоенности нарушением прав человека в Саудовской Аравии и вызывающим тревогу пренебрежением международными нормами Конгресс должен принять дополнительные меры, чтобы убедить администрацию [США] пересмотреть отношения между двумя государствами, — приводятся в заявлении ее слова. — США не могут игнорировать действия королевства, и этот законопроект является прямым посланием от двух партий руководству Саудовской Аравии».   Такая позиция Конгресса уже вполне внятно угрожает двум основным направлениям американо-саудовского сотрудничества: ВТС и развитие мирного атома. Министр энергетики США Рик Перри и глава Минэнерго Саудовской Аравии Абдель Азиз бен Сальман Аль Сауд 16 сентября проведут переговоры, связанные с планами американских компаний построить в королевстве атомные электростанции. Об этом сообщил в пятницу 13 сентября Перри на пресс-конференции в американской столице. «Мы встретимся с новым министром энергетики Абдель Азизом бен Сальманом в понедельник. Мы встречались и раньше, я знаком с ним. Мы продолжим обсуждать соглашение [по строительству АЭС в королевстве] и его детали», — отметил министр. В конце июля Перри сообщил, что США настроены вместо России и Китая заключить с Саудовской Аравией соглашение о содействии в мирном освоении энергии атома. И в данном случае есть два серьезных препятствия для реального исполнения таких планов.

  1. Это цена вопроса (РФ и КНР предлагают реализовать эти проекты дешевле), но главное в ином — американцы не готовы передать КСА технологии полного цикла мирного атома: от производства топлива до переработки отработанного урана. Это логично, поскольку последний момент по факту означает получение Саудовской Аравией оружейного плутония. Эр-Рияд до последнего времени настойчиво настаивал именно на этой схеме сотрудничества, американцы в обмен предлагали эмиратский вариант, когда отработанный уран вывозится в США.
  2. Препятствием для развития сотрудничества в этой сфере является «дело Хашогги»   В июне сенатор-демократ Тим Кейн заявил, что вашингтонская администрация дважды выдавала американским компаниям разрешение на передачу ядерных технологий королевству после вызвавшего бурную международную реакцию убийства журналиста Джамаля Хашогги в генконсульстве КСА в Стамбуле. Согласно полученной Кейном информации от Минэнерго США, первое разрешение было выдано 18 октября 2018 года, всего через 16 дней после убийства Хашогги, а второе — 18 февраля 2019 года. 19 февраля демократы в комитете по надзору и правительственной реформе Палаты представителей Конгресса США начали серию проверок, чтобы установить, имеются ли какие-либо связи между администрацией президента Дональда Трампа и планами американских компаний построить в Саудовской Аравии атомные электростанции. По мнению законодателей-демократов, на реализации данных проектов активно настаивают представители деловых кругов в США, которые «получат миллиарды долларов за выполнение контрактов, предполагающих строительство и обслуживание ядерных объектов в Саудовской Аравии». Таким образом, «дело Хашогги» будет использоваться демократами все в более активной степени для торможения этих проектов с точки зрения ослабления поддержки Трамп со стороны крупного бизнеса в рамках предвыборной борьбы.

По оценке американских экспертов,  Саудовская Аравия на сегодня фактически потеряла свои серьезные лоббистские позиции в Конгрессе США отчасти из-за «убийства Хашогги» что означает, что новое антисаудовское законодательство, санкции или резолюции в конечном итоге появятся в законодательном органе. Президент США Дональд Трамп пока будет блокировать любые антисаудовские действия Конгресса, но новые факты нарушения  прав человека или победа демократов на президентских выборах 2020 года могут изменить готовность или способность Белого дома противостоять Конгрессу на этом направлении. Это означает, что Саудовская Аравия остается под угрозой санкций США и принятия антисаудовского законодательства, в то время как американские НПО будут бойкотировать и протестовать против совместных  проектов по ведению бизнеса в Саудовской Аравии.

Американо-саудовские отношения всегда были браком по расчету, но убийство Хашогги  стало кульминацией нарастающего раздражения значительной части политической элиты США  действиями Эр-Рияда. «Дело Хашогги» стало прочным символом очень разных взглядов Соединенных Штатов и Саудовской Аравии на права человека, инакомыслие и политические ценности. И как бы Эр-Рияд ни старался сейчас минимизировать репутационный ущерб, наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман не смог в конечном счете успокоить возмущение в Соединенных Штатах, что привело к  призывам в Вашингтоне, особенно в Конгрессе, к пересмотру условий союза с королевством. Соединенные Штаты и Саудовская Аравия скрывали свои разногласия в течение десятилетий с учетом взаимной стратегической выгоды с  точки зрения экспорта углеводородов. Изменение энергетической мировой конъюнктуры уменьшило зависимость США от саудовской нефти, и американские  политики  все больше хотят дистанцироваться от проблем Ближнего Востока в целом. Последняя по времени неубедительная  реакция Вашингтона на недавние ракетные обстрелы саудовской нефтяной инфраструктуры это в принципе подтверждает. В итоге, если отбросить всю пропагандистскую шелуху, остается непреложной факт: Вашингтон не желает ввязываться в региональный широкомасштабный конфликт.  Этот момент собственно снова делает актуальным тему нарушения прав человека в двусторонних  отношениях. И реакция Конгресса на инцидент с саудовским журналистом в общем-то является беспрецедентной. Никогда прежде Конгресс так резко не критиковал ни КСА в целом, ни какого-либо конкретного саудовского чиновника. Конгресс ввел законодательство, направленное на ограничение отношений с Саудовской Аравией. Во-первых, Сенат потребовал расследования согласно «акту Магнитского», что привело к санкциям против тех, кто считается ответственным за смерть Хашогги. (Это 17 саудовцев, включая Сауда аль-Кахтани, близкого советника наследного принца.) Конгресс, однако, вскоре вышел за рамки санкций, введя законы и резолюции с долгосрочным эффектом. В двухпартийной резолюции в декабре 2018 года Сенат проголосовал за то, чтобы возложить ответственность за убийство Хашогги на наследного принца Мухаммеда бен Сальмана. Затем весной аналогичное двухпартийное голосование в Конгрессе официально призвало Соединенные Штаты прекратить свою поддержку вмешательства Саудовской Аравии в Йемен через закон о военных силах; только после вето президента Дональда Трампа удалось сохранить поддержку США. Конгресс также попытался заблокировать сделку по оружию с Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами; опять же, только объявление чрезвычайного положения позволило этой сделке пока осуществляться, но только до следующего аналогичного законопроекта. Более того, убийство Хашогги, как мы говорили ранее, спровоцировало расследование Конгрессом текущих переговоров США о контактах в рамках  гражданской ядерной программы Саудовской Аравии.

Хотя вето Трампа и чрезвычайные полномочия помогли сохранить стабильные отношения между США и Саудовской Аравией, но это положение является еще очень хрупким.  Конгресс теперь открыто отказывается в доверии Эр-Рияду, и, пока очень мало  шансов на то, что выборы в следующем году удалят некоторых из самых ярых саудовских критиков в Конгрессе. Некоторые, такие, как, например,  сенатор-республиканец Линдси Грэм, безусловно победят на этих выборах; другие, как сенатор-демократ Крис Мерфи, вообще не участвуют в выборах. Между тем, нет никакой гарантии, что Трамп победит в 2020 году — или что новое нарушение прав человека в Саудовской Аравии не вынудит президента изменить свое мнение о нынешних  отношениях с аравийской монархией. Дело Хашогги также  побуждает больше политиков использовать его для политической выгоды по разным причинам. Демократы, например, используют его  в целях дискредитации  Трампа и его просаудовской политики, разжигая страсти через демократическую прессу и НПО.  Часть республиканцев тоже  используют дело Хашогги для продвижения своей позиции о том, что Соединенные Штаты должны решительно дистанцироваться от проблем Ближнего Востока. Это означает, что это досье больше вопрос внутриполитической борьбы в США, в том числе и в рамках недовольства очень значительной части экономической  элиты США тем фактом, что новый наследный принц ликвидировал традиционные для них «бизнес-якоря» в королевской семье и пересмотрел условия заключения контактов, замкнув их на себя.

Какие действия могут предпринять критики Трампа в Конгрессе? До сих пор Трамп отложил расширение сети санкций за пределы попавших под рестрикции 17 саудовцев, обвиняемых в совершении убийства, но Конгресс может подтолкнуть его к расширению этих мер. Конгресс может также расширить сферу своего расследования в формате «акта Магнитского», включив в него другие предполагаемые нарушения прав человека в Саудовской Аравии, или  потребовать, чтобы Белый дом завершил свое расследование, связанное с «делом Хашогги», и представил полный отчет. (Белый дом пропустил первоначальный срок представления в феврале доклада Эр-Рияду в связи с «актом Магнитского») В то время как администрация Трампа может игнорировать эти запросы, Конгресс может решить связать с этим досье формально несвязанные с ним вопросы двустороннего сотрудничества, такие как сделки с оружием или ядерные контакты, чтобы заставить Белый дом реагировать на его требования. Неудивительно, что угроза санкций по-прежнему сосредоточена в основном на фигуре наследного принца Мухаммеда бен Сальмана.  ЦРУ и Сенат считают наследного принца Мухаммеда бен Сальмана ответственным за убийство Хашогги, а это означает, что только Белый дом препятствует Конгрессу наложить санкции на его активы или учреждения, связанные с ним. Но даже без таких действий Конгресса социальные и политические силы в Соединенных Штатах и Европе будут использовать «дело Хашогги» для протеста и бойкота Саудовской Аравии. Смерть Хашогги усилила критику саудовской политики в Йемене; после его убийства, например, Германия запретила экспорт оружия в королевство. Активисты также подвергли прессингу  французские поставки оружия в Саудовскую Аравию, а в Соединенном Королевстве в решении суда приводились данные о нарушении КСА прав человека в Йемене, как часть обоснования решения о  блокировании экспорта оружия в Эр-Рияд. Эта активность будет по-прежнему преобладать и распространяться не только на правительства, но и на частный бизнес, который работает с Саудовской Аравией. И хотя оружейная промышленность каждой из этих стран будет бороться с этой тенденцией, у них на сегодня гораздо меньше политических союзников, чем в прошлом.

Существует один возможный, главный сдерживающий фактор этой негативной для КСА тенденции: конфликт с Ираном, в котором статус Саудовской Аравии как военной базы и регионального союзника будет иметь решающее значение. Это, безусловно, отодвинет на второй план проблему Хашогги, но не похоронит ее: как только военная чрезвычайная ситуация закончится, вопросы об обстоятельствах кончине журналиста снова возникнут, тем более, что наследный принц Мухаммед бен Сальман, похоже, реально рассматривается на пост будущего короля. Американские эксперты в этой связи полагают, что, без существенного изменения положения в области прав человека в Саудовской Аравии и серьезного изменения репутации наследного принца на Западе, это дело  будет продолжать быть «камнем преткновения» между  Вашингтон и Эр-Риядом.  Таким образом, «дело Хашогги», будет иметь длительный эффект. В Соединенных Штатах нынешняя администрация Белого дома откладывает санкции против королевства, но она вряд ли сможет удержать эту ситуацию в долгосрочной перспективе. Кроме того, это дело  будет постоянно подвергать рискам  репутацию  наследного принца Мухаммеда бен Сальмана до тех пор, пока  этот он остается у власти, создавая дополнительный репутационный риск для правительств и предприятий, которые будут  работать с ним.

52.79MB | MySQL:104 | 0,234sec