Отчет SIGAR: О роли США в антинаркотической политике Афганистана. Часть 2

В период с 1 января по 21 марта 2019 года Министерство обороны США сообщило об изъятии в Афганистане 1327 кг героина, 18 808 кг гашиша и 14,68 кг метамфетамина. В отличие от предыдущих кварталов, Министерство обороны США не предоставляло SIGAR данные об изъятии опиума или результаты запрещения различных незаконных веществ. Управление по борьбе с наркотиками (УБН) США сообщило, что за тот же период афганские специализированные подразделения провели 36 операций с конфискациями и арестами по сравнению с 53 операциями, о которых сообщалось в предшествующем квартале. В течение данного периода не было достигнуто никаких масштабных целей. В феврале 2019 года гражданин Афганистана был экстрадирован в Нью-Йорк из Эстонии, где он был арестован в октябре прошлого года за попытки переправить большие объемы героина в Соединенные Штаты и за направление доходов от продаж организации «Талибан», а также за попытки оказания финансовой помощи террористической «Сети Хаккани». Управление по борьбе с наркотиками раннее сообщало SIGAR, что сложная обстановка в области безопасности сфер производства и переработки наркотических средств ограничивает обеспечение соблюдения законов о наркотиках и является основной причиной прекращения запретительной деятельности на всей территории Афганистана. Бюро по международным вопросам борьбы с наркотиками и правопорядка США сообщает, что члены Полиции по противодействию наркоторговле в Афганистане (CNPA) все чаще могут планировать и проводить эффективные операции по борьбе с производством и оборотом наркотиков. За последние пять лет результаты изъятия запрещенных веществ специализированными подразделениями улучшились, однако объемы конфиската выглядят не очень уверенно на фоне объемов годового производства опия. В период с 2015 по 2019 годы было изъято около 65 метрических тонн опия, однако, согласно оценкам правительства США, производство данного вещества в Афганистане только в 2018 году достигло 5330 метрических тонн. Центр правосудия по борьбе с наркотиками Афганистана (CNJC) является центральным учреждением, осуществляющим расследования, судебное преследование и судебные разбирательства крупных дел, связанных с коррупцией и распространением наркотиков. Ежегодно Центр получает от Бюро по международным вопросам борьбы с наркотиками и правопорядка 6 млн долларов США на эксплуатацию и техническое обслуживание. Согласно данным Министерства юстиции США, с 1 октября по 31 декабря 2018 года CNJC расследовал 134 дела, арестовал 166 человек по этим делам и передал 302 дела для судебного разбирательства, в результате чего было вынесено 129 судебных приговоров. Как отмечается в отчете SIGAR о противодействии наркотикам, CNJC является примером успеха в наращивании потенциала, но не в стратегическом отношении. Центр расследует несколько сотен дел ежегодно, однако большое количество обвинительных приговоров не оказало заметного влияния на общий уровень производства и оборота наркотиков. В то же время CNJC не преследовал в судебном порядке крупных торговцев, которые часто связаны с афганской политической элитой. Новый Уголовный кодекс Афганистана, вступивший в силу в конце 2017 года, разрешает конфисковывать активы (включая землю, сооружения и транспортные средства), используемые или полученные в результате производства и оборота наркотиков. Однако, согласно информации Министерства юстиции США, у афганского правительства нет юридической возможности распределять доходы от арестованных активов в поддержку правоохранительных органов. По мнению Министерства юстиции, CNJC сосредоточивается на преступниках низкого уровня вместо того, чтобы преследовать крупные цели. Следователи и прокуроры ведут убедительные дела и имеют высокий уровень обвинительных приговоров, но они часто не достигают более высоких рейтинговых показателей в качественном отношении. Крупные наркоторговцы затем нанимают новых людей, чтобы заменить подозреваемых из более низкого звена, на которых нацелено CNJC, и продолжают свои операции. Чиновники Министерства юстиции и Государственного департамента США предприняли попытку увеличить количество расследуемых случаев, однако они заявили, что уголовный процесс в Афганистане несовместим с долгосрочными расследованиями. Согласно афганскому законодательству, прокуроры имеют мало полномочий по определению или предъявлению обвинений; также, в случаях разбирательств, почти всегда требуется арест. Министерство юстиции заявило, что оно сотрудничает с CNJC, а его генеральный директор Мохаммад Ариф Нури всегда выполняет запросы ведомства о предоставлении информации. Однако Нури не стал проходить проверку на детекторе лжи, в отличие от своих подчиненных, что вынудило уже, в свою очередь, правительство Великобритании приостановить надбавку к его зарплате. Подводя промежуточный итог выше сказанному, мы видим, что афганская система уголовного-процессуального права в отношении контроля за оборотом наркотиков не доработана и преимущественно выстроена по принципу, согласно которому количество раскрываемых дел превыше собственно качества раскрываемости. Вместе с тем, учитывая, что крупные игроки в сфере незаконного оборота наркотиков зачастую имеют связи с политическими элитами Афганистана, подлинность намерений правительства страны в искоренении данной проблемы по-прежнему остается под сомнением.

52.77MB | MySQL:104 | 0,322sec