Размышление о последствиях турецкой военной операции против курдов на севере Сирии

США напомнили Турции о возможных дестабилизирующих последствиях операции на севере Сирии для самой Анкары, региона и за его пределами. Об этом говорится в поступившем в понедельник 7 октября  в ТАСС заявлении официального представителя Пентагона Джонатана Хоффмана. «Как и президент США [Дональд Трамп], Министерство обороны ясно заявило Турции, что не поддерживает операцию на севере Сирии, — отмечается в тексте. — Вооруженные силы США не поддержат и не будут вовлечены в эту операцию. Министр обороны Марк Эспер и глава Комитета начальников штабов Вооруженных сил США Марк Милли подчеркнули в разговоре с турецкими коллегами, что односторонние действия создают риски для Турции». «Мы будем работать с союзниками по НАТО и партнерами по международной коалиции, напоминая Турции о возможных дестабилизирующих последствиях действий для самой Турции, региона и за его пределами», — говорится в заявлении. Такие заявления в общем-то уже являются арьергардными боями и попытками сохранить лицо, поскольку сразу же после решения Д.Трампа передислоцировать  50 американских военных из зоны будущей локальной операции турецких войск против сил «Сил демократической Сирии» (СДС) в самих США поднялся шум, который естественно был инициирован  политическими оппонентами американского президента. Его обвиняют чуть не в выводе всех американских войск из Сирии, что де угрожаемой национальным интересам страны и внушает ненужный оптимизм Тегерану и Москве. Напомним, что президент Турции Р.Т.Эрдоган 1 октября сообщил, что Анкара намерена самостоятельно создать зону безопасности к востоку от реки Евфрат в Сирии, поскольку не смогла достичь желаемого результата на переговорах с американской стороной. 6 октября Эрдоган провел телефонные переговоры с Трампом, по итогам которых Белый дом сообщил, что Вашингтон не станет поддерживать и каким-либо образом участвовать в военной операции Турции на севере Сирии, а американские военные не будут находиться поблизости от места ее проведения. Вот после этого началась сплошная пропаганда. 7 октября президент Турции сообщил, что Соединенные Штаты начали отводить войска с северо-востока Сирии, где Анкара намеревалась провести операцию по созданию зоны безопасности. Звучит это так, как будто Анкара вынудила американцев уйти из Сирии. При этом делается это настолько нагло, что Трамп не выдержал и пообещал «разорвать турецкую экономику на куски». Отреагировала и администрация, правда, более дипломатично.  Уход американских военных из зоны турецкой операции на северо-востоке Сирии не означает, что США начали вывод своих войск из этой страны. Об этом заявил в понедельник 7 октября в ходе брифинга для журналистов представитель вашингтонской администрации высокого ранга. «Вывод от 50 до 100 американских военных <…> не является началом официального вывода [войск] из Сирии», — сказал он. По его словам, в Вашингтоне стремятся к скорейшему возвращению американских военных на родину, однако «сейчас не время для подобных действий». Представитель администрации пояснил, что американские военнослужащие будут перемещены в другой район Сирии, а не за ее пределы: «Сейчас мы перемещаем 50 военных в пределах Сирии». «Президент говорил множество раз, что американцы хотят возвращения войск США на родину как можно скорее. И нашей конечной целью остается возвращение на родину войск с Ближнего Востока, чтобы стороны в регионе сами определяли собственное будущее», — сказал представитель исполнительной ветви власти США. «Однако сейчас не время для какого-то подобного шага. Сейчас мы [лишь] перебрасываем 50 военнослужащих внутри Сирии», — отметил этот чиновник. Но это совершенно не остановило вал критики внутри самих США, что собственно было предсказуемо и на что не стоит обращать особого внимания: демократы очевидно проигрывают еще толком не начавшуюся предвыборную кампанию и уже не знают за что пытаться критиковать Трампа. Но это внутренние дела США, нас интересует в данном случае смысл происходящего и его последствия.

Американские эксперты в этой связи отмечают,  что решимость Турции продолжить военное вторжение на северо-востоке Сирии вынудила США сделать выбор между стратегическими отношениями с Анкарой и местными обязательствами. Решение США о выводе войск значительно снижает риск столкновения с турецкими войсками и создает возможность для улучшения их отношений. Вывод войск сделает другие союзнические группы  в регионе и за его пределами более осторожными в отношении выстраивания  более тесных отношений с Вашингтоном. Турция, по-видимому, серьезно намерена провести очередную победоносную кампанию против СДС, союзника США, в котором доминируют курдские «Силы народной самообороны» (СНС). Эта турецкая операция, так и вывод войск США могут иметь очень серьезные последствия. «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России), вероятно, попытается воспользоваться любым крупным столкновением между турками и СДС, чтобы восстановить свой потенциал на севере Сирии. В этой связи рискнем заметить, что силы ИГ, про которые говорят американские эксперты, это видимо в основном местные арабы-сунниты. Поэтому необходимо отдельно остановиться подробнее на такой перспективе. Сразу скажем, что больших проблем с ИГ турки в данном контексте испытывать не будут. Более того, они будут активно использовать арабов-суннитов для борьбы с курдами и непримиримыми джихадистами. Что они делали еще со времен экспансии ИГ  в Сирии, а свидетельств о том, что  турецкие военные откровенно перебрасывали оружие (катарскими самолетами сначала в Турцию, а потом сухопутным путем в Сирию) сторонникам ИГ, более чем предостаточно. Появились новые доказательства того, что турецкое правительство при президенте Р.Т.Эрдогане тайно оказывает прямую военную, финансовую и материально-техническую поддержку ИГ, даже претендуя на борьбу с террористической сетью. Доказательства представлены в виде показаний террориста ИГ, захваченного курдскими боевиками, широко признанными в качестве наиболее эффективной силы, противостоящей ИГ на местах. Показания были сообщены через два  курдских информационных агентства: информационное агентство (ANHA), которое был основан в Рожаве, и турецко-курдское Ajansa Nûçeyan  Firatê (информационное агентство «Фират» или «АНФ-Новости»). Головной офис последнего находится в Амстердаме. Интервью с боевиком ИГ, захваченным курдскими СНС, показывают, что турецкие военные и силы безопасности содействуют операциям ИГ в Сирии, а также террористическим атакам ИГ внутри Турции. Можно конечно сказать, что это ангажированная информация и сделана под давлением, но новые показания лишь подтверждают аналогичные заявления других бывших и действующих членов ИГ, а также западных и ближневосточных разведывательных источников. Гражданин Турции, который присоединился к джихадистской группировке в Сирии в 2014 году, Йылдыз был главным подозреваемым в двойных взрывах штаб-квартиры одной из главных оппозиционных партий в Турции, прокурдской Партии демократии народов (ПДН). Взрывы произошли в офисах ПДН в Адане и Мерсине в мае 2015 года. Йылдыз продолжал участвовать в серии новых террористических атак в Турции. Но он также был первоначально главным подозреваемым в теракта ИГ в Стамбуле в марте 2016 года, в результате которого погибли 4 и получили ранения 39 гражданских лиц. После взрыва в марте 2016 года в Стамбуле турецкая полиция вновь обнародовала имена Йылдыза и его сообщников, назвав их тремя подозреваемыми террористами ИГ, планирующими дальнейшие удары внутри Турции. В интервью ANHA  террорист сказал, что ведущие турецкие члены ИГ свободно перемещаются между Турцией и Сирией, потому что некоторые из них работают на турецкую разведку. Пограничные заставы  при этом регулярно отзывались турецкими силами безопасности в определенные часы, чтобы позволить группам из 20-30 боевиков ИГ беспрепятственно и незамеченными пройти через них. Йылдыз показал: «Есть неофициальное соглашение между МIТ Турции и ИГ. Турция поддерживает ИГ, потому что оно представляет угрозу для курдов, и они могут использовать ее против них». Он подтвердил, что турецкие военные имели открытые линии связи с ИГ еще во время вторжения террористической группировки в Ирак в июне 2014 года: « … когда Мосул был впервые захвачен, около 50 человек находились в плену ИГ в турецком консульстве. По просьбе турецких военных,  эти пленные были обменены с Турцией на 100 наших друзей». По словам Йылдыза, основной целью Турции в поддержке ИГ является использование группировки в качестве геополитического оплота против растущей политической и военной мощи курдских группировок: «Турецкое государство и президент Реджеп Тайип Эрдоган поддерживают нас исключительно потому, что они против курдов. Это не потому, что он привязан к нам или что-то в этом роде.  Он не имеет никакого отношения к исламу. Он не поддержал бы нас ни на один день, если бы мы не сражались против курдов». Йылдыз также подтвердил, что ИГ имеет массовое присутствие по всей Турции, «в Стамбуле, Конье, Анкаре и всех курдских городах. Но Газиантеп  был выбран в качестве центральной базы для эффективного использования границы и для того, чтобы все маршруты проходили от общей точки». Газиантеп, по его словам, является пропускным пунктом на территорию ИГ для иностранных боевиков со всего мира, в том числе турецких граждан. И все же они делают это безнаказанно, прямо под носом у турецких силовиков. Он определил несколько различных точек перехода «вокруг Газиантиеп и Килиса. Одной из них была деревня Рай. Мы проезжали через Рай, Чобанбей и Эльбейли. Одним из наиболее часто используемых мест был Каркамыш. Это недалеко от Джараблуса. Это были проходные каналы, которые всегда открытые для нас». Ахмет Яйла, бывший начальник отдела по борьбе с терроризмом и предупреждению преступности   Национальной полиции  Турции в период с 2010 по 2014 год, имел непосредственный опыт проведения операций на турецко-сирийской границе. «Правительство Эрдогана последовательно закрывало глаза на то, что десятки тысяч сторонников ИГ используют стамбульский аэропорт и турецкую границу, чтобы пересечь Сирию и присоединиться к ИГ», — сказал он. Тайники документов, изъятых курдскими силами у боевиков ИГ в период с декабря 2014 по март 2015 года, предоставили документальные доказательства того, что боевики ИГ свободно перемещались взад и вперед через турецко-сирийскую границу при содействии «частных компаний». В прошлом году анонимный высокопоставленный сотрудник ЦРУ дал утечку в прессу о том, что   разведданные, полученных в результате проведения крупного рейда под руководством США на конспиративную квартиру ИГ в Ираке, дают основания полагать, что «прямые сделки между турецкими чиновниками и высокопоставленными членами ИГ теперь неоспоримы». Чиновник подтвердил, что Турция также оказывает помощь другим джихадистским группировкам, в том числе «Ахрар аш-Шам» и «Джебхат ан-Нусра», аффилированным с «Аль-Каидой» (запрещена в России) в Сирии. «Различия, которые они проводят [с другими оппозиционными группами], действительно тонкие», — сказал чиновник. «Нет никаких сомнений в том, что они в военном отношении сотрудничают с обоими». Но, возможно, самая убийственная оценка была дана одним из собственных союзников Эрдогана, королем Иордании Абдаллой II, который сказал на встрече высокопоставленных представителей Конгресса в Вашингтоне в январе, что Турция намеренно поощряет ИГ отправлять террористов через границу в Европу для совершения террористических атак. «Тот факт, что террористы идут в Европу, является частью турецкой политики, и Турция продолжает  отпускают их с крючка», — сказал иорданский король на встрече.

В этой связи американские эксперты указывают на то, что роль США в Ссеверо-Восточной Сирии связана с двумя основными проблемами: их важными, но проблемными отношениями с Турцией и продолжающейся кампанией против «Исламского государства». У Соединенных Штатов и Турции были давние политические разногласия по поводу судьбы Северо-Восточной Сирии. Соединенные Штаты рассматривают СДС как ценного местного партнера, который внес существенный вклад в кампанию против ИГ. Турция, с другой стороны, относится к СДС враждебно, утверждая, что курдские ополченческие группы связаны с Рабочей партией Курдистана (РПК), которую она считает террористической группой. Несмотря на свои амбиции противостоять курдскому присутствию на северо-востоке Сирии, ранее Турция воздерживалась от проведения военной операции из-за риска непреднамеренных столкновений со своим американским союзником, рассчитывая на то, что Соединенные Штаты прекратят свое присутствие в стране. Но в течение последних нескольких недель, когда ее терпение истощилось, а ранее объявленный   президентом США Дональдом Трампом вывод американских войск не был реализован, Турция решилась на  рискованную операцию  в Северо-Восточной Сирии, несмотря на возражения США. При этом, когда дело дошло до принятия решения, Белый дом решил укрепить критическое партнерство со стратегическим союзником, а не защищать лояльного, но относительно небольшого местного партнера. В то время как турки рассматривают пограничный регион как вопрос критической национальной важности, Соединенные Штаты, похоже, не хотят рисковать полным взрывом с Турцией из-за  этого вопроса. В глазах США стратегическая ценность СДС значительно меньше, чем у Турции. Для Вашингтона СДС оказались полезным в качестве оплота против «Исламского государства», с некоторым дополнительным преимуществом расширения влияния США в Сирии. С другой стороны, несмотря на свои непростые отношения с США, Турция остается значительной экономической державой, имеет второй по величине военный потенциал в НАТО и занимает критическое географическое положение на южном фланге России. Какие негативные последствия все эти решения Вашингтона могут иметь? СДС уже предупредил, что если им придется отвлечь внимание на борьбу с Турцией, заключенные сторонники « Исламского государства», которых они держат под стражей, могут бежать (их просто отпустят — авт.). Вывод войск может подорвать влияние США в других удерживаемых СДС районах Сирии, толкнув курдов в орбиту влияния   сирийского правительства и России. Этот шаг также укрепляет  представление союзников США на региональном и даже глобальном уровнях о том, что в конечном итоге Вашингтон ставит свои интересы выше своих союзнических обязательств. Это может повредить усилиям США в других проблемных районах мира, особенно когда они пытаются привлечь местных партнеров к своим усилиям по борьбе с повстанцами. В этой связи обратим внимание на то, сказал сенатор Кеннеди еще в январе с.г. Он тогда заявил, что присутствие американских войск в Сирии не только обеспечивает поставки и материально-техническую поддержку курдам, но и является видимым признаком солидарности США в борьбе с исламистским терроризмом. «Без гарантий нашей поддержки курды будут вынуждены защищаться сами. Без курдов мы не можем быть уверены в том, что они будут продолжать  заполнять вакуум власти в районах Сирии, которые они в настоящее время контролируют. Мы просто не сможем сделать это самостоятельно», — добавил он. Кеннеди далее отметил: «Мы знаем, что наше присутствие на севере Сирии сдерживает Асада, Турцию, Россию и Иран от получения более прочных позиций в этом районе. Если курды уязвимы для нападения со стороны Турции или сирийских повстанцев, я боюсь, что они могут обратиться к нашим врагам за защитой»”, — заявил Кеннеди. Он добавил, что «курды  не могут одновременно отбиваться от турецких войск и преследовать остатки ИГ. Если бы Америка отказалась от поддержки  курдов в Сирии сейчас, это поставило бы под угрозу безопасность наших союзников, поставило бы под угрозу безопасность Израиля и Иордании и рисковало бы подвергнуть регион еще большему потрясению». Вот собственно очень точный анализ ситуации и негативных последствий для США, который был дан практически год назад. К этому добавим, что нынешний сценарий совершенно не устраивает по своим долгосрочным перспективам Москву, которая заняла выжидательную позицию: «ни нашим, ни вашим». Возможно это и наиболее оптимальный алгоритм действий в нынешних регалиях, но вот только уход американцев из Сирии (если он вдруг состоится) поставит на повестку дня открытое противостояние уже с Турцией: бесконечно укорять США в бездействии более не получится. В идеальной ситуации для Анкары вывод американцев с севера Сирии и вытеснение оттуда курдов поставит Заевфратье наряду с Идлибом под практический контроль Анкары. И тогда говорить надо будет не о территориальной целостности  Сирии, а о явных предпосылках к полному разделу страны. На севере Сирии таким образом создается альтернативное от Дамаска полугосударственное образование, в котором будут доминировать откровенные джихадисты. И создаваться оно будет не США, а Турцией в рамках своих неосманских тенденций.  И в этой связи сразу же вновь появятся старые мотивы в турецкой политике в связи с полным отказом от любого диалога с президентом САР Б.Асада. И все нынешние инициативы, например, создания Конституционного комитета приобретут совершено иной смысл, который Москве точно не понравится.

52.81MB | MySQL:112 | 0,412sec