К развитию ситуации на северо-востоке Сирии

Северо-восток Сирии, находящийся под контролем курдских «Сил демократической Сирии» (СДС), пользовавшихся до последнего времени политической и военной поддержкой со стороны США, а до этого бывший ареной войны против террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России),  вновь грозит превратиться в горячую точку. Новая эскалация напряженности в этом регионе связана с угрозами Турции развернуть крупномасштабные военные действия против вооруженных формирований сирийских курдов и решении американского президента Дональда Трампа о выводе американских военнослужащих с севера Сирии.

5 октября, выступая по турецкому телевидению, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил о том, что недоволен ходом реализации договоренностей с США о создании зоны безопасности на севере Сирии. В связи с этим он решил начать в этом регионе (районы, занятые курдскими «Силами народной самообороны») военную кампанию. Одновременно турецкий МИД выпустил заявление, указывающее на то, что турецкие войска вскоре войдут в северо-восточные районы Сирии. В заявлении говорится: «Обещания военных кругов США не были выполнены. В процессе силовые структуры США вместо того, чтобы прекратить взаимодействие с ПДС/СНС ( Партия демократического союза/Силы народной самообороны – авт.) увеличили его. Этот подход противоречит союзным отношениям между нашими странами». 6 октября президент Дональд Трамп в коротком заявлении объявил о выводе американских военнослужащих с северо-востока Сирии. Это решение было принято после его телефонного разговора с турецким президентом ЭР.Т.Эрдоганом. Как сообщается, этот шаг стал неожиданностью для Пентагона. Американские дипломаты постарались как могли сгладить эту ситуацию. Один из них заявил о том, что «предстоящее турецкое наступление является очень плохой идеей, а 100 американских военнослужащих выводятся из зоны конфликта, чтобы не участвовать в действиях турецкой армии». Он дал понять, что президент США является противником турецкой вооруженной акции.

В то же время записи в Твиттере Дональда Трампа создают совсем другое впечатление. Трамп пишет о том, что «происходящее в Сирии уже не является бизнесом США. На бессмысленные и смехотворные войны, доставшиеся нам в наследство от администрации Обамы, уже было потрачено немало денег налогоплательщиков. Время вернуть наших солдат домой, оставив Турции, курдам, России и Европе разбираться со сложившейся ситуацией». Впрочем, после этого, чтобы сгладить впечатление от фактического предательства Соединенными Штатами сирийских курдов, Трамп написал о том, что если «Турция сделает что-нибудь, что согласно моей великой и несравненной мудрости (каков стиль! –авт.) будет выходить за пределы дозволенного, мы сможем полностью разрушить и стереть турецкую экономику». Вероятно, такие угрозы способны усилить антиамериканские настроения в турецком обществе, а также укрепить пошатнувшиеся внутриполитические позиции турецкого правительства и партии ПСР.

Угрозы Турции начать военную кампанию вызвали поток алармистских заявлений со стороны сирийских курдов. «Мы скорее умрем с честью, чем позволим турецким войскам завоевать наши земли», — заявил один из лидеров Партии демократического союза (ПДС) Салих Муслим. Он добавил, что турецкое присутствие может усилить террористическую группировку «Исламское  государство», потому что «Турция и ИГ являются союзниками, и все это знают». Один из представителей СДС отметил, что «США попросили нас демонтировать укрепленные сооружения, блокировать туннели, вывести тяжелое вооружение и часть наших войск, выполняя свою часть соглашений о создании зоны безопасности. Мы сделали это, так как американцы говорили нам, что это единственный путь, чтобы удержать турок от вторжения. А сейчас ни приглашают турецкую армию войти на нашу территорию».

В сложившейся ситуации важно дать ответ на несколько вопросов. Насколько серьезными являются планы турецкого вторжения? Чем мотивировано намерение Трампа устраниться из сирийского кризиса? Какова будет возможная реакция Сирии, России и Ирана на турецкую военную операцию? Турецкая журналистка Амберлин Заман сомневается, что Анкара всерьез намерена осуществить крупномасштабную военную операцию на северо-востоке САР. Она считает решение президента США показателем того, что в администрации Трампа возобладали круги, настаивающие на нормализации отношений с Турцией. Восстановить стратегическое партнерство с важнейшим союзником по НАТО для Вашингтона важнее, чем сохранить сомнительное военное присутствие в Сирии. Обращает на себя внимание, что США так и не подвергли Турцию серьезным санкциям за покупку российских систем ПВО С-400 и закулисную коммерцию с Ираном, несмотря на американские санкции. Ни для кого не секрет, что турки через Halkbank покупают иранскую нефть по схеме «нефть в обмен на золото».

Что касается причин решения Трампа вывести войска из Турции, то здесь целесообразно выделить несколько моментов помимо уже упомянутого желания американского президента наладить отношения с Турцией. Дональд Трамп последователен в выполнении своих предвыборных обещаний о выводе войск США с Ближнего Востока. Помимо прекращения американского военного присутствия в Сирии об этом говорят и военные передвижения в регионе Персидского залива. Пентагон объявил о выводе с базы Эль-Удейд в Катаре Объединенного Центра воздушных и космических операций (Combined Air and Space Operations Center (CAOC)). Этот штаб переносится за 7 тысяч миль, на базу ВВС в Шоу, в Южной Каролине. Этот перевод командования отражает опасение Вашингтона перед тем, что в случае масштабной войны с Ираном военные базы США в Катаре станут приоритетной мишенью иранских вооруженных сил и прокси-групп. Одновременно сокращается и военно-морское присутствие американцев в Заливе. Многие военные суда постепенно выводятся на другие базы в Индийском океане.

В то же время в Вашингтоне отлично понимают, что Турция в случае реализации военных планов столкнется с очень серьезными препятствиями и проблемами. Во-первых, турецкое наступление не будет легкой прогулкой. Вооруженные формирования СНС прекрасно вооружены американским оружием и натренированы американскими военными инструкторами. Они приобрели значительный боевой опыт в сражениях против ИГ. Вполне возможно, что для Турции это будет войной на истощение в военном, финансовом и экономическом смысле. Во-вторых, если даже предположить, что турки сумеют одержать военную победу над СНС, то на них ляжет обязанность по обустройству занятых территорий, основательно разрушенных военным конфликтом. Если же турки станут осуществлять свой план по расселению здесь миллиона сирийских беженцев, то это будет означать дополнительные расходы по созданию здесь инфраструктуры и рабочих мест. При этом понятно, что США не окажут никакой финансовой помощи, а экономическое содействие со стороны Евросоюза очень сомнительно. В-третьих, турецкое правительство столкнется с проблемой «военнопленных» из числа бывших боевиков ИГ и членов их семей. В лагере Аль-Холь на северо-востоке Сирии под охраной всего 500 курдских боевиков содержатся 60 тысяч пленников ИГ, включая женщин и детей. Многие государства мира, в том числе Франция и Германия отказываются принимать собственных граждан, воевавших на стороне этой террористической организации. Многие боевики ИГ за неимением «концлагерей» содержатся в больницах и школах. Без охраны со стороны курдов они просто разбегутся, что создаст значительные проблемы для безопасности Турции.

Еще одной серьезной проблемой является реакция Сирии на турецкую военную оперцию. Пока со стороны Дамаска не поступило реакции на заявленную турецкую военную операцию. Однако не приходится сомневаться, что, если военные планы Анкары осуществятся, они со временем натолкнутся на сопротивление Сирийской Арабской Армии (САА). Дамаск никогда не откажется от планов восстановить территориальную целостность Сирии.

Что касается Ирана, то со стоны этого государства турецкая военная операция, скорее всего, получит одобрение. Источники в Бейруте сообщают о возрастающем влиянии на территориях, занятых СДС, боевиков из Партии свободной жизни Иранского Курдистана (Пежак).  По их информации, именно полевые командиры этой партии настояли в 2018 году на том, чтобы вооруженные формирования СНС не передали Африн Сирийской Арабской Армии, когда турки вошли в этот район. Партия Пежак левого толка с 1980 года ведет борьбу против ИРИ. В 2009 году американцы по просьбе турецкого правительства включили эту группировку в список террористических организаций за ее сотрудничество с РПК. Штаб-квартира партии расположена в труднодоступном районе Кандиль в Иракском Курдистане. Однако в последнее время отношение спецслужб США к Пежак изменилось. Эта партия отказалась от марксистской идеологии, установив партнерские отношения с Израилем и Саудовской Аравией. Ливанские СМИ полагают, что именно лидеры Пежак побудили руководителей СДС предоставить плацдарм для израильских дронов, подвергших в августе с.г. бомбардировке позиции «Аль-Хашед аш-Шааби» в Ираке.

Таким образом, перспективы проведения турецкой военной кампании на севере Сирии пока вызывает больше вопросов, чем ответов.  Однако в любом случае нынешние военно-политические процессы могут серьезно изменить ход сирийского конфликта.

52.76MB | MySQL:104 | 0,409sec