О соглашении с Турцией по северо-востоку Сирии и его возможном влиянии на российско-турецкие и турецко-американские отношения

22 октября между президентами Российской Федерации и Турции в Сочи были достигнуты договоренности, касающиеся приостановки турецкой военной операции на северо-востоке Сирии. Данное соглашение, уже охарактеризованное турецким агентством Anadolu как «историческое». Целесообразно выделить ряд моментов в этом соглашении. Во-первых, обе стороны подтвердили свою приверженность сохранению единства и территориальной целостности Сирии и безопасности Сирии. Во-вторых, они подчеркнули решимость бороться с терроризмом во всех формах и проявлениях и с сепаратистами на территории Сирии (намек в сторону курдов из СДС). В-третьих, сохраняется статус-кво (т.е. продвижение турецких войск на глубину 32 километров в промежутке между Телль-Абъядом и Рас-эль-Айном). В-четвертых, обе стороны подтвердили важность Аданского соглашения 1998 года и необходимость его соблюдения в  настоящее время. В-пятых, Россия фактически берет ответственность за вывод курдских вооруженных формирований на 30 километров от турецко-сирийской границы. Курдские отряды самообороны должны быть выведены в течение 150 часов. С этого времени начнется совместное российско-турецкое патрулирование на глубину 10 километров к западу и востоку от района проведения операции «Источник мира» кроме города Камышлы.

Несомненным положительным итогом данных соглашений для Российской Федерации и Сирии является подтверждение территориальной целостности САР и гарантии того, что турецкая армия не отхватит серьезный участок сирийской территории и не создаст новый анклав по типу Идлиба. Одновременно одним из итогов турецкой военной операции уже стало признание руководством курдских кантонов верховной власти Дамаска и выход сирийских войск на сирийско-турецкую границу в ряде пунктов (Манбидж, Тель-Рифаат). В то же время достижение российско-турецких договоренностей как и любой серьезный политический шаг несет в себе определенные риски. Во-первых, Россия становится ответственной за крайне непростые и чреватые дальнейшими кризисами отношения в треугольнике Турция-Сирия-сирийские курды (СДС). Пока непонятно, в частности, как будет проходить сдача курдскими формированиями оружия или их интеграция в сирийские силовые структуры.

Во-вторых, если курдские отряды самообороны действительно добровольно будут выходить из приграничной с Турцией зоны, то  у сирийских курдов нет нужды выводить своих боевиков из Восточного Дейр эз-Зора, где сосредоточены основные газовые и нефтяные месторождения САР. Обретение контроля над ними необходимо сирийскому правительству для успешного восстановления экономики страны. В-третьих, в последнем по времени  российско-турецком соглашении ничего не говорится о решении проблемы Идлиба. Еще одним беспокоящим моментом является то, что Пентагон, оказывается, не собирается эвакуировать американских военнослужащих с нефтяных месторождений в провинциях Ракка и Дейр эз-Зор, мотивируя это тем, что они, якобы «могут быть захвачены боевиками ИГ». То есть одна из важнейших целей – возвращение ТЭК Сирии под контроль Дамаска, пока не достигнута.

Интересно, что гарантии по приостановлению турецкой военной операции являются не первыми, которые дал президент Реджеп Тайип Эрдоган. До того, как дать их президенту Путину, он предоставил их американцам во время визита в Анкару вице-президента США Майкла Пенса. Визиту Пенса предшествовало получение турецким лидером послания от американского президента, которое многие наблюдатели уже сравнили с «письмом запорожцев турецкому султану». В нем содержатся такие перлы как: «Я не хочу быть ответственным за  разрушение турецкой экономики, но я сделаю это», «Давайте заключим хорошую сделку!», «Не будь упрямцем, не будь дураком!». Обозреватель газеты   The Guardian Джулиан Бургер в этой связи сравнивает послание Трампа с грозным письмом владельца недвижимости арендатору-неплательщику, сетуя на то, что «король трущоб поселился в Белом доме». Впрочем, тот же журналист указывает на показной, в значительной степени пиаровский тон угроз Трампа. Фактически американский президент не только открыл турецким вооруженным силам путь на северо-восток Сирии (операция была начата после телефонного разговора Трампа с Эрдоганом 8 сентября), но и стремится наладить с Анкарой партнерские отношения, утраченные при Бараке Обаме. Конечно, самолюбивому турецкому президенту было неприятно получить такое послание (по свидетельству сотрудников его администрации, он выбросил его в мусорную корзину). Однако на сегодня для него важнее восстановление партнерских, доверительных отношений с Вашингтоном.

Эрдоган не даром игнорирует экономические угрозы, исходящие от президента США. Бургер пишет: «Санкции, объявленные 14 октября, оказались в значительной степени пустышкой: отмена сделки на один миллиард долларов, которая и так не была бы заключена и удвоение тарифов на импорт турецкой стали, которая составляет только часть экспорта из Турции в США». В настоящее время Конгресс США с подачи демократа Боба Менендеса планирует ввести санкции на экспорт в Турцию американского оружия, но существуют серьезные экспертные оценки того, что Трамп наложит на них президентское вето. Президент США даже не отменил визит в Вашингтон Реджепа Тайипа Эрдогана, запланированный на 13 ноября. По поводу самого письма Б.Менендес высказался так: «Я рассматриваю это письмо как попытку президента прикрыть свою задницу (так в оригинале –авт.) после урагана протеста со стороны оппозиции. В конце концов я не думаю, что оно написано серьезно».

Интересно, что Трампа в своем письме к турецкому президенту упомянул о том, что может организовать его переговоры с генералом Мазлумом Абди, командующим Силами народной самообороны сирийских курдов. Буквально он написал: «Генерал Мазлум хочет разговаривать с Вами (Эрдоганом – авт.) и он готов на уступки, которые никогда не делались в прошлом. Я раскрываю содержание конфиденциального письма, которое он мне направил». Ирония судьбы состоит в том, что Мазлум Абди (он же Мазлум Кобане) является в Турции одним из самых разыскиваемых «террористов», судьба которого в течение последних 30 лет связана с РПК. Одновременно Мазлум является приемным сыном лидера РПК Абдуллы Оджалана. Придя к власти, Эрдоган начал осуществлять усилия по решению курдской проблемы в Турции, включая прекращение военных действий в восточных районах страны и интеграцию курдских националистов. Это делалось с ведома и одобрения Вашингтона. В 2012 году Эрдоган даже собирался вести переговоры с Абдуллой Оджаланом, содержащимся в заключении в тюрьме на острове Имралы в Мраморном море. Лидер РПК в марте 2013 года позитивно откликнулся на призыв турецкого премьер-министра, объявив о прекращении огня и выводе боевиков своей партии за пределы Турции. Начавшееся примирение с РПК было сорвано летом 2015 года после появления боевиков СДС на турецких границах и обозначившегося намерения турецкого лидера изолировать прокурдскую Партию демократии народов в ходе парламентских выборов. Интересно однако, что Оджалан продолжал отстаивать курдскую автономию в составе Турции и был полон решимость закончить дело миром. В самом скором времени Мазлум Абди должен посетить Вашингтон. Если он окажется там одновременно с Р.Т.Эрдоганом, вполне возможно заключение важных договоренностей при американском посредничестве. Не на эту ли сделку указывал Трамп в своем письме к турецкому лидеру? Таким образом, отказ Вашингтона от поддержки курдов и отход их боевиков от сирийско-турецкой границы убирает самое важное препятствие в турецко-американских отношениях.

52.76MB | MySQL:104 | 0,314sec