Израильские эксперты анализируют ситуацию в Ливане. Часть 3

Израильские эксперты следят за ситуацией в Ливане, где с 17 октября этого года начались массовые народные выступления, направленные против политики действующего правительства. Полковник (в отставке), д-р Жак Нерия, аналитик  Иерусалимского центра публичной политики (Jerusalem center for public affairs, JCPA), бывший советник по внешней политике премьер-министра Ицхака Рабина и бывший заместитель начальника отдела разведанализа в Управлении военной разведки Израиля (АМАН), отмечает, что впервые со времен революционных событий «арабской весны» 2011 года народные протесты направлены против ливанской проиранской шиитской организации «Хизбалла» и ее генерального секретаря Хасана Насраллы, а также против союзного ему шиитского движения «Амаль» во главе с Набихом Берри. Протестующие нападали на офисные здания и помещения, имеющие отношение к этим организациям, сжигали изображения Н.Берри и Х.Насраллы. Эти ливанские шиитские организации обвиняются в том, что они грабят государственную казну и в своих интересах осваивают бюджеты, выделяемые подконтрольным им министерствам, за счет ливанского народа. Обвинения в коррупции и краже государственных средств звучат также в адрес заместителя генсека «Хизбаллы» шейха Наима Кассема[i].

Реакция «Хизбаллы» на события в Ливане, по мнению израильского аналитика JCPA, вполне объяснима. Любые изменения в структуре правительства, отставка нынешнего премьер-министра Саада Харири, объявленная 29 октября с.г., или существенная перестановка, могут поставить под угрозу контроль организации над правительством Ливана. Например, избрание президента Мишеля Ауна было достигнуто только после нескольких месяцев длительных и напряженных усилий «Хизбаллы».

Изменение политической ситуации в Ливане, по его мнению, не в интересах «Хизбаллы». Несмотря на разразившийся политический и экономический кризис, Х.Насралла решительно выступает против роспуска правительства, поскольку это ввергнет страну в хаос и создаст политический вакуум. Реформы, объявленные премьер-министром С.Харири 21 октября, слишком незначительны, запоздалые и вряд ли могут быть реализованы в ближайшем будущем. В Ливане многие опрошенные к анонсированным реформам отнеслись как к мере властей, которая направлена на то, чтобы замирить протестующих и выиграть время. Ливанская общественность, в отличие от политиков, утратила доверие к нынешней политической системе и призывает к радикальным изменениям (таким как техническое правительство и привлечение к ответственности всех обвиняемых в коррупции), что неприемлемо для политических сил в стране. Массовые митинги проводятся по всей стране под лозунгом: «Люди хотят свергнуть режим».

Иллюстрируя тупиковую ситуацию в Ливане, израильский аналитик обращает внимание на реакцию арабских государств на аналогичные события в Судане и Ливане. Судан, который переживает серьезный конституционный, экономический и политический кризис после свержения Омара аль-Башира, получил спасительный пакет помощи в размере 3 млрд долларов от Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. В случае с Ливаном ни один из богатых арабских доноров не выразил готовность оказать финансовую помощь. Причина очевидна: поддержка Ливана означает усиление «Хизбаллы», которая числится в списке террористических организаций в Саудовской Аравии, ОАЭ и большинстве стран-членов Лиги арабских государств (ЛАГ). С этой точки зрения Саудовская Аравия и государства Персидского залива могут задержать или, по крайней мере, ограничить помощь «Хизбалле», чтобы нанести ей ущерб и ослабить ее региональные амбиции под покровительством Тегерана.

По мнению д-ра Шимона Шапиры, другого аналитика JCPA, «Насралла будет изо всех сил стараться минимизировать ущерб и предотвращать кризис, который поставит под угрозу стабильность нынешнего правительства, являющегося одним из величайших достижений «Хизбаллы» и Ирана». Это достижение легитимирует продолжающиеся попытки «Хизбаллы» установить контроль Ирана над ливанским государством»[ii].

В этой ситуации, политическое руководство Ливана проявило сдержанность. Президент Мишель Аун появился на публике только один раз, произнеся не вдохновляющую речь. Премьер-министр С.Харири до своей отставки предложил реформу. Министр иностранных дел Ливана Джебран Басиль (зять М.Ауна) и глава Свободного патриотического движения, крупнейшей христианской партии страны, с самого начала событий молчал, выступая в качестве «ответственного государственного мужа».

Х.Насралла произнес речь дважды (10 и 26 октября), заявив, что «в его руках только ливанский флаг, а не «Хизбаллы», он выступает против отставки правительства и сделает все возможное, чтобы этого не допустить». Он предупредил: «Мы не допустим разрушения государства».

Х.Насралла в мрачных тонах представил альтернативу нынешней ситуации в стране. По его словам, если правительство подаст в отставку, образуется недопустимый вакуум. Государство погрузится в хаос, никто не получит зарплату, у государства не будет будущего и шансов на выход из кризиса. При этом он раскрыл источник финансирования акций протеста – американское ЦРУ и Израиль. По его словам, Соединенные Штаты и Израиль спровоцировали беспорядки, чтобы победить «Хизбаллу» политическим методом.

В качестве доказательства Х.Насралла указал на то, что члены прекратившей существование в 2000 году Армии Южного Ливана, которые проживают в Израиле, продемонстрировали солидарность с протестующими у «ворот Фатимы» на ливанско-израильской границе возле израильского поселения Метула. В своей речи Х.Насралла заявил о намерении силовым путем пресечь попытки изменить политический статус-кво в Ливане, что прозвучало как угроза. Израильский аналитик прочитал речь Насраллы так: если гражданская война возобновится, то он («Хизбалла») является самой мощной силой на ливанских улицах. Однако большинство участников беспорядков проявили равнодушие к его угрозам и продолжили демонстрации, выкрикивая лозунги против «Хизбаллы» и требуя прекращения спонсирования организации какими-либо иностранными агентами, давая четкий сигнал не только ливанской шиитской организации, но и Ирану.

Первой реакцией «Хизбаллы» 21 октября стал конвой из 200 мотоциклистов, вооруженных дубинками и флагами «Амаль» и «Хизбаллы», который направился противостоять демонстрантам у площади Мучеников и Риада ас-Сольха. Подобная тактика ранее была применена иранским Корпусом стражей исламской революции (КСИР), чтобы остановить протесты в Тегеране летом 2009 года. Ливанские военные оперативно прибыли на место, смогли заблокировать продвижение конвоя и отправить его туда, откуда он прибыл – в южные шиитские пригороды Бейрута.

«Хизбалла» и ее союзник «Амаль» обратили свой гнев на протестующих в шиитских районах к югу от Бейрута в Тире, Сидоне и Эн-Набатии, где активисты обеих организаций напали на протестующих и попытались их разогнать, но были снова остановлены ливанской армией. Еще одна попытка была предпринята в Бейруте, где последователи «Хизбаллы» в черных рубашках размахивали портретами Хомейни, Хаменеи, Насраллы и Берри, выкрикивали лозунги, восхваляющие лидеров Ирана, исламскую революцию, клянясь в верности Ирану. Ливанская армия также разогнала митинг и палатки, подготовленные к очередным демонстрациям.

Армия, которая предотвратила столкновения между погромщиками и «Хизбаллой» не может сдержать сторонников организации. «Хизбалла» запланировала масштабный митинг тысяч своих сторонников, чтобы поддержать правительство и продемонстрировать всем политическим фракциям готовность бороться за выживание нынешнего ливанского национального государства. Тем не менее, неожиданно Х.Насралла 26 октября приказал своим сторонникам разойтись, и они ушли с главных площадей Бейрута, но прошли маршем по шиитским районам ливанской столицы и крупным шиитским городам.

По мнению израильского аналитика, до выступления Х.Насраллы 26 октября ни одна политическая партия в Ливане не угрожала общественности началом гражданской войны. Однако после выступления Х.Насраллы и в ситуации продолжения политических протестов вероятность того, что Ливан приблизится к порогу новой гражданской войны, рассматривается как почти неизбежный сценарий.

Первыми сигналами такого развития событий стало появление вооруженных ополченцев в различных регионах страны. Это могло стать катализатором реформ. Как заявил президент М.Аун: «К реформе необходимо приступать конституционными средствами, а не через улицы». Однако незначительные изменения в управлении в результате мало значимых перестановок в руководстве страны не изменят ситуацию и не решат экономических проблем. Наоборот, это может усилить протесты и спровоцировать их участников на более агрессивные действия. Однако более существенные изменения, такие как формирование нового правительства после отставки нынешнего кабинета, будут равнозначны объявлению войны «Хизбалле» и ее союзникам и приведут к катастрофическим последствиям для стабильности государства. Это может привести к отмене Таифских соглашений 1989 года, которые послужили основой для прекращения гражданской войны (разразившейся в 1975 году) и нормализации политической ситуации в Ливане.

Радикальное изменение политического ландшафта, которое последует за отставкой правительства, может привести к тому, что «Хизбалла» возьмется за оружие (manu militari), чтобы сохранить контроль над Ливаном. Ливан может вновь оказаться в пучине вооруженного конфликта без предсказуемых последствий. Первыми пострадавшими окажутся два миллиона сирийских беженцев на его территории. Они уже стали мишенью для всех ливанских политических партий, которые требуют их возвращения в Сирию.

Отставка премьер-министра С.Харири 29 октября вместе с правительством может вынудить «Хизбаллу» взять ситуацию на улицах под контроль. По мнению израильского аналитика, Ливану грозят затяжные протесты. Президент М.Аун может заимствовать политический опыт алжирского кризиса. Как и в Алжире, ливанские военные могут быть задействованы в качестве буфера. Необходимо объявить чрезвычайную ситуацию и передать вооруженным силам полномочия для управления страной, пока не будет восстановлен порядок. Но это может произойти только в том случае, если вовлеченные в противостояние стороны начнут стрелять, а не ограничиваться угрожающими заявлениями. В любом случае, это не соответствует целям и планам «Хизбаллы». Признаком развития ситуации в этом направлении является массированное и жестокое нападение сторонников «Хизбаллы» и «Амаль» на протестующих 29 октября, и попытка разгона демонстрантов на площади Риад Аль Солх, предпринятая 21 октября.

Как отмечает израильский аналитик, в периоды кризиса в Ливане наблюдаются волны эмиграции. Так, треть населения эмигрировала из Ливана между 1850 годом и Первой мировой войной. В 1970-х годах, в первые годы гражданской войны, еще миллион граждан покинул страну. Вероятность повторения оттока населения и на этот раз нельзя недооценивать.  С одной стороны, если это произойдет, то будет означать оскудение человеческого ресурса Ливана. С другой стороны, если бы не денежные переводы ливанских эмигрантов своим семьям на родине на общую сумму почти 8 млрд долларов в год, страна бы не выжила.

[i] האם לבנון על סיפה של מלחמת אזרחים? // JCPA. 30.10.2019 — http://jcpa.org.il/video/%D7%94%D7%90%D7%9D-%D7%9C%D7%91%D7%A0%D7%95%D7%9F-%D7%A2%D7%9C-%D7%A1%D7%99%D7%A4%D7%94-%D7%A9%D7%9C-%D7%9E%D7%9C%D7%9E%D7%AA-%D7%90%D7%96%D7%A8%D7%97%D7%99%D7%9D/

[ii]Hizbullah’s Nasrallah Defends the Besieged Lebanese Government // JCPA. 22.10.2019 —  http://jcpa.org/hizbullahs-nasrallah-defends-the-besieged-lebanese-government/

55.82MB | MySQL:105 | 0,585sec