Сауд Аль-Фейсал: важнейшие проблемы саудовской внешней политики

Работа очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке стала поводом для ряда заявлений, сделанных министром иностранных дел Саудовской Аравии принцем Саудом Аль-Фейсалом. Эти заявления связаны с тремя основными проблемами региона – иранским ядерным досье, предстоящей конференцией по Ближнему Востоку и возможным участием в ее работе саудовского королевства (тесно связанным с перипетиями эволюции палестино-израильских отношений) и ситуацией в Ираке, включая потенциальное появление ее новых очертаний в контексте будущего сокращения американского военного присутствия в этой стране – непосредственном соседе Саудовской Аравии. Остановимся на некоторых из заявлений С. Аль-Фейсала, сделанных им в ходе распространенного 27 сентября телевизионного интервью, данного им американской компании BBS, а также в ходе состоявшейся в тот же день его встречи с корреспондентами средств массовой информации в здании ООН.

Итак, вопрос об иранском ядерном досье. Саудовская Аравия, по словам ее министра иностранных дел, всегда последовательно и недвусмысленно выступала противником какой-либо военной акции, направленной на силовое решение вопроса, касающегося нынешнего противостояния между «Тегераном и Западом» в силу того, что эта акция «будет осуществляться в крайне взрывоопасном регионе». Тем не менее вновь складывающаяся вокруг иранского ядерного досье ситуация «означает, что обе стороны вступили в критический период, одним из итогов которого может стать открытая конфронтация». Не желая возлагать вину за эту ситуацию на какую-либо из сторон, С. Аль-Фейсал вместе с тем подчеркнул, что саудовское руководство «не раз задавало вопрос лидерам Ирана: почему их страна не отвечает на требования Международного агентства по ядерной энергии». Даже если, как подчеркнул саудовский министр, его страна и «продолжает считать, что и нынешний этап конфронтации требует поиска дипломатических путей решения кризиса», тем не менее, по словам принца С. Аль-Фейсала, он надеется, что «в Иране знают о позиции арабских государств в связи с его вмешательством во внутренние дела Ирака и Ливана». Это «вмешательство» ни в коей мере «не приветствуется в арабском мире, который, несомненно, будет защищать свои интересы».

В этой же связи, комментируя недавние заявления иранского президента М. Ахмадинежада о том, что «в случае вывода американских войск из Ирака Иран готов заполнить возникший вакуум», С. Аль-Фейсал назвал эти слова «крайне опасными и далекими от того, чтобы рассматривать их в качестве мудрых». Вместе с тем, характеризуя ядерную опасность для региона, глава саудовского внешнеполитического ведомства, повторив известную позицию своей страны, отметил в интервью телевизионной компании BBS, что «эта опасность исходит не только из развития Ираном его ядерной программы, но и из ядерных объектов Израиля, существование которых подталкивает страны региона к проведению курса на обладание собственным ядерным оружием».

Вопрос о будущей мирной конференции по Ближнему Востоку и, соответственно, о возможности саудовского участия в ее работе занял едва ли не основное место в последних заявлениях С. Аль-Фейсала, подчеркивавшего ранее, что это участие станет реальностью только в том случае, если эта конференция «включит в свою повестку дня все основные вопросы арабо-израильского конфликта». Речь, естественно, шла не столько о мирном урегулировании, сколько о проблеме Восточного Иерусалима, еврейских поселениях на территории Западного берега реки Иордан и, что наиболее принципиально, комплекса вопросов, имеющих отношение к беженцам.

В сделанном 27 сентября в здании ООН заявлении принц С. Аль-Фейсал, касаясь проблемы саудовского участия, подчеркнул: «Посмотрим… Нам хотелось бы знать, ради ли предстоящей конференции израильтяне предпринимают шаги, направленные на укрепление доверия, включая замораживание строительства поселений и разделительной стены. Было бы странно видеть палестинского президента Махмуда Аббаса и израильского премьер-министра обсуждающими вопрос о мире и возвращении палестинской земли в то время, когда Израиль продолжает строительство поселений. В этой связи хотя бы приостановка их строительства стала бы хорошим знаком, свидетельствующим о серьезных намерениях». Далее он продолжил: «То, что мы требуем, не чрезмерно. Более того, это не только саудовское, но и общеарабское требование. Во всяком случае, наши встречи с международными посредниками укрепляют в нас чувство оптимизма в отношении того, что сейчас прилагаются серьезные усилия, направленные на воскрешение мирного процесса». Итогом его высказываний, касающихся ближневосточной мирной конференции, стали следующие слова: «Существует мнение, что произойдет что-то новое. Если это кажется правдой, то это вероятное новое внушает надежду».

Наряду с этим в интервью компании BBS С. Аль-Фейсал подчеркнул (отталкиваясь от традиционного саудовского видения проблемы конфликта и его палестинской составляющей), что «принципиальным аспектом вопроса все еще остается израильская оккупация чужой территории». Конечно, добавил он, «конфликт концентрируется вокруг границ и территории, но в мире существует немало конфликтов, связанных с границами и территорией. Но это не означало, что некоторые из них, но не арабо-израильская конфронтация, не были урегулированы». Тем не менее, по словам саудовского министра иностранных дел, «всегда существует возможность гарантий, укрепляющих мир». Такой гарантией выступает, в частности, «выдвинутая Служителем Двух Благородных Святынь королем Абдаллой бен Абдель Азизом мирная ближневосточная инициатива, получившая признание арабов и палестинцев». По его мнению, эта инициатива не была должным образом оценена израильтянами.

Если, как он сказал, «они и пришли в Палестину, опираясь на силу, то это вовсе не означает, что, опираясь все так же на силу, они в ней и останутся. Чтобы остаться там, они должны быть приняты регионом. Для этого они должны установить добрые отношения прежде всего с составляющими этот регион государствами». Израильтяне, отметил принц С. Аль-Фейсал, должны понять, что «они обречены жить на одной земле с палестинцами, а не с Соединенными Штатами. Чтобы жить с палестинцами, надо стремиться к миру, а не защищать свою безопасность, опираясь на силу и военную поддержку американцев». В свою очередь, любая возможность саудовского дипломатического признания Израиля «определяется арабской мирной инициативой». Это признание возможно, но только «как итог мира, но не раньше, чем будет установлен мир».

Вопрос об Ираке – важнейшая проблема современной саудовской внешней политики. В силу многих обстоятельств, включая в первую очередь те, которые имеют отношение к внутренней ситуации в королевстве, Саудовская Аравия не может выступать в роли сторонницы какой-либо идеи (в частности, высказанной недавно в американском конгрессе), прямо или косвенно призывающей к территориальному размежеванию в Ираке. Как подчеркнул С. Аль-Фейсал в интервью BBS, «первостепенной задачей является достижение национального примирения в Ираке в качестве основы для решения всех проблем» этой страны. Если задача поставлена именно так, то Саудовская Аравия не может не быть «равноудаленной от всех этнополитических и конфессиональных групп Ирака», она «не претендует на то, чтобы защищать интересы суннитов», напротив, королевство считает себя «обязанным содействовать и устремлениям религиозного шиитского руководства, направленным на поиск путей к национальному примирению».

С другой стороны, не менее важный вопрос для будущего Ирака — будут ли и в какие сроки выведены из него американские оккупационные войска. Для принца С. Аль-Фейсала очевидно, что «вывод американских войск не может быть осуществлен в ситуации, когда внутреннее положение в Ираке переживает этап серьезного кризиса». Если, по его словам, «военный аспект проблемы будет решен без учета ее внутриполитического аспекта, то возникнет вакуум, опасный для сил, заинтересованных в национальном примирении, поскольку не будут распущены вооруженные формирования различных конфессионально-политических сил, не будет создана профессиональная армия и полиция, сохранится дискриминационное разделение граждан по отношению к закону». Более того, в Ираке «в еще большей степени расширятся возможности деятельности террористов и «Аль-Каиды», являющейся сегодня основным злом региона, убивающим невинных мусульман не только в Ираке, но и в Ливане».

Наконец, важный вопрос, связанный с возможностями «вмешательства государств — соседей Ирака» в дело внутриполитического урегулирования в этой стране, подспудно связанный и с проблемой вывода оттуда англо-американских оккупационных войск. Ответ С. Аль-Фейсала на этот вопрос не мог не быть отрицательным: «иракцы сами способны сохранить свое единство и воссоздать стабильность без какого-либо внешнего вмешательства». Другой аспект все того же вопроса – развитие процесса постоянных консультаций со всеми политическими силами страны — соседа Саудовской Аравии. Для их осуществления «необходимо открытие саудовского посольства в Багдаде». Это будет сделано сразу же, «как только будет выбрано места для посольства и будет гарантирована безопасность посла и других дипломатических представителей».

44.11MB | MySQL:92 | 1,046sec