Саудовская Аравия: верховный муфтий призывает молодежь не участвовать в джихаде

Молодые саудовцы продолжают участвовать в «джихаде на пути Господа». Этот факт сегодня ни в коей мере не отрицается официальным истеблишментом страны. Напротив, это участие становится для истеблишмента едва ли не одним из инструментов политики, направленной на то, чтобы убедить мир в том, что предлагаемые королевством пути решения региональных конфликтных ситуаций являются единственно возможными. Отвечая 26 сентября с.г. на вопрос корреспондента американской телевизионной компании BBS о том, действительно ли в рядах участников «действующих в Ираке и Ливане террористических группировок присутствуют саудовские экстремисты», министр иностранных дел Саудовской Аравии принц С. Аль-Фейсал сказал: «Да, но ими движут разочарование и безысходность, определяемые все еще сохраняющейся неурегулированностью арабо-израильского конфликта и тем, что мир безучастно смотрит на эту ситуацию. Эта безысходность делает их похожими на тех американцев, которые в свое время, в годы гражданской войны в Испании, отправлялись сражаться на стороне республиканцев».

Пусть это поначалу кажущееся шокирующим сравнение останется на совести главы саудовского внешнеполитического ведомства, хотя бы потому, что одним из этих американцев был Э. Хемингуэй. Но оно порождает множество многообразных и многомерных ассоциаций (задумывался ли о них С. Аль-Фейсал или его советники?). Слишком жестка параллель между испанской гражданской войной и арабо-израильским противостоянием, между испанскими республиканцами и противниками (например) нынешнего иракского режима, а также наконец между обуреваемыми идеей и практикой джихада зарубежными сторонниками внутрииракской (или внутриливанской) оппозиции и членами воевавших против Франко интернациональных бригад.

Эта жесткая параллель призвана сказать: «Как вы во второй половине 1930-х гг., так и мы сегодня не можем в полной мере противостоять эмоциональному порыву людей, считающих себя правыми потому, что, по их мнению, они защищают правое дело. Эти люди, несмотря на наши увещевания, делают свой собственный свободный выбор. Но ни одна из противостоящих сторон не может рассматриваться как полностью правая, так и полностью безгрешная. Вспомним хотя бы свидетельство самого Хемингуэя – его “По ком звонит колокол?” Так обратите же на это внимание и, учитывая нашу уступку – выдвинутую нами и связанную с именем нашего нынешнего монарха арабскую мирную инициативу, займитесь же, зная, что ни одна из сторон конфликта не может быть правой, искоренением первопричины нынешней ситуации — заставьте израильтян пойти на уступки!»

Все же насколько серьезен этот, обращенный в первую очередь к Соединенным Штатам, а затем и ко всему миру призыв? Насколько саудовский истеблишмент способен положить конец стремлению молодых граждан своей страны участвовать в «джихаде на пути Господа»?

1 октября верховный муфтий Саудовской Аравии шейх Абдель Азиз бен Абдалла Аль Аш-Шейх обратился «со словами увещевания» к молодым саудовцам. Он отметил, что «уже несколько лет некоторые молодые люди – граждане королевства отправляются за границу, считая необходимым принять участие в джихаде». Констатируя это, он далее сказал: «Да, эти молодые люди полны энтузиазма. Они полны стремления изменить существующее положение, но они далеки от подлинного знания, способного помочь им различить истину и фальшь. Именно поэтому они и становятся объектом манипуляций преступных сил, способных нанести удар даже по исламу и его приверженцам ради того, чтобы они могли осуществить собственные мерзкие цели».

Муфтий продолжал увещевать своих молодых сограждан: «Мусульмане, — заявил он, — обязаны советоваться между собой ради того, чтобы придти к истине, к чему их призывает Всевышний. Как говорил Пророк, да пребудут над ним молитва и благословение мира Господа: “Никто из вас не станет подлинно верующим, если он не возлюбит брата своего, как самого себя”. Ради блага молодежи, давая совет мусульманским имамам и простым людям, я хочу сказать, что те преступные силы, которые ради решения своих мерзких задач манипулируют нашей молодежью, осуществляют грязные деяния, абсолютно далеки от смысла нашей веры. Они превращают нашу молодежь в товар, который продается и покупается, нанося непоправимый ущерб нашей вере и ее нации».

Далее шейх Абдель Азиз бен Абдалла Аль Аш-Шейх сказал, что молодые саудовцы – участники «джихада на пути Господа» совершают «непоправимые ошибки». Во-первых, они «бунтуют против власти, совершая одно из самых серьезных греховных деяний, ведь Пророк, да пребудут над ним молитва и благословение мира Господа, говорил: “Кто подчинился правителю, подчинился и мне, кто бунтует против правителя, бунтует и против меня”» Во-вторых, «молодые люди, пошедшие по пути того, что они считают джихадом, нарушают клятву верности, единодушно данную правителю этой чистой страны (саудовского королевства. – Г.К.) ее жителями. А это также один из серьезнейших грехов!» В-третьих, эти молодые люди «становятся легкой добычей каждого, кто сеет зло на земле, превращаясь в орудие решения его преступных политических и военных целей». В-четвертых, подчеркнул верховный муфтий, «их эксплуатируют внешние силы, желающие нанести ущерб этой чистой стране, распространить в ее пределах вражду, оправдать свои грязные притязания на ее землю и богатства». Ведь «дело джихада, — завершил шейх Абдель Азиз бен Абдалла Аль Аш-Шейх свое слово увещевания, — принадлежит только правителю, только он имеет право приказать готовить оружие и формировать армию ради джихада, только он может отдать приказ этой армии и призвать к джихаду, определяя направление удара по врагам». Это вытекает, по его словам, из сложившейся традиции, «фиксируемой учеными улемами и знатоками хадисов, включенной ими в дело веры и в их слова подлинных знатоков религиозного закона».

Наконец, верховный муфтий обратился с «советом» к молодежи: «Подчиняйтесь в первую очередь Господу, а затем правителям и ученым улемам — таково требование шариата». Но это была не единственная группа саудовского общества, которой он обращал свои «советы». Он говорил «предпринимателям»: «Не расходуйте ваши средства так, чтобы они наносили ущерб мусульманам». Он обращался и к его «братьям улемам и ученым»: «Раскрывайте людям истину, просвещайте молодежь, не допускайте, чтобы она устремилась за призраком, чтобы она проявляла неоправданный энтузиазм».

Саудовский истеблишмент откровенен — устами ведущего представителя поддерживающей его религиозной страты он говорит своим союзникам и всему миру: «Региональная нестабильность грозит безопасности королевства. Ее продолжение создаст в регионе новую “черную дыру”, а политические и экономические последствия ее возникновения будут для мира катастрофичны. В королевстве существует слишком много сил, которые пока еще ведут джихад за его пределами, но завтра они направят его против существующего режима». Наверное, в этом есть немалая доля правды — ведь верховный муфтий произносил красивые и отвечающие религиозной традиции верные слова, но убеждали ли они?

20 апреля 2001 г. (еще до печально известных сентябрьских событий в Нью-Йорке и Вашингтоне) шейх Абдель Азиз бен Абдалла Аль Аш-Шейх обнародовал фетву, запрещавшую акции террористов-самоубийц. В ней говорилось, что эти акции «шариатски не оправданы и не являются джихадом на пути Господа». В этой же фетве отмечалось, что «похищения самолетов и захват находящихся в них людей в качестве заложников противоречат шариату». Последовали ли голосу разума те молодые саудовские граждане, которые и составили абсолютное большинство участников нападения на здания Всемирного торгового центра?

30 октября 2002 г., принимая студентов и руководство эр-риядского университета им. короля Сауда, шейх Абдель Азиз бен Абдалла Аль Аш-Шейх сказал им (его слова бесконечно цитировались саудовскими газетами и телевидением), что «в среде молодежи все более распространяются недопустимые, враждебные самой сути ислама идеи вражды к “людям Писания” и власти». Помешало ли это организации произошедших в саудовской столице уже в мае 2003 г. первых взрывов домов, где проживали работавшие в королевстве иностранцы, а также зданий государственных учреждений?

В мае 2003 г. верховный муфтий королевства назвал исполнителей эр-риядских взрывов «ушедшими с прямого пути ислама», а 21 августа того же года он предупреждал молодежь о «преступности проведения грани между мусульманами и их правителями», подчеркивая, что любая попытка «отлучения правителей от веры приведет к хаосу и анархии в чистой стране ислама». Избавили ли эти слова Саудовскую Аравию от появления в ней многочисленных сторонников «движения отлучителей от веры», вдохновляемых собственными улемами?

14 декабря 2003 г. шейх Абдель Азиз бен Абдалла Аль Аш-Шейх обнародовал фетву, утверждавшую, что «излишество (термин саудовского политико-религиозного дискурса, синоним понятия «терроризм». — Г.К.) даже в одеянии веры ведет к экстремизму». 13 января 2004 г. эта же мысль была повторена в новой фетве, говорившей, что «искаженное понимание истинной веры – основа преступных деяний, воплощающихся во взрывах и в терроризме». Остановили ли эти призывы создателей адских машин, формировавших тогда террористические ячейки в Мекке, Медине и Хаиле? Остановили ли эти призывы террористов в Риссе, Бурейде и Анайзе, или, быть может, в Букейке, для подавления которых впервые в саудовской современной истории были использованы не только части службы государственной безопасности, но и армейские подразделения?

В начале апреля 2006 г. верховный муфтий королевства призвал не доверять фетвам, источником которых являются «шариатски не подготовленные улемы». Он вновь говорил о том, что «ислам – религия умеренности и толерантности», что «ислам несовместим с деяниями, совершаемыми сторонниками “заблудшей секты”». Осуждение ее сторонников стало темой и двух следующих фетв шейха Абдель Азиз бен Абдалла Аль Аш-Шейха, обнародованных 24 июня 2006 г. и 28 апреля 2007 г.

В первой из этих фетв, в частности, говорилось: «Жители каждого квартала (в том или ином городе. – Г.К.) несут личную ответственность за увиденное ими преступное действие или за услышанное сообщение о нем. Обо всем подобном они должны немедленно ставить в известность власть, ведь соседи преступников, все жители квартала, каждый мусульманин знает, что преступники плетут заговор против истины ислама и нации ислама. Это значит, что любой свидетель не может оставаться сторонним наблюдателем, напротив, он должен занять позицию защитника религии, безопасности и стабильности. Да благословит Господь каждого, кто пусть полусловом защитит веру!» Во второй он говорил, что «совершаемые приверженцами “заблудшей секты” грехи подобны тем, которые совершались в доисламскую эпоху, во времена джахилийи, когда еще не воссиял свет подлинной веры». Но если министр внутренних дел королевства принц Наеф бен Абдель Азиз все еще повторяет свои слова о «трудности искоренения заблудших», о том, что внутри страны их число составляет «несколько тысяч», то насколько саудовское общество внимает словам главы религиозного истеблишмента? Насколько оно спешит донести полиции и службе государственной безопасности о своих вставших на путь джихада сыновьях и внуках? Быть может, значительные группы этого общества считают, что «грехи джахилийи» совершаются членами официального истеблишмента?

Но тогда саудовские официальные призывы к международному сообществу, в которых говорится о необходимости поиска действительно адекватных путей решения конфликтных ситуаций в регионе и в первую очередь арабо-израильского противостояния, более чем обоснованы.

44.13MB | MySQL:91 | 0,840sec