О попытках урегулировать спор между Кенией и Сомали о прохождении морской границы

Международный суд ООН принял решение отложить на семь месяцев — до лета 2020 года — рассмотрение вопроса о прохождении морской границы между Сомали и Кенией. Об этом сообщила в пятницу британская медиагруппа Би-би-си со ссылкой на заявление суда со штаб-квартирой в Гааге. «Нынешнее решение принято после рассмотрения аргументов сторон в связи с обращением Кении перенести начало суда», — подчеркивается в документе. Рассмотрение вопроса о границе должно было начаться в Международном суде ООН 4 ноября текущего года, однако Кения запросила дополнительное время для завершения формирования группы своих юристов. Новая дата начала слушаний по международному спору о морской границе между двумя странами на востоке Африки установлена на 8 июня 2020 года. При этом суд предупредил, что больше он не будет предоставлять отсрочек, а также принял во внимание, что обе стороны подтвердили свое присутствие на предстоящем разбирательстве. Инициатором иска в Международный суд стало в 2014 году Сомали. В течение последних пяти лет Кения пыталась избежать передачи дела в эту международную инстанцию и настаивала на решении вопроса в рамках внесудебного соглашения. Однако в конце минувшего сентября президент Сомали Мохамед Абдуллахи Мохамед объявил, что он и президент Кении Ухуру Кениатта согласились, чтобы Международный суд ООН урегулировал спор между двумя государствами относительно прохождения между ними морской границы. Как сообщала кенийская газета «Стар», решение идти в суд ООН было принято странами при посредничестве президента Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, который занимает в текущем году пост председателя Африканского союза. Кения настаивает, чтобы морская граница проходила к юго-востоку от города Киунги по прямой линии на восток и параллельно широте. Однако Сомали добивается того, чтобы граница была проведена диагонально, как продолжение направления ее сухопутной границы с Кенией. В таком случае Кения теряет до 42% акватории вод (100 тыс. кв. километров), которые она считает своими прибрежными. Согласно последним геологическим исследованиям, на шельфе этой части Индийского океана имеются запасы нефти и газа, величину которых еще предстоит установить.

В этой связи отметим, что пока стремления к какому-то компромиссу в рамках решения этого спора стороны не высказывают, а сам факт передачи Могадишо  дела в международный суд свидетельствует о тупике в переговорах.  После переизбрания 22 августа президента Джубаленда Ахмеда Мухаммеда Ислама (он же Мадобе), которое было оперативно оспорено федеральным правительством Мохаммеда Абдуллахи Мохаммеда (Фармаджо), церемония приведения его к присяге 12 октября предоставила Кении возможность дополнительно подлить масла в огонь. Ухуру Кениатта направил в Кисмайо делегацию во главе с лидером большинства в парламенте Аденом Дуале, которая не остановилась в Могадишо, несмотря на официальный запрет Фармаджо на прямые перелеты в Кисмайо. В результате этого визита посол Кении Лукас Тумбо был вызван в Мминистерство иностранных дел Сомали. По поручению своего президента заместитель министра международного сотрудничества Сомали Абдулкадир Ахмед-Хейр Абди настоятельно призвал кенийские власти отказаться от присутствия на этой церемонии. Это сообщение было должным образом передано послом Сомали в Найроби Мохамудом Ахмедом Нур (он же Тарсан) министру иностранных дел Кении Монике Джуме, но реакция Найроби была предельно холодной. Согласно ряду источников, в результате этого пренебрежения правительство Сомали в настоящее время снова рассматривает вопрос о закрытии своего посольства в Найроби. Тарсан уже был отозван в Могадишо для консультаций на неопределенный срок, однако сейчас на  Фармаджо оказывается очень серьезное международное и региональное давление, с тем чтобы  посольство Сомали в Найроби оставалось открытым.

Премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед Али пригласил глав государств межправительственного органа по вопросам развития (МОВР) посетить Аддис-Абебу 10 октября для торжественного открытия Парка единства. На повестке дня стояла нормализация отношений между Кенией и Сомали, при этом Фармаджо решил присутствовать на этой церемонии в последнюю минуту. Его сопровождали министр иностранных дел Ахмед Иссе Авад и два адвоката, которые специализируется на вопросах морского права. В ходе переговоров, проходивших под председательством Абия и комиссара по вопросам мира и безопасности Африканского союза Исмаила Шерги, основное внимание уделялось согласованию сторонами даты возобновления разбирательства в Международном суде. Такое соглашение очень реально, но при этом мало связано с достижением компромисса между сторонами: Кениатта по-прежнему хочет отложить слушание и урегулировать спор вне суда, в то время как Фармаджо имеет предвыборные соображения на уме и предпочел бы подождать до середины 2021 года, прежде чем вернуться в Гаагу. Таким образом, отметим, что Найроби удалось решить на сегодня главную тактическую задачу: получить новую отсрочку в расширении дела по существу, что дает ей временной лаг для попытки прийти к досудебному соглашению с Фармаджо, но при этом пока не имеет реальных возможностей для этого.

На сегодня президент Ухуру Кениатта занят в основном работой за кулисами, чтобы найти способ внесудебного урегулирования пограничного спора Кении с ее северным соседом Сомали. Генеральному прокурору Кении Полу Кихаре Кариуки удалось добиться того, чтобы как можно дольше оттянуть время передачи дела в  арбитраж по пограничному спору страны с Сомали.  Официальная причиной, по которой Кариуки настаивал на отсрочках, была необходимость формирования новой юридической команды. Однако, по нашей информации, президент Кениатта и его министр иностранных дел Моника Джума до сих надеются договориться о боковой сделке с ослабленным сомалийским президентом Мохаммедом Абдуллахи Мохаммедом Фармаджо. Или, по крайней мере, добиться от него новой отсрочке рассмотрения дела. В обмен на сохранение границы в ее нынешнем положении — горизонтальной линии, разделяющей исключительные экономические зоны двух стран — Кениатта уже предложил помочь Фармаджо продержаться до выборов в Сомали в 2021 году и в его борьбе с вооруженной группировкой «Аш-Шабаб». При этом  Кении дали лишь два месяца отсрочки для переговоров по сделке с Сомали из тех двух лет, о которых она просила. Арбитраж, первоначально назначенный на 9 сентября, состоялся 4 ноября, но опять же с очень неоднозначными результатами. В конечном счете у Найроби осталось на достижение компромисса с Могадишо полгода.

Кения первоначально  выбрала для защиты своей позиции в рамках этого дела канадского адвоката иранского происхождения Паяма Ахавана. Он был снят с дела в начале сентября вместе с остальной юридической командой, в основном состоящей из британских адвокатов из лондонской фирмы Essex Court Chambers — Воана Лоу, Алана Бойла и Эми Сандерс, а также Карима Хана из Temple Garden Chambers. Кариуки при этом не торопиться с поиском новой команды и вполне может попросить о дальнейшей отсрочке в июне, опять же под тем предлогом, что у Кении нет юридической команды для представления своих интересов. Если Кения столкнется с  негативным для себя решением арбитражного  решения суда,  она потеряет почти треть своей нефтеперерабатывающей промышленности  и несколько нефтяных блоков. Это было бы неприемлемо для Найроби. Страна может решить проигнорировать это решение арбитража и попытаться  еще раз договориться о сделке с сомалийским президентом. При этом кенийское правительство рассматривает Сомали как протогосударство, в котором его руководящие институты не функционируют. Помимо чисто политических форм нажима на Могадишо путем угроз о выводе своего контингента из миссии АМИСОМ есть еще и фактор беженцев. В Кении проживает около 3 млн сомалийцев-экспатриантов, которых Найроби может  выслать обратно. Многие из этих эмигрантов поддерживают свои семьи в Сомали, ежегодно отправляя на родину несколько миллионов долларов. В этой связи отметим, что в арсенале Найроби в случае проигрыша в арбитражном суде остается только один инструмент — чисто военный. Президент Кении Ухуру Кениатта эту опцию оставляет в рабочем состоянии. В этой связи два месяца назад  он попросил лидера большинства в парламенте Адена Дуале подать ходатайство с просьбой к правительству о военном вмешательстве в случае  неблагоприятного развития юридического разбирательства. Дуале сделал это 8 августа вместе со своим оппозиционным коллегой Джоном Мбади. Африканский союз (АС) не очень доволен этим шагом, опасаясь, что такая стратегия расстроит усилия АМИСОМ по умиротворению Сомали. Президент Уганды Йовери Мусевени и его танзанийский коллега Джон Магуфули выразили желание, чтобы обе страны возобновили переговоры. Участие Сил обороны Кении (СОК) в споре о морских границах повлечет за собой их окончательный вывод (частичный вывод начался в начале этого года) из состава АМИСОМ и скоре всего, резкое обострение ситуации в районе Африканского Рога. В этом контексте последнее по времени посредничество эфиопского премьер-министра  выглядит логично, но по сути мало чего решает. В данном случае принципиальное значение имеют каналы неформальной дипломатии.

Пока на этом треке в основном был задействован Каир. В качестве нынешнего председателя Африканского союза (АС) президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси пригласил своих коллег из Кении Ухуру Кениатту и Сомали Мохамеда Абдуллахи Мохамеда Фармаджо   встретиться в сентябре. Ас-Сиси надеялся, что оба президента достигнут компромисса до начала арбитражного разбирательства в Международном суде (МС) 4 ноября. Это была вторая попытка достигнуть досудебного решения. Перед сентябрьской встречай была еще одна, которую египтянин организовал 24 сентября на полях Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, но она также не принесла никаких результатов. Несмотря на решение  возобновить дипломатические отношения с Кенией (были заморожены в мае сего года), президент Сомали считает, что здесь нет места для дискуссий. Нежелание Кении урегулировать этот вопрос в Гааге беспокоит Абдель Фаттаха ас-Сиси, особенно после того, как  Кениатта в доверительной беседе с ним четко обозначил военную опцию решения кризиса в случае неблагоприятного вердикта  Международного суда. Пока кенийский президент предпочел бы решить проблему по дипломатическим каналам в рамках оказания всестороннего  давления на Фармаджо, особенно с учетом его слабых позиций перед следующими выборами, которые  намечены на 2021 год.  Председатель АС А,Ф.ас-Сиси прилагает сейчас  все усилия для разрядки напряженности.  Если он добьется успеха, это улучшит его репутацию и усилит переговорные позиции в рамках спора  с Эфиопией из-за Великой эфиопской плотины «Возрождения». При этом есть и еще один стимул для египетского президента. В случае благоприятного для Могадишо решения по приграничному спору с Кенией создается опасный прецедент с точки зрения аналогичного разбирательства и по факту покупки ОАЭ (ближайший союзник АРЕ в регионе) бывшей военно-морской базы в Бербере, которая находится на территории непризнанного с международной точки зрения полугосударственного анклава Самалиленде. При этом Фармаджо с подачи катарцев и турок  уже давно эксплуатирует эту возможность в рамках давления на аравийцев.

47.16MB | MySQL:112 | 1,138sec