О финансировании гуманитарных программ ООН в Сирии в 2019 году

Предварительный анализ итогов финансирования гуманитарной операции ООН в Сирии в 2019 году позволяет  констатировать,  что донорская поддержка гуманитарных операций ООН в Сирии в 2019 оставалась по-прежнему крайне неустойчивой и несбалансированной.

На фоне сохранении в течение всего нынешнего года повышенной напряженности на линиях соприкосновения, главная угроза роста эскалации конфликта отмечалась в первую очередь по периметру сирийско-турецкой границы на северо-западе и северо-востоке (провинции Идлиб, Ракка и Хасеке). Как следствие — в Сирии за последние месяцы был зафиксирован рост гуманитарных потребностей, спровоцированный массовой внутренней миграцией населения и ростом угроз безопасности и личной защиты уязвимых категорий.  Общее число внутренне перемещенных лиц в начале ноября с.г. достигло 6.1 млн человек. В этой категории более 3 млн человек относятся к группе внутренних беженцев на северо-западе Сирии (Идлиб), включая 400 тысяч новых переселенцев, покинувших места проживания в период с мая по октябрь. Еще 300 тысяч новых внутренне переселенных лиц образовались в октябре, практически сразу после старта турецкой военной операции против курдов на северо-востоке Сирии. Несмотря на достигнутые при российском посредничестве договоренности и последовавшую деэскалацию военной операции, сегодня в этом регионе порядка 80 тысяч человек по-прежнему остаются в статусе внутренних переселенцев.

Чтобы быстро и эффективно реагировать на растущие и меняющиеся гуманитарные потребности, ООН с середины 2019 года последовательно наращивает потенциал реагирования. Нужно признать, что данный потенциал сильно ограничен, поскольку из требуемых в 2019 году согласно плану гуманитарного реагирования 3.3 млрд долларов США гуманитарные агентства ООН смогли к середине ноября мобилизовать только 52% (1.73 млрд долларов США). При этом, общий объем полученных на сегодня ресурсов от партнеров в рамках Плана гуманитарного реагирования ООН в 2019 году на 300 млн долларов США меньше, чем в аналогичный период прошлого года.

Помимо собственно дефицита финансирования, проблема заключается также в несбаланированности финансовой поддержки сирийской операции со стороны доноров. Данное обстоятельство оказывает негативный эффект на совокупную устойчивость гуманитарной интервенции ООН в Сирии.

Во-первых, речь идет о географическом дисбалансе ввиду избирательности донорской политики — в итоге основные финансовые потоки направляются донорами по каналам ООН на политически значимые направления. Разумеется, в приоритетах — содействие гражданскому населению и беженцам на северо-востоке и северо-западе Сирии. Большая часть гуманитарных поставок по-прежнему поступает в эти регионы по линии пограничной гуманитарной операции из Турции, хотя за последнее время многие агентства ООН все больше разворачиваются в сторону Дамаска и вплотную координируют свою гуманитарную работу отсюда.  Тем не менее, в соответствии с мандатом Совета Безопасности ООН (резолюция 2165 от 2014 года) 2.7 млн человек в Северо-Западной Сирии по-прежнему получает гуманитарную помощь от доноров со стороны сирийско-турецкой границы, а не Дамаска. Причем, объемы поставок на этом треке в 2019 году возросли на 40%. В то же время на протяжении всего 2019 года наблюдается существенное недофинансирование программ помощи нуждающимся в других районах Сирии — в провинциях Алеппо, Хомс, Хама и сельских территориях вокруг Дамаска.

Во-вторых, отсутствие гибкого финансирования со стороны доноров не позволяет осуществлять целевые капиталовложения в инфраструктуру и стратегические проекты долгосрочного развития. Доноры по-прежнему ориентированы на содействие в сфере гуманитарного реагирования и именно туда канализируют свои главные ресурсы. Соответственно, назревшее перепрограммирование проектной работы гуманитарных агентств, ее перенацеливание на новые, более приоритетные нужды, наталкивается на сложности, связанные с ресурсным дефицитом.

В-третьих, гуманитарное финансирование тесно переплетается с конкретными финансовыми и бизнес-интересами внешних игроков. В последние недели активизировалась развернувшаяся между главными конкурентами борьба вокруг контроля над крупными нефтяными месторождениями.  Именно здесь проходит линия противостояния между Дамаском, протурецкими вооруженными группами и курдами, и пока еще сохраняется присутствие Вашингтона. Логично, что на этом географическом треке сохраняется высокий интерес со стороны доноров.

Во-четвертых, финансовые ресурсы между гуманитарными кластерами распределяются крайне непропорционально — опять-таки это распределение априори обусловлено донорским интересом и приоритетами. Кроме того, в условиях дефицита финансирования гуманитарные агентства вынуждены расставлять собственные приоритеты, ориентируясь на первоочередные нужды гражданского населения. Самый крупный и хорошо финансируемый кластер – продовольственная помощь. По состоянию на ноябрь 2019 года, этот кластер получил донорское финансирование на сумму 577 млн долларов США из требуемых 1.1 млрд долларов (54%). Другие важные гуманитарные кластеры– здравоохранение, размещение во временных палатках, образование, санитария и водоснабжение — по своим масштабам и бюджету на 2019 год существенно проигрывают продовольственному сегменту. Потребности каждого из четырех кластеров на текущий год варьируются от 250 до 550 млн долларов США, а реальное финансирование составляет 10-26% запрошенных средств. Более целенаправленно доноры финансируют кластер питания – на сегодня поступило 54% от скромного по сравнению с другими кластерами бюджета на 2019 год (45 из требуемых 83 млн долларов США). Наконец, обращает на себя внимание существенное недофинансирвание проектов, нацеленных на личную защиту и безопасность уязвимых групп – из заложенных в бюджете 154 млн долларов США на эти цели доноры выделили менее 7% (10.6 млн). Более того – отдельные целевые программы, ориентированные на обеспечение личной защиты детей и женщин, бюджет каждой из которых составляет в среднем 70 млн долларов США, профинансирован в среднем на 4-5% на текущий момент. При этом, согласно последним оценкам гуманитарных потребностей по линии ООН, порядка 5.7 млн сирийских детей остро нуждаются в обеспечении личной защиты и безопасности.

Таким образом, устойчивость и стабильность гуманитарного финансирования сирийской операции в ближайшие месяцы, особенно c приближением зимних холодов, становится еще более актуальной проблемой. Дело не только в растущем дефиците финансирования (который безусловно сковывает операции ООН), но и в отсутствии гибкости и свободы маневра в руках гуманитарных организаций для перепрограммирования своих задач в быстро меняющихся военно-политических условиях на сирийской авансцене. В итоге распределение и без того ограниченных финансовых ресурсов происходит в большей мере под диктовку доноров и разумеется в русле их политических интересов, что создает существенные дисбалансы – географические, программные и тематические. Кроме того, сохраняющаяся неопределенность на главных театрах боевых действий, особенно по периметру сирийско-турецкой границы, создает существенные риски для новой эскалации гуманитарного кризиса и роста бюджетных потребностей сирийской операции.

44.84MB | MySQL:115 | 1,095sec