Политический кризис в Ираке: риски для нефтяного сектора

Главным лейтмотивом нарастающего с в Ираке с октября текущего года социального протеста является недовольство установившейся в стране коррупционной системой. Ожидания широких слоев общества относительно устойчивого экономического роста, активно декларируемого властями после победы на террористами «Исламского государства», к сегодняшнему дню не оправдались.

Справедливости ради, отметим, что социально-экономические показатели в стране в целом не критические и показывают тенденцию к дальнейшему росту. Главным локомотивом этого развития безусловно является нефтяной сектор. Благодаря восстановлению доконфликтного уровня добычи и экспорта, Ирак демонстрирует неплохие показатели экономического роста в среднем 4-5% в год. По итогам первого полугодия 2019 года экономический рост составил 4.8%. Уровень безработицы в последние годы не растет и уверенно удерживается на отметке 7-8%, что для ближневосточного региона является весьма хорошим показателям.

Парадоксально, что несмотря на позитивную динамику развития, cоциально-экономическое положение населения с 2018 года продолжает ухудшаться. Главным фактором такого неудовлетворительного положения население считает неравномерное распределение доходов от поступающих в страну нефтедолларов (Ирак — вторая после Саудовской Аравии страна по объёмам производства нефти среди стран ОПЕК). Именно коррупция внутри государственной власти и порождает, по убеждению широких слоев иракского общества, неравномерное и несправедливое на их взгляд распределение доходов.

Внутриполитический кризис в Ираке осенью 2019 года изначально зародился на волне стихийного протеста, не имея четко выраженной стратегической направленности и тем более единого центра управления. Не было в этом протестном движении и ярко выраженного политического или религиозного оттенка: в равной мере недовольство действующими властями выражали как сунниты, так и шииты. Именно фактор отсутствия социальной справедливости, а не политические лозунги, стал катализатором взрыва. При отсутствии убедительной адресной социальной политики в повестке правительства Адель Абделя Махди, вопреки предвыборным обещаниям, рост недовольства среди различных слоев населения стал вполне закономерным исходом.

Тем не менее, с ноября наблюдаются качественно новые тенденции в иракском протестном движении. Протестующие решили резко изменить тактическую линию, поставив задачу акцентированного блокирования крупнейших нефтяных терминалов и производств в стране, особенно в ее южной части с центром в Басре, где большинство населения составляют шииты. Цель — ослабить правительство за счёт финансово-экономического рычага, парализовав таким образом работу нефтяной промышленности и всей экономической системы страны. В частности, с середины ноября протестующие на юге Ирака предпринимают отчаянье попытки заблокировать дорожную инфраструктуру, ведущую к пяти крупнейшим нефтяным месторождениям, в том числе Аль-Зубайр, Румайла, Cубба, Меджнун и Нахр Бин Омар, а также к ключевому терминалу по экспорту нефти Умм-Каср. Также был перекрыт доступ к предприятиям нефтепереработки вблизи Басры. Сотрудниками производств и нефтедобычи протестующими был ограничен доступ к рабочим местам.

Тактический ход протестующих может иметь весьма серьезные последствия для властей. Нефтяные месторождения в Басре одни из самых крупных в Ираке – на них приходится 60-70% всех запасов нефти и более 80% текущего добычи (3.6 из 4.3 млн. баррелей нефти ежедневно). С каждой неделей действия протестующих становятся все более изощрёнными: с середины ноября аналогичная тактика по блокированию производств активно стала внедряться в отношении смежных производства в южных регионах Ирака, включая заводы по производству цемента, стали, удобрений.

Таким образом, в последние две недели предпринимаются целенаправленные попытки со стороны протестующих сорвать работу полного производственного цикла — от добычи до переработки и наконец экспорта нефти, чтобы тем самым полностью подорвать финансовую и экономическую систему и заставить стоящую у руля элиту пересмотреть всю систему распределения национальных благ в стране в пользу социально нуждающихся, бедных слоев общества. Также протестующие требуют срочных инвестиций нефтедолларовых поступлений в базовые социальные услуги, в частности в реконструкцию системы водоснабжения и системы обеспечения электроэнергией.  По данным Министерства нефти Ирака, ежедневная выручка от экспорта нефти только в провинции Басра составляет 60 миллионов долларов в день, при том что население этого региона живет бедно.

Правительство и силовые структуры пока реагируют на протесты довольно жестко: начиная с октября в столкновениях погибло 320 мирных граждан. При этом, несмотря на предпринимаемые меры, масштабы протестного движения по Ираку продолжают расширяться. Протесты быстро перекинулись из Багдада в Басру и другие южные регионы и теперь грозят перекинуться и на северные регионы. В Иракском Курдистане пока ситуация относительно спокойная, но может тоже взорваться в любой момент.

В случае перекрытия потоков экспорта нефти из крупнейших иракских терминалов последствия для властей могут быть очень плачевными. В своём недавнем публичном заявлении министр нефти Ирака Тамер Гадбан сигнализировал, что на сегодняшний день уровень производства и экспорта нефти держится на планируемом уровне и пока нет угрозы его сокращения в ходе протестов. Это очевидно успокоительное заявление рассчитано на внешнюю публику, чтобы избежать дестабилизации ситуации на нефтяном рынке. Экспортные цены на нефть иракское правительство, по заявлению Гадбана, также не планирует повышать. Более того, Багдад подтвердил приверженность своим обязательствам и намерен сохранить свою долю производства в пределах квоты, согласованной в рамках ОПЕК.

При этом, становится очевидно, что одних только успокоительных заявлений со стороны иракских властей становится недостаточно. Протестное движение не идёт на убыль, и репутационные риски Багдада на международной арене и в частности на энергетическом рынке продолжают стремительно расти.

Самое печальное, что под воздействием эскалирующего внутриполитического кризиса Ирак может подорвать растущее к нему со стороны инвесторов доверие и в стратегическом плане проиграть в жесткой конкурентной борьбе на энергетических рынках. В частности, Багдад может быстро растерять завоеванные им еще совсем недавно конкурентные преимущества на перспективных рынках Китая и Индии, когда после атаки йеменских хоуситов на производства ведущей саудовской нефтяной компании Aramco и временного сокращения вдвое ее экспорта, Ираку удалось отвоевать для себя большую часть азиатских рынков. Впоследствии, введенные США санкции против Ирана в сентябре с.г. заблокировали китайские танкеры с иранской нефтью, что создало дополнительные конкурентные преимущества для Багдада. Теперь же, рост социальных протестов, акцентированно нацеленный на перекрытие маршрутов поставок нефти из южных регионов Ирака, может заметно ослабить позиции Багдада на нефтяном рынке. Стратегической выбор Багдада в данной ситуации ограничен. Можно попытаться – и Багдад уже начинает работать в этом направлении — расширять альтернативные маршруты поставок нефти на европейские рынки через Турцию. Но там слишком высока конкуренция со стороны других поставщиков и нужны большие инвестиции для модернизации трубопроводов и инфраструктуры. Да и спрос на европейских рынках более умеренный и ограниченный, чем в динамично развивающихся экономиках азиатских гигантов. В любом случае, единственно верным и разумным решением для иракских властей является скорейшее умиротворение внутренней ситуации, поскольку даже при обеспечении непрерывности экспорта нефти в условиях социальных протестов репутационные риски остаются для Багдада слишком высокими.

44.8MB | MySQL:115 | 1,049sec