Финансово-экономические перспективы Алжира после президентских выборов

Намеченные на 12 декабря с.г. президентские выборы в Алжире позиционируются как рубежное событие нынешнего транзитного этапа политического развития страны, стартовавшего с завершением весной этого года многолетнего правления президента А.Бутефлики и роста протестных настроений. С учетом заранее очерченного круга вероятных преемников Бутефлики, каких-либо резких поворотов в политической сфере страны с большой долей вероятности не предвидится. Несмотря на продолжающиеся протесты оппозиционного движения, оно пока так и смогло оформиться структурно и остается до сих пор стихийным, без четких предпосылок к консолидации усилий вокруг авторитетных лидеров, способных противостоять правящей элите в политическом поле. Все пятеро зарегистрированных кандидатов, включая бывших министров культуры и туризма, делают ставку на продолжение преемственности курса правящей элиты.

В этом контексте, главные усилия нового президента и его команды будут направлены на назревшие реформы в финансово-экономическом секторе. В то же время, внутри самой политической элиты страны с уходом Бутефлика происходят определенные пертурбации и перераспределение властных полномочий, что вероятно будет тормозить реформенные процессы. Поэтому ожидать с первых дней правления нового президента динамичных шагов по запуску реформенного процесса по всему финансово-экономическому фронту едва ли стоит. В частности, трудно будет изменить в корне традиционный подход алжирской элиты к нефтегазовому фактору – он останется доминирующим источником национального дохода и ожидать концептуального перехода алжирской экономики от энергетической монополии к более диверсифицированной системе экономического производства едва ли стоит. Также с сохранением преемственности политического курса и известных ограничений в работе частного сектора и международных компаний едва ли стоит серьезно рассчитывать на всплеск инвестиционной активности из частного сектора.

Политическая неопределенность на первом этапе правления нового президента после декабрьских выборов станет также главным фактором скромного роста ВВП страны. Экспертами Всемирного банка ВВП на 2020-2024 гг. который прогнозируется в среднем на уровне 3.4%; в основном за счет сохранения стабильных поступлений от экспорта углеводородов.

С другой стороны, несмотря на ожидаемую статичность реформ сразу после президентских выборов, новая команда сразу же столкнется с проблемой финансового и фискального дефицита. Потребуются меры срочного характера по экономии средств и сокращения фискального дефицита. Здесь правительству предстоит сложный выбор между популистскими решениями и непопулярными мерами по сокращению расходов, и с учетом прагматичного настроя и важности сохранения доверия со стороны международных кредитно-финансовых институтов, новый президент будет вынужден пойти на вторую опцию. Уже в октябре текущего года алжирское правительство во главе с Н.Бедуни представило проект финансового плана на 2020 год, включая предложения по бюджету. Согласно этим предложениям, правительство предполагает усиление контроля за расходами и существенное сокращение различных инвестиционных проектов. В целом предлагается сократить уровень расходов в бюджете-2020 на 9.2%, в том числе за счет сокращения инвестиционных расходов на 20%. При этом уровень текущих расходов правительства на социальные программы и нужды, включая субсидированные государством рабочие места, будет подвергнут лишь минимальной корректировке и сократится на 1%, c учетом сохраняющегося в обществе недовольства и незатихающего социального протеста.

Главная задача, заложенная в новом законопроекте  – попытаться сократить уровень бюджетного дефицита, который сегодня достиг отметки 15-17 миллиардов долларов США, что составляет 8-9% от ВВП страны. В 2020 году экономический блок правительства рассчитывает снизить его до уровня 7-7.2%, c последующим сокращением до 5%.

По всей вероятности, у вновь избранного президента – любого из пяти известных кандидатов – выбор для маневра будет крайне ограничен и ему придется принять основные бюджетные предложения, сформулированные правительством в октябре. Даже в рамках сформированного бюджета новый президент едва ли сможет сильно маневрировать – социальные обязательства правительства в условиях высоких политических рисков видятся неприкасаемыми и будут видимо сохранены на прежнем уровне, по крайней мере в 2020 году. В перспективе, если задача сокращения бюджетного дефицита до 5% от ВВП к 2024 году окажется реализуемой, можно ожидать более гибкой финансово-экономической политики от новых властей.

Важным механизмом исполнения нового бюджета-2020 стал план по привлечению донорских ресурсов на цели развития от международных финансовых институтов.  Это довольно новый поворот в политике Алжира после отставки президента Бутефлики, который диктуется обстоятельствами и рассматривается как временная мера. Основным партнером в реализации этих программ развития власть видит Всемирный банк. По замыслу экспертов правительства, данная мера призвана отчасти компенсировать потери от сокращения инвестиционных и инфраструктурных проектов, ранее финансируемых из госбюджета.

Другим важным механизмом финансирования развития Алжир считает глобальный проект Китая «Один пояс-один путь», который алжирское правительство ратифицировало в сентябре текущего года. Сегодня Китай является крупнейшим торговым партнером Алжира и на протяжении последних шести лет годовой товарооборот существенно рос и достиг отметки 9 млрд долларов США. Присоединение Алжира к главному китайскому политическому проекту выводит на новый уровень инвестиционное сотрудничество между двумя странами.

Пропагандируемая после ухода Бутефлики открытость в сотрудничестве с инвесторами и финансовыми институтами является новым фактором алжирского политического курса. В русле этой политики в открытой прессе появляются намеки на ожидаемые законодательные послабления в плане владения иностранными компаниями собственности в Алжире как меры по стимуляции новых инвестиций. Ожидаются и другие бонусы и послабления для своих граждан. В частности; правительство обещает разрешить алжирцам импортировать подержанные автомобили из-за рубежа. Отчасти, такой поворот является жестом в сторону оппозиции и либеральных сил, требующих большей открытости на международном поле, а также либерализации правил на местных рынках и улучшения инвестиционного климата в целом. Но в то же время, эта стратегия имеет под собой исключительно прагматичное начало и диктуется сложной финансовой ситуацией и нестабильностью на мировых нефтегазовых рынках. Разумеется, новый президент страны продолжит этот курс на интеграцию с международными финансовыми институтами и дружественными двусторонними донорами и инвесторами, такими как Китай.

В то же самое время, введенный правительством еще в 2000-е гг. мораторий на внешние займы и кредиты до настоящего времени четко соблюдается и менять его правящая элита не намерена, даже под воздействием сложных финансовых условий. Едва ли стоит ожидать, что новый президент страны сменит эту линию и захочет прибегать к масштабному заимствованию финансовых ресурсов для покрытия текущего дефицита, понимая вероятные риски, в том числе политического характера.

Все вышеозначенные инициативы в рамках предложенного правительством финансового плана на 2020 год закладывают прочную базу для нового экономического курса. В зависимости от исхода президентских выборов 12 декабря с.г. возможные несущественные корректировки в ту или иную сторону, однако генеральная линия останется неизменной. Очень многое будет зависеть от ситуации на энергетических рынках и динамики цен на нефть в начале 2020 года. Уже сейчас правительство Алжира закладывает в своем консервативном сценарии сокращение доходной части бюджета в следующем году на 8.3% c учетом прогнозов цен на нефть, однако в случае более резких ценовых колебаний последствия могут наступить более серьезные.

По сути, первое полугодие 2020 станет проверкой на прочность нового президента и его экономического курса. Основной фактор успеха – сохранение доходной части бюджета на приемлемом уровне. Пока в 2019 году мы наблюдаем неуклонное снижение, причем не только из-за ценовых колебаний, но и сокращения экспорта углеводородов и роста внутреннего потребления. Так, за 10 месяцев 2019 года (январь-сентябрь), cовокупный объем экспорта газа и нефти упал на 9%, а доходы от энергетического сектора в этот же период составили 24 млрд долларов США по сравнению с уровнем 29 млрд долларов за аналогичный период 2018 года.

Если ситуация в доходной части бюджета продолжит оставаться волатильной и будет развиваться по негативному сценарию, хуже прогнозируемой, то масштабы непопулярных решений нового президента будут только нарастать. А это может усилить недовольство в обществе и спровоцировать новую волну социальных протестов против правящей элиты с требованием довести до конца процесс демонтажа старой системы политической власти. В этих условиях единственной развязкой представляется массированная финансовая помощь от внешних доноров и инвесторов, заинтересованных в сохранении политической стабильности Алжира, в том числе в свете его важной роли как поставщика углеводородов в Европу и на азиатские рынки.

44.82MB | MySQL:115 | 2,335sec