О политической ситуации в Алжире накануне президентских выборов

Все пятеро кандидатов на пост президента Алжира приняли в пятницу 6 декабря вечером участие в дебатах, которые состоялись в Международном центре конференций и транслировались в прямом эфире по государственным и частным каналам страны, а также по национальному радио.  Основные тезисы своих предвыборных программ гражданам республики представили — временный генеральный секретарь партии «Национальное демократическое объединение» (RND) 60-летний Азеддин Михуби, бывший министр туризма, председатель политического движения «Аль-Бина» 57-летний Абделькадер Бенгрина, два бывших премьер-министра — 74-летний Абдельмаджид Теббун и 75-летний Али Бенфлис, а также кандидат от партии «Фронт будущего» 56-летний Абдельазиз Белаид. В соответствии с утвержденным ранее регламентом, претендентам на высший пост пришлось отвечать на 13 актуальных вопросов. Для ответа на каждый им отводилось по две минуты. В итоге дебаты длились около трех часов, в ходе которых политики поочередно изложили основные положения своих предвыборных программ, главным образом взгляды на развитие экономики, в том числе энергетического сектора, решение проблем в области образования и здравоохранения, а также высказали предложения по созданию рабочих мест, поддержке молодежи. Однако ни дискуссии, ни споров между кандидатами на президентское кресло зрители не увидели. Это дало основание оппозиционным наблюдателям утверждать, что «алжирцы посмотрели в прямом эфире не дебаты, а изложение пятью политиками уже хорошо известных мыслей и рассуждений». Тем не менее ряд политологов назвал состоявшуюся в прямом эфире трансляцию «историческим событием», имея в виду, что «подобного формата общения претендентов на высший пост со зрителями Алжир до сих пор не видел». Дебаты были организованы Независимым национальным избирательным органом (ННИО) с целью «дать возможность гражданам Алжира лучше познакомиться с предвыборными программами каждого кандидата». Они состоялись несколько часов спустя после того, как в столице и многих других крупных городах страны прошли многотысячные митинги и манифестации протеста. Их участники в очередной раз выступили против проведения выборов, назвав их «маскарадом во имя сохранения существующего политического режима». По мнению оппозиции, «все пятеро кандидатов являются ставленниками правящей системы и неспособны провести какие-либо реальные реформы в интересах населения». В этой связи эксперты сходятся во мнении, что основная борьба на выборах, которые с большей степенью вероятности будут бойкотироваться значительной частью населения, развернется между Михуби и Теббуном. При этом основное различие между этими кандидатами на сегодня проходит по линии степени и необходимости преследования сторонников бывшего правящего клана Бутефлики и его ближнего круга из числа политической и бизнес-элиты. Михуби на сегодня фактически гарантировал себе поддержку на выборах со стороны уже бывшей правящей партии ФНО. Другой ведущий кандидат, Абдельмаджид Теббун, планирует возобновить и активизировать антикоррупционную операцию, которую он начал, когда был премьер-министром в 2017 году, что позже позволило начальнику Генерального штаба алжирской армии Ахмеду Гаиду Салаху заключить в тюрьму нескольких членов клана Бутефлики. Эта чистка затронула несколько высокопоставленных деятелей ФНО, в том числе Баха Эддина Тлиба и Мухамеда Джемаи, и вызвала серьезное беспокойство среди других бизнесменов, все еще находящихся в этой партии, таких как Абдельмалек Сахрауи и Али Эль-Хамель. У Михуби в этой связи уже есть многочисленные сторонники в политико-деловых кругах, которые тесно связаны с интересами клана бывшего президента. Одним из его финансовых покровителей является Смаил Бенхамади, заместитель РНД по провинции Бордж-Бу-Арреридж и глава крупой корпорации Altrapco. Он едва избежал снятия собственной депутатской неприкосновенности и ареста и теперь пытается добиться освобождения своего брата Абдеррахмана Бенхамади, председателя и главного исполнительного директора компании «Кондор Электроникс», который находится в тюрьме с августа. Семья Бенхамади также активно присутствует в руководящем сегменте ФНО. В частности, бывший министр телекоммуникаций Мусса Бенхамади ранее был пресс-секретарем этой партии.
Но в любом случае эти различия между кандидатами пока никак не противоречат желанию Ахмеда Гаида Салаха сохранить армию в качестве основной внутриполитической силы в стране. Национальная народная армия (ННА) Алжира не имеет иных устремлений, кроме обеспечения спокойствия народа и стабильности страны. Об этом, как передает информационное агентство Альжери Пресс Сервис (АПС), заявил 28 ноября начальник штаба ННА, заместитель министра обороны Алжира Ахмед Гаид Салах. «Подтверждаю еще раз, что высшее командование ННА не имеет иных устремлений, кроме обеспечения спокойствия народа, а также безопасности, стабильности и гордости страны перед лицом подстрекательств со стороны врагов и заговорщиков», — подчеркнул он, выступая перед высокопоставленными офицерами Республиканской гвардии. «Народные марши, проходящие на национальной территории, говорят о высоком уровне зрелости сынов Алжира, понимании ими хитрых замыслов, происков и заговоров, затеваемых против народа. Марши также отражают укоренение ценностей преданности и верности в алжирцах, чувства патриотизма», — отметил Гаид Салах, имея в виду продолжающиеся с начала текущего года массовые манифестации с требованием смены политической элиты и проведения коренных реформ. По словам замминистра обороны, «в мирных маршах по всей стране участвуют люди, которые сплоченными рядами поддерживают электоральный процесс и позиции ННА, придерживающейся конструктивной позиции с целью преодоления этого чувствительного периода для Алжира». Очевидно, что генерал всячески заигрывает с протестующими, стремясь обеспечить тем самым достойный уровень явки избирателей. Власти убеждены, что только проведение президентских выборов позволит положить конец острому общественно-политическому кризису в Алжире. Он длится с 22 февраля, когда начались многотысячные манифестации, которые не стихают до сих пор. Поначалу люди добивались ухода с поста президента Абдельазиза Бутефлики (1999-2019). После того как 2 апреля он сложил полномочия, они требуют немедленной отставки других представителей режима, включая не только высокопоставленных чиновников, но и армейскую верхушку. Ранее временный президент Алжира Абделькадер Бенсалех призвал граждан страны «мобилизовать свои силы ради успеха президентских выборов». Он также выразил уверенность в том, что «алжирцы сумеют преградить путь тем, кто стремится превратить в свой инструмент правила и принципы демократии», призвал граждан страны быть «бдительными и осторожными» и подтвердил «решимость государства дать слово народу, чтобы тот самостоятельно и свободно выбрал того, кому он доверит задачу создать новый метод управления страной». Избирательная кампания стартовала 17 ноября и, согласно действующему закону, завершится за три дня до даты голосования, намеченного на 12 декабря.
В этой связи мало кто их экспертов сомневается в том, что сам факт выборов состоится, что однако пока не решает две основные задачи для их организаторов.

  1. Купирование таким образом проявлений протестных настроений, что собственно является главной задачей этих выборов. Это сделать пока не удается и, судя по настрою оппозиции, и не получится уже с новым формально гражданским президентом.
  2. Это международная легитимизация итогов выборов прежде всего на Западе. Эта задача также представляется сложной с учетом ожидаемого бойкота этих выборов со стороны значительной части населения и позиции Брюсселя, а вернее Европарламента (ЕП). Резолюция Европарламента (ЕП) о ситуации в сфере обеспечения свобод в Алжире, сорвала маски с группы депутатов, которые хотят посеять смуту в стране и помешать намеченным на 12 декабря президентским выборам. Об этом, как передает информационное агентство Альжери Пресс Сервис, заявил в субботу 30 ноября министр связи, официальный представитель правительства Хасан Рабхи. «Резолюция ЕП сорвала маски с группки парламентариев, желающих посеять смуту в Алжире и помешать намеченным на 12 декабря президентским выборам, по отношению к которым алжирский народ настроен положительно», — отметил он. «Алжирский народ отдает себе отчет в том, что против него замышляются заговоры, и полон решимости противостоять им, в частности, через участие в президентских выборах», — продолжил Рабхи.  «Подтверждая принцип невмешательства во внутренние дела других стран, взятый из Устава ООН, который каждый должен соблюдать, Алжир решительно не приемлет вмешательства в свои внутренние дела, что является неизменным принципом политики страны, проистекающим из ее славной истории и политической борьбы», — подчеркнул он.   Ранее Министерство иностранных дел Алжира осудило и отвергло «явное вмешательство ЕП во внутренние дела страны». В ведомстве подчеркнули, что республика «оставляет за собой право осуществить глобальный пересмотр отношений со всеми европейскими учреждениями». «ЕП, подстрекаемый разнородной группой предвзято настроенных депутатов, позволил себе дерзкую вольность высказаться о проходящем в нашей стране политическом процессе в тот самый момент, когда алжирцы готовятся выбрать в демократической и прозрачной обстановке нового президента республики», — отмечалось в коммюнике МИД. Все это возмущение вызвано тем фактом, что 28 ноября ЕП призвал алжирские власти внести поправки в закон с тем, чтобы снять все ограничения на мирные демонстрации. Кроме того, депутаты указали на необходимость «предотвращать любые формы чрезмерного применения силы сотрудниками правоохранительных органов при разгоне публичных собраний». ЕП осудил «необоснованные и незаконные аресты, задержания и запугивания журналистов, профсоюзных деятелей, адвокатов, студентов, правозащитников и представителей гражданского общества, а также всех мирных демонстрантов». Отметим, что это решение состоялось не благодаря «группке депутатов», а согласно рекомендациям Комиссии Европейского парламента по иностранным делам (AFET), председателем которой является немецкий евродепутат Дэвид Макалистер. Она, кстати, провело закрытое заседание утром 5 декабря специально для обсуждения ситуации в Алжире, и его итоги, согласно утечке, только подтвердили прежнюю негативную позицию ЕК в части признания итогов предстоящего в Алжире голосования.

Отношения между Брюсселем и Алжиром в целом были прохладными, но стали ледяными с тех пор, как 28 ноября Европейский парламент принял резолюцию в поддержку алжирского протестного движения, и осудил власти за арест активистов, журналистов и демонстрантов, которые поддерживают берберских сепаратистов, а также закрытие христианских церквей. Именно французский социал-демократический депутат Европарламента Рафаэль Глюксманн привел тогда алжирские власти в ярость, объявив, что Европейский парламент в ближайшее время обсудит политическую ситуацию в Алжире. Но среди резолюций, предложенных основными политическими группами в парламенте, именно одна из них, которая была внесена фракцией Европейских народных партий (ЕНП), вызвала наибольшее возмущение в Алжире. Предложенный немецким депутатом Европарламента Михаэлем Галером и 26 другими депутатами Европарламента, он ссылается на ущемленные позиции христианского меньшинства страны, призывая Алжир «защищать религиозную свободу» и «открывать церкви, произвольно закрытые» силами безопасности в последние месяцы. Он также призывает положить конец преследованиям мусульманского меньшинства ахмадия и общины мозабитов, не забывая о протестующих демонстрантах, арестованных, в частности, за то, что они размахивали во время демонстраций берберским флагом. Это, безусловно, не улучшило отношения между Брюсселем и Алжиром, поскольку до президентских выборов, назначенных на 12 декабря начальником штаба  штаба ННА Ахмедом Гаидом Салахом, осталось меньше недели. При этом очевидно, что никакого диалога между комиссией ЕК и алжирскими властями в рамках купирования этой ситуации и приглашения евродепутатов в качестве наблюдателей на выборы организовать уже не получится.

55.86MB | MySQL:105 | 0,390sec