Израиль и БРИКС: проблемы и перспективы расширения сотрудничества

Группа БРИКС, в которую входят Бразилия, Индия, Китай, Россия и ЮАР, может представлять для израильской внешней политики большой интерес. Связано это как со статусом каждой из названных стран-участниц, так и тем, что претендуют на то, чтобы повысить общий статус организации. Последнее особенно актуально и в связи с ситуацией, складывающейся вокруг НАТО. Несмотря на то, что по своей сути объединения различны, нередко БРИКС рассматривается как своего рода геополитическая противоположность Североатлантического альянса.

Наконец, для Иерусалима важны и две практические составляющие работы организации в ближайшее время. С одной стороны, с начала следующего года к России переходит председательство в БРИКС, а значит, именно она будет проводить саммит группы в 2020 г. и окажет воздействие на формирование повестки дня. С другой стороны, на последней встрече лидеров БРИКС в Бразилиа был продемонстрирован интерес к ситуации на палестино-израильском треке. Так, в декларации по итогам встречи было отмечено, что страны-участницы выступают против отсрочек в достижении мирного урегулирования и свою позицию основывают на принципе «двух государств для двух народов».

Отдельное внимание следует обратить на такую цитату: «мы выражаем необходимость новых и творческих дипломатических усилий для достижения справедливого и всеобъемлющего урегулирования палестино-израильского конфликта».  Под этим можно понимать поддержку идеи привлечения новых посредников, однако, кто именно может выступить в этом качестве, сказать сложно. С одной стороны, есть государства, заявляющие о своем интересе к расширению взаимодействия с БРИКС, в числе которых, к примеру Египет. Такой расклад в целом благоприятен для Иерусалима, поскольку Каир предпринимает много усилий для разрешения кризиса в Газе. Поддержка БРИКС снимет с него часть региональной критики, связанной с тем, что Египет действует по плану США и Израиля.  С другой стороны, нового медиатора страны-участницы могут  выбрать среди себя. А привлечение, например, Китая – то, чего хотел ранее добиться М.Аббас.

Отношения с Китаем, в свою очередь, еще один заметный ограничитель сотрудничества Израиля и БРИКС, поскольку группа способствует укреплению именно глобального влияния КНР. При этом даже израильские экономические издания, такие как Calcalist, отмечают, что именно Пекин является в рядах группы инициатором призывов к «справедливости и многосторонности в международной торговле», что представляет собой явный ответ на политику президента США Д.Трампа. И если на двухстороннем уровне Иерусалим еще может находить для себя лазейки для поддержания отношений с обоими партнерами, то вот поддержка глобальной китайской борьбы за лидерство слишком рискованна с точки зрения дальнейших перспектив взаимодействия с главным партнером.

С политической точки зрения, а также в контексте взаимоотношений с Соединенными Штатами наиболее перспективными являются  контакты с Бразилией. Так именно МИД этой страны в рамках БРИКС и подготовки декларации последнего по времени саммита наиболее активно протестовал против включения  туда пункта о поддержке палестинских беженцев. Для Израиля это крайне важно, однако, подрывает позиции Бразилии в группе, а значит, снижает ее значимость в контексте отношений с БРИКС в целом. Кроме того, до конца не ясно, как будут развиваться китайско-бразильские отношения, за чем Иерусалим также пристально следит. В них, как отмечают эксперты, наметился заметный прогресс. Вместе с тем потепление здесь может означать разлад Ж.Болсонару с Д.Трампом.

Интересен и контекст взаимоотношений Израиля с ЮАР. В политической сфере они по-прежнему крайне сложные, однако, президент страны С.Рамафоса заявил: «Они (Израиль – авт.) стремительно вырываются вперед, и действительно являются инноваторами в ряде секторов экономики, в сельском хозяйстве, на море и некоторых других сферах. Они показали, что могут лидировать. И мы можем научиться многому, из того, что они делают». Таким образом, несмотря на разногласия, экономика и инновации самой ЮАР названы сферой, где южноафриканская страна хотела бы заимствовать израильский опыт. А БРИКС, по сути, и есть организация, основанная на идее обеспечения экономического роста, а достижение за счет этого политических целей все же вторично.

Кроме того, на африканском направлении Израилю как раз могла бы способствовать Россия, которая делает ставку на континент. Вместе с тем на этот счет существует все же две точки зрения. Согласно противоположной, в определенный момент Иерусалим и Москва в африканской политике рискуют оказаться по разные стороны. Причина тому проста и кроется в характере ведения отношений с Африкой. Израиль предпочитает поставлять туда инновации, нуждаясь при этом в спонсоре программ развития. Россия в таком качестве выступить не может, а потому сама ищет взаимодействия с Китаем, уже успевшим прочно укрепиться там. И эта коалиция может оказаться в оппозиции по отношению к проектам, реализуемым Израилем вместе с западными партнерами.

В целом контакты с БРИКС имеют для Израиля перспективы, связанные прежде всего с экономической сферой и инновациями. Однако есть слишком большое количество геополитических факторов, воздействующих на отношения в самой группе и ее подходах к мировым и региональным проблемам. Это слишком заметный сдерживающий фактор, который пока препятствует качественной эволюции отношений Израиля с БРИКС, несмотря на последовательно развивающиеся двухсторонние контакты с четырьмя из пяти государств объединения.

55.77MB | MySQL:108 | 0,669sec