Бывший командующий Centcom о приоритетах политики США на Ближнем Востоке

На сайте расположенного в Вашингтоне Института Ближнего Востока (Middle East Institute) недавно была опубликована достаточно интересная статья американского генерала Джозефа Вотела под названием «Приоритеты США на Ближнем Востоке». В 2011-2016 годах Вотел был начальником Управления специальных операций (УСО) ВС США. В 2016-2019 годах возглавлял Центральное Командование (Centcom) вооруженных сил США. В этом качестве он руководил антитеррористической операцией по разгрому группировки «Исламское государство» (ИГ). Таким образом, этот американский военный очень хорошо знает ситуацию «в поле», и его оценки являются не отвлеченными идеями кабинетного мыслителя, но выводами практика.

По мнению генерала, «Сегодня ситуация на Ближнем Востоке является столь же комплексной и сложной, как и в недавнем прошлом. В регионе сохраняются все факторы, подрывающие прогресс: религиозные противоречия, коррупция, экономическое неравенство, лишенность значительных масс населения участия в политическом процессе, терроризм и необычайные человеческие страдания. Однако эти традиционные невзгоды усугубляются суперсовременными средствами коммуникации и ростом в составе населения более молодой и агрессивной части, требующей перемен» (1). К этому Вотел добавляет появление новых конфликтов (например, между Турцией и сирийскими курдами); усиливающийся гражданский протест против коррумпированных и неэффективных правительств (в Ливане и в Ираке); усиление возможностей иранских прокси-групп в Йемене, Сирии и  Ираке; неурегулированные конфликты в Йемене, Сирии и Афганистане; соревнование в регионе между великими державами (США, Россией и Китаем); относительную усталость многих держав, включая США, которые в течение долгого времени вели политическую игру в регионе. Таким образом, американский генерал расценивает возможность деэскалации напряженности на Ближнем Востоке как очень малую.

Джозеф Вотел выделяет пять задач американской политики в регионе. Во-первых, обеспечить, чтобы Ближний Восток не использовался как площадка для нападений против США, американских граждан, друзей и союзников. Во-вторых, воспрепятствовать распространению оружия массового уничтожения (ОМУ). В-третьих, сдерживать противника по распространению своего влияния в регионе и не допустить, чтобы оно перекинулось на другие регионы, создавая угрозу интересам США. В-четвертых, обеспечивать свободу навигации и товаропотоков в регионе. В-пятых, поддерживать благоприятный баланс американского влияния для обеспечения национальных интересов США. Далее генерал делает важный вывод. Ни одна из этих задач кроме, может быть, противодействия распространения ОМУ не является жизненно важной для Америки. Таким образом, регион Ближнего Востока является важным, но не жизненно необходимым для США.

По мнению генерала, в течение последних десятилетий стратегические подходы США в регионе заключались в обеспечении доступа к жизненно важным ресурсам (нефти), сдерживании иракской агрессии (в Кувейте), противодействию революционным действиям Ирана, борьбе с терроризмом. По убеждению Вотела, все эти цели важны, но ни одна из них не должна быть доминирующей. В качестве приоритета политики США он рассматривает поддержание благоприятного баланса сил в регионе по отношению к соревнованию между великими державами и региональными гегемонами. По мнению Дж.Вотела, основным принципом политики США на Ближнем Востоке должно быть недопущение полного доминирования в регионе одной державы. Генерал считает «золотым веком» американской политики в регионе 1960-1970-е годы, когда Вашингтон в своей ближневосточной политике опирался одновременно на Иран и Саудовскую Аравию, поддерживая между ними баланс сил. В это время Соединенным Штатам не было нужды держать в регионе большую вооруженную группировку. Дж. Вотел пишет: «США должны вести себя так, чтобы стать предпочтительным партнером для государств региона: в моральном, дипломатическом, экономическом и военном смысле. Статус такого партнера позволит нам сохранять наши важные интересы в регионе, в то же время смещая фокус в сторону интересов, необходимых для нашего выживания – поддержания наших позиций в соревновании с Китаем».

Далее эксперт с военной точки зрения перечисляет те меры, которые помогут стать Америке «привилегированным партнером» для ближневосточных стран. Во-первых, пересмотреть соглашения в сфере безопасности. До сих пор акцент в них был направлен либо на продажу оружия союзникам США за деньги, либо на выделение им материальной военной помощи. Генерал предлагает перенести акцент на ответственность, профессионализм и самодостаточность вооруженных сил союзников Соединенных Штатов. Для этого необходимо усилить соответствующие тренировочные программы для вооруженных сил союзников. Во-вторых, Дж. Вотел придает большое значение подготовке военных кадров для союзников США. Он предлагает в три раза увеличить расходы на Международную программу обучения и  тренировок (International Military Education and Training, IMET).  Дж. Вотел сообщает о том, что за последний год его руководством Centcom на эту программу было затрачено 19 миллионов долларов. В рамках военного бюджета США это не так уж много, но, о его мнению, дает неоценимый эффект. Фактически генерал считает, что такие программы увеличивают авторитет США среди военных кадров ближневосточных государств и способствуют появлению в рядах их вооруженных сил американской «агентуры влияния». Он пишет: «Мы получаем офицеров, которые учатся в наших школах и семьи, которые живут в наших городах. Посмотрите на наиболее перспективных и прогрессивных высших офицеров в регионе. Все они являются выпускниками наших военных училищ. Их семьи имеют опыт проживания у нас в Левенворте, Карлайле, Монтггомери, Ньюпорте и Вашингтоне. У них сформировался позитивный взгляд на наш народ и наше государство».

В-четвертых, генерал настаивает на возобновлении больших военных учений с участием вооруженных сил стран региона, считая их чрезвычайно полезными как для боевой координации, так и для демонстрации военных возможностей США. В этой связи он высоко оценивает проводившиеся в 1980-е годы маневры Bright Star. В-пятых, генерал предлагает подвергнуть ревизии доступ американских войск в регионе к различным возможностям, их базирование и полетные возможности, чтобы в случае чрезвычайных ситуаций действовать незамедлительно.

Далее автор переходит к рекомендациям по конкретным странам и регионам. Что касается Афганистана, Дж.Вотел в целом поддерживает стратегию президента Дональда Трампа по примирению между афганским правительством и движением «Талибан». По его мнению, дипломатические и военные усилия США должны быть сосредоточены на том, чтобы оказывать давление на талибов и все политические партии с тем, чтобы они пошли на уступки в интересах афганского народа. Учитывая продолжающуюся угрозу терроризма, исходящую из Афганистана, Вотел считает целесообразным размещения в Афганистане контртеррористических подразделений США, а если это не получится – хорошо натренированных американцами местных антитеррористических подразделений. Генерал также выражает надежду на то, что стабилизация ситуации в Афганистане будет способствовать улучшению американо-пакистанских отношений.

Касаясь ситуации в Сирии, Вотел поддерживает решение Дональда Трампа оставить в этой стране некоторое количество американских войск. По его мнению, это будет способствовать достижению двух задач. Во-первых, поддержанию необходимого уровня взаимодействия с СДС, во-вторых, противодействию «Исламскому гГосударству» (здесь генерал явно лукавит – сохранение американского военного присутствия необходимо для противодействия Ирану и центральному правительству в Дамаске, а не для борьбы с ИГ – прим. авт.). В то же время автор опасается, что резкие политические решения (о выводе американских войск из Сирии) могут уменьшить влияние США на ситуацию в этой стране, которого Вашингтон добился разгромом халифата. Вотел предлагает США сотрудничать с другими влиятельными региональными игроками (вероятно странами Залива – прим. авт.) для того, чтобы ограничить влияние турецкого наступления в регионе и уровень насилия в этих районах. Он также считает необходимым для Вашингтона стать посредником в отношениях между Турцией и сирийским курдами, хотя и признает, что это будет нелегко. В этих целях он предлагает обратиться к возможностям Иракского Курдистана и местных политических партий, учитывая хорошие отношения Эрбиля с Анкарой. Генерал убежден, что американцы должны использовать свое влияние, чтобы содействовать политическому урегулированию в САР, запущенному ООН (т.е. Женевскому процессу). Он признает важность каналов коммуникации с Российской Федерацией для того, чтобы не допустить конфликта в северной Сирии.

В своем докладе Дж.Вотел уделил внимание и Ираку, который он считает осевой страной для американского присутствия на Ближнем Востоке. Он положительно оценивает возвращение американских военнослужащих в Ирак в 2014 году, отметив, что этот шаг не вызвал массового недовольства со стороны иракцев. Генерал признает сложность нынешней внутриполитической ситуации в Ираке, но при этом считает, что американцы должны продолжать работу с «заслуживающими доверие партнерами». Под ними он имеет в виду Контртеррористические силы безопасности, элитное подразделение иракской армии, участвовавшее в войне против ИГ и не связанное с «Аль-Хашед аш-Шааби».  Интересно отметить, что их командующий генерал-лейтенант Абдель Ваххаб ас-Саади был отправлен в отставку иракским правительством в конце сентября с.г.

Американский генерал коснулся Ирана и его роли в системе безопасности в регионе. Он признает реальность иранской угрозы, которая может осуществляться как через прокси-группы, так и посредством увеличившихся военных возможностей этой страны. По его мнению, американцы должны защищать свои интересы в том числе и с помощью военных возможностей, со всей решительностью напоминая, что они могут нанести Ирану большой ущерб. В то же время Вотел настаивает на том, чтобы США четко и правильно определили свои цели относительно Ирана. Он пишет: «Мы должны освободиться от всякой двусмысленности. Я не уверен, что мы понимаем, чего хочет Иран, и что иранцы понимают, чего хотим мы в регионе. В то же время мы должны создавать каналы для прямых коммуникаций с Ираном. Я был очень впечатлен эффективностью деконфликтных каналов, которые мы создали с Российской Армией в Сирии. Такие же каналы мы должны создать и с иранцами».

Коснувшись ситуации в Ливане, Дж. Вотел предложил в качестве противовеса влиянию «Хизбаллы» удвоить помощь ливанским вооруженным силам. Он пишет: «Лучшим способом подорвать тлетворное влияние «Хизбаллы» будут инвестиции в профессионализм и возможности ливанской армии. Эффективные, аполитичные и признанные народом ливанские вооруженные силы и смогут ликвидировать нужду ливанского государства в вооруженной милиции».

  1. https://www.mei.edu/publications/us-priorities-middle-east
55.9MB | MySQL:106 | 0,471sec