Оценки китайских военных специалистов ВМС Пакистана

Руководство Исламской Республики Пакистан (ИРП) в условиях сохраняющейся напряженности в отношениях с Индией значительное внимание уделяет развитию военно-морских сил (ВМС) страны и неуклонному наращиванию их боевого потенциала. Известно, что ВМС Пакистана являются самостоятельным видом вооруженных сил и предназначены для защиты морских коммуникаций в северной части Аравийского моря, охраны территориальных вод, борьбы с группировками надводных кораблей и подводными лодками противника, обороны главной военно-морской базы Карачи и портов страны, оказания поддержки сухопутным войскам на приморских направлениях организации противодесантной обороны, а также для выполнения разведывательно-диверсионных задач. По данным китайских военно-технических изданий непосредственное руководство военно-морскими силами осуществляет начальник штаба (командующий), который несет ответственность за состояние боевой готовности ВМС, их совершенствование и развитие, а также за решение всех поставленных перед ними задач. Управление силами осуществляется через штаб ВМС (г. Исламабад), на который возложена координация оперативной и боевой подготовки, а также организация всех видов тылового обеспечения сил флота.

Организационная структура ВМС. Военно-морские силы Пакистана состоят из трех родов: флота, авиации ВМС, морской пехоты, береговой артиллерии, учреждений и частей специальных войск и тыла, а также частей береговой охраны и обороны, относящихся к агентству безопасности на море (MSА – Maritime Security Agency). Организационная структура ВМС ИРП включает четыре командования: пакистанского флота (COMPACFEET), учебное (Sea Training Command), тыловое (COMKAR, района ВМБ Карачи) и административное командование «Север» (COMNORTH), оперативно подчиненные начальнику штаба ВМС. По данным китайского издания «Современные корабли», в настоящее время в боевом составе флота (оперативный штаб в ВМБ Карачи) насчитывается 22 боевых корабля, 23 боевых катера и 25 вспомогательных судов. Под управлением командующего флотом находятся также командование морской авиации, отдельная бригада морской пехоты и батареи береговой артиллерии. Корабли основных классов и боевые катера организационно сведены в эскадры (подводных лодок, эскадренных миноносцев и фрегатов, минно-тральных кораблей, патрульных сил флота, вспомогательных судов) и дивизионы. Командование морской авиации имеет в своем составе одну эскадрилью базовых патрульных самолетов и две палубных противолодочных вертолетов. Все они базируются на авиабазе Шара-е-Фейсал в районе главной военно-морской базы (ГВМБ) Карачи. Здесь же размещается и штаб командования. Как отмечают китайские военные специалисты, ранее дизель-электрические подводные лодки (ПЛ) были представлены тремя типами: «Халид» («Агоста-90В»), «Хашмат» («Агоста») и «Хангор» («Дафне») французской постройки. Четыре ПЛ проекта «Дафне» были построены в 1969-1970 годах. В ходе проведенной в конце 1980-х годов модернизации они были вооружены противокорабельным ракетным комплексом «Гарпун», что в значительной мере увеличило их возможности по борьбе с надводными кораблями. Две ПЛ проекта «Агоста», переданные флоту в 1979 – 1980 годах, прошли аналогичную модернизацию. Командование ВМС Пакистана ввело в состав флота три ПЛ типа «Халид» (проекта «Агоста-90В»). Две из них – «Халид» (S 137) и «Саад» (S 138), построенные во Франции на судоверфи компании DCN (г. Шербур), были переданы флоту в сентябре 1999 и декабре 2002 года соответственно. Третья – «Хамза» (S 139) – построена на национальной судоверфи «PN докъярд» в Карачи и вошла в строй в декабре 2004 года. По завершении строительства всей серии ПЛ этого проекта лодки типа «Хангор» («Дафне») были выведены из боевого состава. В настоящее время все действующие ПЛ формируют 5 эскадру подводных лодок. Кроме того, три сверхмалые ПЛ типа «Миджет» (X 01-03, подводным водоизмещением 118 т) предназначены для проведения специальных операций на море и у побережья противника. По мнению китайских экспертов, боевые надводные корабли ВМС Пакистана технически и морально устарели. Значительная их часть имеет большой срок эксплуатации – более половины из них находятся в строю свыше 30 лет. Основу надводных сил составляют шесть фрегатов типа «Тарик» (бывшие британские типа «Амазон», проекта 21) постройки начала 70-х годов. Из них четыре находятся в строю, остальные частично разобраны для обеспечения нормальной эксплуатации действующих. Два фрегата проекта «Линдер» были построены в Великобритании так же в начале 70-х годов. Они оснащены преимущественно артиллерийскими и противолодочными системами оружия, а ракетное вооружение представлено только устаревшими ЗРК ближнего действия «Си Кэт». Все боевые надводные корабли входят в состав 25 и 18 эскадр фрегатов. Три эскадренных миноносца типа «Аламгир» (бывшие американские типа «Гиринг» постройки 1944-1945 годов) были выведены из боевого состава флота (два были затоплены как корабли-мишени, третий – «Назим» – передан агентству безопасности на море и используется в качестве его флагманского корабля, причем из всего комплекса вооружения на нем оставлены только орудия главного, 127-мм калибра). По данным издания «Современные корабли», легкие силы флота представлены дивизионами ракетных, торпедных и сторожевых катеров так же дивизионом малых противолодочных кораблей (три) в составе 10-й патрульной эскадры. Ракетные катера типа «Джалалат» (девять) построены при содействии КНР, а два типа «Хуангфэнь» переданы Пакистану Китаем в 1984 году. Все они вооружены ПКР китайского производства (по четыре С-802 и HY-2 соответственно) и легкими артиллерийскими установками. Патрульные катера «Таун» и «Ларкана», построенные в 1965 и 1997 годах, имеют только легкое артиллерийское вооружение. Эскадра минно-тральных сил (9-я) включает три тральщика-миноискателя типа «Мунсиф» («Эридан») французсзкой постройки 1996 и 1998 годов и один базовый тральщик «Махмуд». Вспомогательные суда представлены 25 кораблями, в числе которых пять танкеров различных классов (в составе 42-й эскадры), океанографическое судно «Берх Паима» и три портовых буксира (в береговой охране). Планами предусматривается строительство еще одного океанографического судна и двух буксиров. Эскадрилья базовых патрульных самолетов имеет на вооружении французские самолеты «Брегге Атлантик» (три), немецкие F-27 «Фоккер» (семь), а также американские Р-ЗС «Орион» (три), имеются так же патрульные «Цессна» (два). Вертолеты палубной авиации представлены машинами HAS 3 «Линкс» (три) и «Си Кинг» Мк 45 (пять), противолодочные Z-9EC (шесть) и «Алуэтт»III (восемь). Кроме того, в составе агентства безопасности на море имеются два самолета «Бриттен Норман», а в ВВС – 12 истребителей AMD-BA «Мираж 3», которые могут использоваться для нанесения ракетно-бомбовых ударов в интересах ВМС.

Тыловое командование ВМС со штабом в ГВМБ Карачи объединяет корабельную верфь, научно-исследовательский центр, комплекс точного машиностроения, службы автотранспорта и материально-технического обеспечения, флотские склады и арсеналы. По данным издания «Современные корабли», органы тылового обеспечения ВМС сосредоточены в ГВМБ Карачи. Здесь находятся все склады боеприпасов, ГСМ и продовольствия, а также судостроительные предприятия, в том числе занятые ремонтом кораблей. Корабельный состав ВМС Пакистана базируется главным образом в ГВМБ Карачи, располагающей развитой инфраструктурой и необходимой ремонтной базой. Вторым по оперативной значимости тыловым объектом на Макранском побережье страны является ВМБ Джина в районе Ормара. Помимо этого, для базирования и ремонтного обслуживания кораблей и катеров используются ВМБ Гвадар и пункты базирования Касим, Пасни, Ормара и Дживани. В условиях военного времени в интересах ВМС могут быть задействованы гражданские порты Карачи, Касим и Гвадар. Основной задачей учебного командования является подготовка квалифицированных специалистов для ВМС. В состав командования включены расположенные в районе г. Карачи учебные заведения ВМС, центры подготовки специалистов, военно-морской госпиталь, управление военной полиции и служба расквартирования флота.

Административному командованию «Север» подчиняются административно-бытовые комплексы ВМС в Исламабаде и Лахоре, командно-штабной колледж (г. Лахор) и служба военно-морской полиции (штаб в г. Исламабад).

Резерв ВМС составляют силы и средства агентства безопасности на море, национальной корпорации морских перевозок, судоверфей портового треста г. Карачи. Помимо этого, к решению задач в интересах; ВМС могут привлекаться подконтрольные МВД таможенное и рыболовное агентства, а также агентство охраны побережья.

Агентство безопасности на море (штаб в ВМБ Карачи), подчиненное министерству обороны, осуществляет контроль над территориальными водами ИРП и охрану исключительной экономической зоны, оказывает противодействие террористическим организациям, контрабанде оружия и наркотиков, организует и проводит поисково-спасательные операции на море. В составе агентства кроме флагманского эсминца «Назим» имеются шесть артиллерийских катеров (два типа «Шанхай 2» и четыре типа «Баркат»). Оперативная и боевая подготовка ВМС Пакистана направлена на повышение боевой и мобилизационной готовности соединений и частей флота, морской авиации и береговой обороны, совершенствование способов и приемов ведения боевых действий при решении задач по защите побережья, морских коммуникаций, уничтожению в Аравийском море корабельных группировок вероятного противника, которым традиционно считается Индия. На современном этапе существенное влияние на интенсивность и качество боевой подготовки оказывает ограниченность материальных ресурсов и выделяемых из бюджета финансовых средств. Китайские специалисты отмечают, что одним из наиболее значимых учебно-боевых мероприятий в текущем десятилетии стала серия командно-штабных военных игр и учений под общим наименованием «Океанский меч», которая проводилась с целью проверки планов применения ВМС в угрожаемый период и в ходе войны с учетом наличия у противника ядерного оружия. Одной из приоритетных задач для ВМС остается оснащение всех кораблей новейшими образцами военно-морской техники и вооружения. К 2025 году общее количество боевых кораблей и катеров пакистанского флота должно возрасти в полтора раза. В области кораблестроения основное внимание уделено модернизации и расширению мощностей по строительству и ремонту боевых кораблей и вспомогательных судов пакистанских ВМС. В перспективе до 2025 года ВМС ИРП будут развиваться в направлении наращивания группировки боевых кораблей за счет реализации существующих и перспективных международных соглашений о военной помощи и сотрудничестве (руководство ИРП рассматривает Китай в качестве одного из основных партнеров по ВТС), а так же за счет ремонта и модернизации уже имеющихся образцов вооружений и военной техники.

 

Перспективы развития военно-технического сотрудничества в области кораблестроения между ИРП и КНР

В недавнее время китайским кораблестроителям удалось практически решить задачу создания национального подводного флота, вооруженного субмаринами национальной разработки и постройки. Вскоре после этого в открытых специализированных СМИ появилась информация о заключении китайско-пакистанского соглашения о совместной разработке и постройке для нужд пакистанских военно-морских сил неатомной подводной лодки нового типа, оснащенной воздухонезависимой энергетической установкой. Западные военно-морские эксперты, отслеживая состояние современного китайского кораблестроения и программы строительства ВМС НОАК, практически в один голос признают: если данные о том, что для ВМС Пакистана китайскими производителями будет создаваться неатомная подводная лодка фактически нового поколения, оснащенная воздухонезависимой энергоустановкой, не являются специально запущенной дезинформацией, они говорят о кардинально новом технологическом уровне, достигнутом китайским военно-промышленным комплексом. Сведения о возможности постройки для пакистанских ВМС неатомных подводных лодок поступали давно, однако предполагалось, что это будет незначительно доработанный вариант существующего типа китайской подлодки аналогичного класса, например типа «Юань» (тип 041). Наиболее примечательным фактом является то, что новая субмарина будет оснащаться воздухонезависимой установкой, которую сегодня могут производить весьма ограниченное число стран. Согласно поступившей в прессу информации, китайская сторона взяла на себя обязательство осуществить проектирование новой подводной лодки – согласно тактико-техническому заданию, разработанному специалистами пакистанских Военно-морских сил, а затем построить первые четыре субмарины на своих верфях и провести дооснащение пакистанской судоверфи в Карачи и обучение пакистанского инженерно-технического персонала для последующей постройки в Карачи еще двух субмарин данного типа.  Пакистанское военно-политическое руководство в последнее десятилетие стало уделять пристальное внимание реализации весьма амбициозных планов военно-морского строительства. Строятся новые боевые корабли основных классов, активно обновляются корабельный состав и парк морской авиации ВМС Пакистана, совершенствуется и расширяется соответствующая инфраструктура, развивается военный сектор судостроительной промышленности государства. И все это делается в последние годы при активнейшем содействии со стороны Китая, который стал для Пакистана стратегическим союзником, в том числе и на почве наличия противоречий с их общим соседом – Индией. Более того, китайский флот получил практически неограниченный доступ к военно-морской инфраструктуре Пакистана и сооружает вместе с последним на его территории совместные пункты базирования флота.

Ранее пакистанский флот активно впитывал вооружение и технологии западного, в частности европейского, происхождения. Так, например, ВМС Пакистана подписали с французской кораблестроительной компанией «ДиСиЭн» контракт на доработку под требования пакистанского флота и постройку серии из трех неатомных подводных лодок типа «Агоста-90Б», стоимость которого составила 950 млн. долл. Причем, если головная подлодка серии «Халид» строилась на верфи во французском Шербуре, то остальные две субмарины строились уже на верфи в Карачи – столице пакистанского гражданского и военного судостроения. Проект ДЭПЛ типа «Агоста-90Б», ставший дальнейшим развитием достаточно популярной в последней трети ХХ века дизельэлектрической подводной лодки типа «Агоста», принятой на вооружение в целом ряде стран мира, предусматривал не только улучшение гидродинамики корпуса, повышение уровня автоматизации (за счет этого экипаж удалось сократить с 54 до 36 человек), установку аккумуляторных батарей нового типа – это позволило увеличить дальность подводного хода подлодки, увеличение предельной глубины погружения за счет применения новых конструкционных материалов, снижение уровня собственных шумов субмарины, а также повышение маневренных и боевых возможностей корабля, но и оснащение подводной лодки принципиально новой системой – воздухонезависимой энергетической установкой, созданной французскими инженерами и получившей наименование MESMA – от французского Module d’Energie Sous-Marine Autonome (в переводе «Автономная двигательная установка подводной лодки»). Данная установка представляет собой паротурбинную энергоустановку замкнутого цикла – для получения пара в ней используется тепловая энергия от сжигания в специальной камере топлива и кислорода, который хранится в жидком виде под низким давлением в специальной криогенной цистерне, производимой заводом компании «Эр ликуид», и подается в камеру сгорания в автоматическом режиме уже в газообразном виде. При этом кислородная цистерна была разработана на основе аналога, используемого в ракете-носителе «Ариан», являя собой наглядный пример успешного сочетания космических и морских кораблестроительных технологий. Выходную же мощность данной ВНЭУ можно регулировать путем контроля уровня подачи компонентов газовой смеси в камеру. Продуктами функционирования камеры сгорания данной установки являются обычные вода и углекислый газ, который может быть без использования какого-либо дополнительного компрессора удален за борт, в воду на глубинах не менее 600 метров. Именно такую ВНЭУ французы установили на третьей подводной лодке типа «Агоста-90Б» уже на стапеле, а на остальных двух данная возможность была предусмотрена, согласно контракту, уже в процессе модернизации и капитального ремонта кораблей. Применение данной ВНЭУ позволило увеличить длительность непрерывного подводного хода подводной лодки не менее чем в три раза – оснащенная MESMA субмарина может находиться под водой не менее 18 суток, за которые сможет пройти не менее 1500 миль. Причем отличительной особенностью французского варианта ВНЭУ, выгодно отличающей ее от применяемых на немецких подводных лодках ВНЭУ на топливных элементах, является возможность ее дозаправки практически в любом порту или военно-морской базе – найти жидкий кислород намного проще, чем установку для подачи чистого водорода, необходимого для топливных водородных элементов, что является высокопожароопасной и времязатратной процедурой. Однако главной проблемой в пакистано-французском проекте было то, что отсек с воздухонезависимой энергоустановкой поставлялся целиком, единым целым, из Франции и «вваривался» непосредственно в корпус подводной лодки типа «Агоста-90Б». Пакистанские инженеры не имели права изучать эту ВНЭУ. Французское руководство осознавало, что если строить подводные лодки сегодня можно научиться, то технология разработки и сборки корабельной воздухонезависимой энергоустановки – это то преимущество которое можно использовать еще неоднократно. Следует также отметить, что до объявления информации по соглашению между ВМС Пакистана и китайской кораблестроительной компанией Исламабад живо интересовался возможностью приобретения партии неатомных подводных лодок немецкой разработки – проекта 214, который также имеет вариант с воздухонезависимой установкой – на водородных топливных элементах. Утверждается, что главным камнем преткновения стала «слишком высокая» стоимость предложенного немецкими корабелами пакета продукции и услуг, после чего пакистанские адмиралы решительным образом развернулись в сторону КНР. Тем более что они уже имеют успешный опыт двустороннего сотрудничества в области разработки и поставки ВМС Пакистана современных образцов военно-морских вооружений и техники – в стадии завершения сегодня находится программа доработки под нужды ВМС Пакистана и совместной постройки серии фрегатов УРО проекта F22P. По заключенному соглашению китайские специалисты осуществили доработку имеющегося уже проекта под специфические требования пакистанских ВМС и построили на судоверфи в Шанхае первые три корабля в серии, а затем помогли наладить постройку последнего, четвертого, корабля данного типа на пакистанской судоверфи компании «Карачи Шипярд энд Инжиниринг Уоркс», расположенной, в городе Карачи. При этом командование пакистанских ВМС выражало намерение в будущем обратиться к китайской современной подводной лодке типа «Юань». Вполне вероятно, что новая китайско-пакистанская неатомная подводная лодка будет базироваться на проекте новейшей китайской неатомной подводной лодки проекта 041 (иногда ей присваивается проектный номер 039А), которая воплотила в себе самые последние достижения российской и западной судостроительной науки и технологий и вооружена новейшими образцами китайского ракетного и торпедного вооружения, в том числе противокорабельными ракетами с подводным стартом. Главной же отличительной особенностью НАПЛ данного типа является воздухонезависимая энергоустановка, которая, по данным китайской газеты «Сайнс энд Текнолоджи Дейли» – официального печатного органа Министерства науки и технологий Китая, была разработана в 1980–1990 годах специалистами 711 научно-исследовательского института, входящего организационно в структуру промышленной группы «Чайна Шипбилдинг Хеви Индастриз Груп Корпорейшн». Сборка ВНЭУ осуществляется на подконтрольном 711-му НИИ предприятии в Шанхае. Подробная информация по данной ВНЭУ в открытых источниках отсутствует, а вот относительно НАПЛ проекта 041 известно, что в боевой состав ВМС НОАК вошло не менее пяти таких субмарин. Главный вопрос заключается в том, сможет ли пакистанская судостроительная промышленность реализовать свою часть контракта в случае его одобрения правительствами двух стран. Неатомная подводная лодка нового поколения с высокотехнологичной воздухонезависимой энергоустановкой потребует квалифицированных кадров и современнейшего оборудования на верфях. В этом вопросе зарубежные эксперты расходятся в мнениях, но, как представляется, свою задачу Пакистан выполнит – только в рамках пакистано-французской программы по подводным лодкам типа «Агоста-90Б» французская сторона осуществила подготовку 300 пакистанских инженеров и технических специалистов во Франции и еще 600 специалистов – в Пакистане. Кроме того, согласно обнародованной в открытых специализированных СМИ информации, в рамках данного проекта французы передали своим партнерам более 20 тыс. листов документов, затрагивающих различные вопросы в технической и технологической областях подводного кораблестроения. Французские специалисты также провели тщательную оценку возможностей судоверфи и помогли модернизировать ее оборудование. Вероятно, осуществлять какую-либо дополнительную модернизацию в рамках пакистано-китайской программы пакистанской судоверфи не потребуется – новая «совместная» подводная лодка не будет революционной. Главное новшество будет заключаться в наличии незападной воздухонезависимой энергоустановки, которую, вероятнее всего, будут собирать на каком-либо из китайских предприятий, поскольку пакистанские компании вряд ли смогут самостоятельно реализовать такую сложную в техническом и технологическом плане задачу.

Таким образом, в настоящее время военно-морские силы Пакистана в целом способны (хотя и ограниченно) выполнять возлагаемые на них задачи по защите побережья и прибрежных вод страны. Вместе с тем устаревающий корабельный состав и вооружение флота не позволяют ему проводить операции в открытом океане и в ближайшей перспективе конкурировать с ВМС основного потенциального противника – Индии. Дальнейший рост боеспособности и мощи пакистанского флота будет зависеть от решимости Исламабада направлять значительные бюджетные ассигнования на его развитие и совершенствование.

55.92MB | MySQL:105 | 0,623sec