О контрабандной торговле нефтью в северо-восточных провинциях САР и возможных ответных мерах сирийского правительства

Журналисты и эксперты уделили немало внимания заявлению президента США Дональда Трампа о том, что США оставляют часть своих военнослужащих в Сирии для контроля над нефтяными месторождениями в провинциях Хасеке и Дейр-эз-Зор. Позже это решение подтвердил спецпредставитель Госдепартамента США по Сирии Джеймс Джеффри. 22 ноября он отметил в ходе пресс-конференции: «Я абсолютно уверен, что это законно. Миссия военных заключается в том, чтобы работать с «Силами демократической Сирии» (СДС)  и обеспечить, что они остаются надежными партнерами в борьбе с террористами и поддержании безопасности. Это продолжается уже на протяжении четырех лет». «Самое важное для США — это уберечь нефть от рук ИГ, — отметил Джеффри. — Мы не делаем ничего незаконного. СДС  продолжают работать на этих месторождениях, как и раньше, и мы продолжим их поддерживать». «Нефть, согласно сирийской конституции, принадлежит сирийскому народу», — добавил американский дипломат. До этого, 10 ноября председатель Комитета начальников штабов ВС США генерал Марк Милли в интервью журналистам телеканала ABC указал, что США намерены оставить в Сирии примерно 500 или 600 военнослужащих. Позднее Милли заявил, что США намерены сохранять контроль над районом в провинции Дейр-эз-Зор, где расположены нефтегазовые объекты, в том числе крупный газоперерабатывающий завод, который иногда называют Conoco.

Такое беззастенчивое поощрение американцами разграбления природных богатств Сирии вызвало совершенно справедливую крайне негативную реакцию со стороны сирийского правительства. Очевидно, что американцы своими действиями преследуют две цели. Во-первых, поставить своих союзников из СДС на самообеспечение и самофинансирование. Во-вторых, лишить правительство САР доступа к энергоносителям и этим максимально затруднить восстановление разрушенной войной экономики этой ближневосточной страны. В связи с этим довольно интересно проследить, куда идут контрабандные потоки нефти из Сирийского Курдистана. Выступая в начале на Форуме по безопасности в Галифаксе бывший советник Совета национальной безопасности США Роберт О’Брайен отметил: «Часть этой нефти идет режиму (т.е. в регионы Сирии, контролируемые центральным правительством – авт.). Часть используется локально. Часть уходит в Иракский Курдистан. Часть – в Турцию. Ключевой вопрос – не куда идет нефть, а куда идет прибыль». До этого считалось, что большая часть добываемой курдами нефти продается ими для нужд нефтеперерабатывающих заводов САР. Гораздо меньше внимания уделялось нелегальному экспорту сирийской нефти в Турцию и Иракский Курдистан. Турецкая журналистка Амберлин Заман, освещающая конфликт в Северной Сирии, задается вопросом, зачем турецким компаниям покупать нефть от злейших врагов своей страны – сирийских курдов. Она дает три ответа на поставленный вопрос. Во-первых, бизнес. Во-вторых, стремление получить рычаг влияния на СДС. В-третьих, по мнению ряда политиков из Иракского Курдистана – это давление со стороны США.

Источники, а именно высокопоставленный чиновник из Иракского Курдистана и один из видных контрабандистов подтвердили турецкой журналистке, что нефть из занятых курдами районов Сирии поступает в Автономный регион Курдистан, а дальше как иракская уходит в Турцию. Причиной экономического сотрудничества курдов из СДС со своими заклятыми врагами является острая потребность в финансовых вливаниях. Ежемесячно контрабанда нефти приносит сирийским курдам около 30 млн долларов. В настоящее время она стала главным источником их финансирования. Президент США Д.Трамп заморозил 200 млн долларов, выделенных в марте 2018 года на стабилизационный фонд Сирии. В ответ на это отказал в финансовой помощи и Европейский союз, чиновники которого заявили американцам: «Мы либо вместе с вами помогаем курдам, либо вместе с вами отказываемся». Деньги, выделенные СДС правительствами Саудовской Аравии и ОАЭ в размере 150 млн долларов должны поступить только в январе 2020 года. Недавний визит командующего «Силами народной самообороны» (СНС) Мазлума Кобани в ОАЭ в конце ноября был вызван просьбами о новой финансовой помощи. Один из лидеров сирийских курдов признался в интервью турецкой журналистке: «Если мы утратим доходы от нефти, вся наша система рухнет».

Бывший сотрудник администрации Дональда Трампа сказал в интервью порталу «Аль-Монитор» о том, что в день границу Сирии и Ирака (Автономный район Курдистан) пересекают 300 грузовых машин с цистернами. В свою очередь один из иракских нефтяных аналитиков оценивает объем поступающей нефти в 6-8 тысяч баррелей ежедневно. По его мнению посредники и скупают нефть из северо-восточных районов Сирии очень дешево: по 20 долларов за баррель при мировой цене в 60 долларов за баррель и выше. По его мнению, меньшая часть сирийской нефти, приходящей в Иракский Курдистан, идет на небольшие нелицензированные НПЗ в Эрбиле и Дохуке. Большая же часть поступает после этого в Турцию. Большинство местных нефтетрейдеров связано с партией ДПК Масуда Барзани. Нынешний президент Автономного региона Курдистан, племянник М.Барзани Нечирван Барзани еще в 2013 году подписал с Турцией соглашение об экспорте нефти из курдской автономии в обход официального Багдада. Позже иракское правительство было вынуждено подать на Турцию в Международный арбитражный суд. По существу, в ситуации с нынешней нефтяной контрабандой повторяется ситуация 2014-2015 годов, когда нефть «Исламского государства» «ИГ, запрещено в России) направлялась в Турцию через Иракский Курдистан. На этот раз в роли нелегальных продавцов выступают не террористы из ИГ, а сирийские курды. В период контрабанды нефти с месторождений, подконтрольных ИГ, некоторые турецкие и зарубежные СМИ обвиняли в участии в этом процессе сына президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана Биляля Эрдогана и зятя президента нынешнего министра финансов, а в прошлом министра экономики Берата Албайрака. Сообщалось, в частности, о том, что компания Powertrans, занимавшаяся переоформлением сирийской нефти, получала прямые указания от Б.Албайрака. В декабре 2015 года на интернет-портале Al Araby al Jadeed была помещена статья «Raqqa’s Rockefellers: How Islamic State oil flows to Israel» (1)    («Рокфеллеры из Ракки. Как поток нефти из «Исламского государства» идет в Израиль»). В ней сообщалось о том, что большая часть нефти Иракского Курдистана вывозилась из турецких портов Джейхан, Мерсин и Дортйоль, а затем в море перегружается на другие танкеры и оформляется как нефть, принадлежащая турецким компаниям. Позже эта нефть продавалась, в том числе в Израиль, как принадлежащая компании BMZ Group, зарегистрированной на Мальте и принадлежащей сыну турецкого президента Билялю Эрдогану. Об успешности его бизнеса говорило постоянное расширение флота компании. Только за последние два месяца 2015 года ей были приобретены два танкера стоимостью 36 миллионов долларов. Израиль является перспективным направлением продажи нефти из Северного Ирака. Туда экспортируется не менее 30% нефти, добываемой в Иракском Курдистане.

Последние недели показывают, что сирийское правительство не намерено пассивно наблюдать за вывозом своей нефти за рубеж курдскими сепаратистами и криминальными посредниками. Об этом говорит приказ президента САР Башара Асада 4 декабря о бомбардировках караванов грузовиков с «украденной» нефтью и нефтехранилищ на территориях, контролируемых СДС. Ряд признаков говорит о том, что сирийские силовики стремятся заключить альянс с арабскими племенами Заевфратья для совместной борьбы против американских войск и СДС. 9 декабря секретарь Совета национальной безопасности Сирии генерал-лейтенант Али Мамлюк побывал в городе Камышлы, где провел встречу с шейхами арабских племен. Усиление активности сирийских силовиков на северо-востоке страны совпало с ракетными обстрелами американских военных баз в Северной Сирии и Ираке, которые некоторые наблюдатели связывают с деятельностью проиранских вооруженных формирований «Аль-Хашед аш-Шааби». 6 декабря неизвестные совершили нападение на базу  ВС США, расположенную вблизи нефтяного месторождения Эль-Омар на северо-востоке сирийской провинции Дейр-эз-Зор. Американские военные ответили нападавшим «артиллерийским обстрелом». Одновременно две ракеты были выпущены по американской военной базе Айн аль-Асад в Северном Ираке. В этой связи стоит вспомнить о том, что президент Сирии Башар Асад в интервью российской телекомпании Russia Today в ноябре с.г. заявил, что у Сирии, конечно, нет достаточных сил для того, чтобы противостоять американским войскам, но Дамаск может делать это через патриотически настроенные вооруженные формирования.

Таким образом, нефтяной фактор, как и в период борьбы с «Исламским государством» вновь начинает играть важную роль на севере Сирии. Если раньше нефть с расположенных здесь месторождений использовалась для финансирования джихадистов, то теперь – для курдов из СДС. В то же время, если в 2014-2015 годах у сирийских властей, занятых противостоянием на других фронтах, не доходили руки до борьбы с нефтяной контрабандой, то теперь она будет вестись довольно интенсивно и, возможно, с иранской помощью.

  1. Raqqa’s Rockefellers: How Islamic State oil flows to Israel.//http://www.alaraby.co.uk/english/features/2015/11/26/raqqas-rockefellers-how-islamic-state-oil-flows-to-israel
55.9MB | MySQL:108 | 0,544sec