О реакции ряда средиземноморских стран на ливийско-турецкий меморандум о морской юрисдикции

9  декабря, министр иностранных дел Италии, Луиджи де Майо заявил, что морской меморандум, подписанный между Турцией и поддерживаемым на международном уровне Правительством национального согласия (ПНС) Ливии, «является незаконным», подчеркнув, что он представляет фактор нестабильности, отметив, что «они с коллегами из Европейского союза долго обсуждали ливийский вопрос и что он вызывает обеспокоенность Италии и должен вызывать обеспокоенность всего ЕС.

Де Майо, в своем интервью итальянскому агентству «Нова», данному в кулуарах Совета по иностранным делам Европейского союза так прокомментировал реакцию на ливийско-турецкий меморандум: «Конечно, эти соглашения для нас не являются законными. Вопрос об этом соглашении для нас, особенно вопрос морских границ, представляет дополнительный риск нестабильности и несет повышенный риск напряженности, нежелательный для формата Берлинской конференции».

И добавил: «У нас мало времени в Ливии, потому что гражданский конфликт еще более обостряется, и наша цель — обеспечить прекращение огня как можно скорее. В Ливии есть две стороны, сражающиеся друг с другом, но у них есть ряд сторонников, и иностранные страны активно вмешиваются в конфликт. Они должны прекратить любое вмешательство и способствовать тем самым, прекращению огня».

Министр продолжил: «Специальный посланник Организации Объединенных Наций в Ливии, Гасан Саламе несколько дней назад заявил, что при определенной помощи командующий Ливийской национальной армией (ЛНА), Халифа Хафтар может войти в Триполи, но это не означает победу в конфликте, а скорее, увеличение числа чрезвычайных гуманитарных ситуаций».

И резюмировал: «Для нас это означает угрозу распространения терроризма, это означает риск неконтролируемой миграции и это означает присутствие нестабильной страны в нескольких сотнях километров от наших границ. Мы прилагаем все усилия, чтобы собрать всех участников за одним столом на Берлинской конференции и добиться прекращения огня».

8 декабря официальный вестник турецкого МИДа, в своем номере, опубликовал сообщение о ратификации Меморандума о взаимопонимании между Турцией и ПНС и соглашения об ограничениях морской юрисдикции в Средиземноморье.

В сообщении, текст которого был опубликован на веб-сайте турецкого канала TRT, говорится, что Меморандум включает совместное решение Турции и Ливии «о работе по определению морских районов в Средиземном море на справедливой основе, в которой они осуществляют суверенные права, вытекающие из всех международных законов, принимая в расчет актуальные условия».

Напомним, что 4 декабря, турецкий парламент ратифицировал Меморандум о взаимопонимании относительно разграничения зон морской юрисдикции, подписанный президентом Турции, Реджепом Тайипом Эрдоганом и главой ПНС Фаизом Сараджем. Кроме того, был ратифицирован Меморандум о сотрудничестве в сфере безопасности.

Реакция соседних средиземноморских стран на морской меморандум была разной по силе выражения, но, однозначно, негативной. Так, МИД Греции вызвал ливийского посла и осудил соглашение, заявив, что оно нарушает суверенитет третьей страны, добавив: «Эта мера является явным нарушением международного морского права … и не соответствует принципу добрососедства, который регулирует отношения между странами». Послу намекнули на вероятность его высылки, если греческая сторона не получит «необходимых разъяснений».

МИД Египта осудил объявление о подписании Турцией двух меморандумов о взаимопонимании с главой ПНС Ливии Ф.Сараджем о сотрудничестве в области безопасности и  о морских районах, охарактеризовав их, как  соглашение «без юридической силы».

Глава египетского Совета по иностранным делам посол, Мунир Захран заявил, что «морское соглашение, которое было подписано между главой поддерживаемого на международном уровне ПНС  Фаизом Сараджем и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, угрожает безопасности и стабильности соседей Ливии по Средиземноморью и их ресурсам, особенно в связи с тем, что Турция является соседом Ливии и других стран и, особенно из-за того, что Турция вовлечена в внутри ливийский конфликт, осуществляя поддержку и финансирование терроризма».

Посол Мунир Захран в своих заявлениях для Ближневосточного агентства новостей (МЕНА), сделанных 10 декабря считает, что правительство Сараджа «не соблюдает добрососедские отношения, особенно с Египтом, с которым Ливия имеет протяженные наземные границы и имеет исторические братские отношения».

Он добавил, что Эрдоган ранее поставлял Ливии военное оборудование, оружие и боеприпасы часть из которого уже было захвачена и представлена на суд общественности, поэтому это соглашение может быть «только источником беспокойства, что еще больше осложняет ситуацию в Ливии и представляет собой прямую угрозу для безопасности Средиземноморья».

Он подчеркнул, что это соглашение не должно восприниматься, как нечто эфемерное, тем более что Эрдоган  в сотрудничестве с Катаром «поддерживают террористов в Ливии», указывая также на важность «учета этих подозрительных отношений между Турцией и ливийским правительством».

Президент египетского Совета по иностранным делам подчеркнул, что «ливийский парламент, который представляет ливийский народ, осудил это соглашение и выразил свою обеспокоенность в связи с этим, в дополнение к позиции стран Европейского союза, которые явно осуждают это соглашение, которое рассматривается с подозрением» .

Парламент в Тобруке назвал соглашение, заключенное между ПНС и Турцией, «великим предательством», а его Совет по иностранному и международному сотрудничеству в своем заявлении указал, что «турецкий режим поддерживает террористические организации и что это соглашение представляет угрозу для национальной безопасности Ливии и арабских государств, а также для безопасности и мира в Средиземном море в целом».

Если Турции, собственно говоря, все равно, какова будет реакция Италии, Греции и всего ЕС на эти ее действия, то ПНС это событие нанесло серьезный репутационный ущерб. Особенно, с учетом позиций Италии и Египта.

И если геополитические противоречия и их исторический контекст понятны, болезненная реакция оппонентов на турецко-ливийский меморандум имеет еще одно, совершенно прикладное объяснение. Дело в том, что Восточное и Юго-Восточное Средиземноморье, где и Турция, и Ливия обладают протяженными морскими границами и контролируют прилегающие экономические зоны, имеют относительно небольшие глубины и богаты углеводородными ресурсами. Существующие технологии вполне позволяют начать их разработку. Кроме израильского месторождения «Левиафан» и активно осваиваемого Египтом, «Зохр», на всем протяжении, южнее о. Крит  и далее, к заливу Большой Сирт, а также, западнее, к тунисской шельфовой перемычке с Мальтой, нефть и газ имеются, практически везде, причем данные предварительной разведки свидетельствуют: запасы там, если не колоссальные, то очень большие. С учетом их близости к Европе, логистическое плечо вполне позволяет транспортировку трубопроводным транспортом. Незадолго до войны и иностранной интервенции 2011 года в Ливии, правительство Мальты и российская компания «Зарубежнефть» рассматривали вопрос о разведке ископаемых на участке шельфа на стыке границ экономических зон Ливии, Туниса, Мальты и Италии. И именно сложности с демаркацией экономических зон, итальянского и мальтийского участка стали камнем преткновения для начала это проекта.

Нетрудно предположить, что односторонние действия Анкары на шельфе Средиземного моря, либо турецкая экспансия, основанная на вот таких вот, сепаратных соглашениях, вызовут закономерный отпор со стороны всех причастных страны, тех же Греции, Египта, Италии, Кипра. Не говоря об Израиле.

Для репутации ПНС это серьезный удар, за которым вполне могут последовать и другие.

2 декабря 2019 года ливийский адвокат, Аднан Ирджиа аль-Орфи подал иск в суд первой инстанции Южного Бенгази дословно, «О требовании раскрытия местоположения могилы мученика, полковника Муаммара аль-Каддафи и его двух товарищей, мученика Абу Бакра Джабера Юниса и мученика Муаттасема Билляха аль-Каддафи».

Газеты в Бенгази, получили копию судебного извещения с перечислением тех, кто привлекается к ответственности по иску, а именно: бывшего президента Переходного совета, Мустафы Абдель-Джалиля Фадиля, проживающего в Объединенных Арабских Эмиратах, главы муниципального совета Мисураты, премьер-министра Временного правительства и главы Совета ливийских фетв.

Суд также объявил ответчиками по иску главу прокуратуры в Сирте, главного прокурора Мисураты и главного прокурора Южного Бенгази.

В извещении указывается, что вышеупомянутые должностные лица были проинформированы о фактах дела, а именно: «25 октября 2011 года мученик полковник Муаммар Каддафи и его соратник, Абу Бакр Юнис Джабер и его сын, полковник Муаттсем Биллях Муаммар Каддафи, были тайно похоронены по решению ответчиков по иску, после того, как убили их в ходе осуществления ненавистного заговора в крестовом походе, и после представления публике их трупов и их публичных оскорблений, и после фетвы еретиков,  ночью и в неизвестном месте на том основании,  что знание их могил «угрожает миру и национальной безопасности»».

Согласно публикации, суд первой инстанции Южного Бенгази направил каждому из них копию оригинального искового заявления, уведомил их о ее предмете и о том,  в нем содержится

Суд решил рассмотреть дело на заседании в январе 2020 года, и вызвал ответчиков в суд первой инстанции Южного Бенгази, в  общий гражданский департамент для заслушивания вердикта по иску, в по его адресу в Бенгази, район Аль-Маджури, улица Аль-Вахда, комплекс Кур-Хадж.

Каким бы ничтожным с точки зрения практических последствий этот шаг не казался, это первый ливийский официальный юридический акт, оспаривающий основное деяние трагедии 2011 года и направлен он против всех тех, кого представляет ПНС.

55.82MB | MySQL:105 | 0,588sec