О заявлениях президента Турции Р.Т.Эрдогана по Ливии. Часть 3

9 декабря 2019 года президент Р.Т.Эрдоган выступил в специальном эфире государственной теле- и радиовещательной компании TRT World.

Основной темой выступления турецкого лидера стало подписание Турцией Меморандума о демаркировании морской границы с Ливией и дальнейшие шаги страны, направленные на защиту её интересов в регионе Восточного Средиземноморья, где наблюдается серьезная и нарастающая напряженность в связи разделом крупных газовых месторождений.

В частности, Р.Т.Эрдоган недвусмысленно указал на готовность страны отправлять своих военнослужащих, если последует приглашение от законного ливийского правительства – то есть, от правительства национального согласия (ПНС) Ф.Сараджа. При этом, турецкий лидер высказал надежду на то, что между Турцией и Россией не повторится та ситуация, которая складывается сегодня на территории Сирии – когда стороны оказались хоть и за одним переговорным столом и даже в одном формате урегулирования (Астанинский формат), но, все же, в определенном смысле, по разные стороны «баррикад». Опять же, это можно расценивать как призыв к России отказаться от (неявной) поддержки командующего Ливийской национальной армии (ЛНА) Х.Хафтара и выступить совместно по Ливии.

Также, в своем выступлении, турецкий лидер затронул и состоявшийся в Лондоне Саммит НАТО, где Турция так и не добилась за столом переговоров желаемого для себя результата – признания курдских Партии демократический союз и Сил народной самообороны террористическими организациями, наравне с Рабочей партией Курдистана и «Исламским государством» (ИГ, здесь и далее, запрещенные в РФ террористические организации – В.К.).

Однако, турецкий лидер прямо сказал о неких обещаниях, которые в Лондоне были Турции даны. И высказал надежду на то, что эти обещания союзниками по НАТО будут выполняться. В противном случае, Р.Т.Эрдоган напомнил, что будут и другие возможности по применению Турцией своего права вето.

Выскажем сугубо свое личное мнение о том, что, какие бы Турции ни были даны обещания касательно курдских Партии демократический союз и Сил народной самообороны, они выполнены, в обозримой перспективе, не будут.

Понимает всю тщетность своих попыток и сама турецкая сторона, однако, Р.Т.Эрдоган, очевидным образом, пытается «замылить» этот вопрос в глазах турецких избирателей. Иначе, получится достаточно неприятная для Турции картина: в Лондоне Турцию «прогнули» на предмет блоковой солидарности по принятию Плана обороны Балтики и Польши, но, при этом, не дали Турции ничего взамен из того, что бы интересовало её.

На самом деле, подобный подход, который демонстрируют лидеры Североатлантического альянса в корне противоречит и турецкой ментальности, и понятию турок о том, как следует вести дела. Поясним, о чем идет речь: весь принцип турецкого торга основан на том, что договаривающиеся стороны определяются по своим максимальным, то есть по самым выгодным переговорным позициям и озвучивают их друг другу.

Дальнейшее движение, в рамках переговорного процесса, происходит встречным образом путем снятия и / или смягчения сторонами каких-либо своих требований. На этот счет существует крылатое турецкое выражение, которое призывает ни какую из сторон торга не задевать чувств противоположной стороны.

Значит ли это, что турецкую сторону на переговорах нельзя «прогнуть»? – Отнюдь. Имея переговорное преимущество, это делать можно. Однако, проблема заключается в том, что, когда так действуешь на Востоке, надо понимать, что ты глубоким образом задеваешь чувства противоположной стороны, которая чувствует себя, в буквально смысле, униженной. Это – довольно опасная ситуация, которая создает на будущее опасность того, что, как только расклад изменится, Турция немедленно попробует реваншироваться. То есть, выигрыш в краткосрочной перспективе может обернуться проблемой уже в перспективе среднесрочной после того, как прорастут семена унижения одной из договаривающихся сторон.

Однако, судя по всему, на Западе такими категориями не мыслят. Хотя Р.Т.Эрдоган и вернулся из Лондона, не будучи способен предъявить турецкой общественности, зачем он, собственно, отозвал право вето на Плане по обороне Балтики и Польши, если он не получил за это ничего взамен.

Подчеркнем: то, что на Западе называется «шантажом», в Турции является нормальной практикой – когда у двух сторон, есть то, что нужно другой стороне и они совершают размен. Ничего личного. Происходит «монетизация» имеющихся сильной позиции и конкурентных преимуществ.

Тот факт, что Р.Т.Эрдогану осталось лишь утверждать, что ему были в НАТО даны какие-то обещания — это, на самом деле, для отношений между НАТО и Турцией крайне плохо. НАТО не дал Р.Т. Эрдогану сохранить лицо, в тех условиях, когда тот приступил к привычному для турок ритуалу торга. А Запад просто в эту игру не стал играть, не продемонстрировав уважения к своему партнёру и заставив его сделать то, что нужно было Западу.

Таким образом, в отношениях между НАТО и Турцией возникла очередная напряженность. Неслучайно ведь, Р.Т.Эрдоган, в ходе своего выступления перед журналистским пулом, указал на то, что будут и другие голосования и право вето у Турции никто не забирает. То есть, высказал недовольство произошедшим и недоверие тем обещаниям, которые были (якобы) даны в Лондоне.

Еще одна довольно любопытная тема – это высказывания президента Франции Э.Макрона касательно «мозга НАТО» и инциденты во Франции, которые привели к ранению фотожурналиста «Агентства Анадолу». На самом деле, президент Р.Т.Эрдоган очень любит комментировать различные инциденты во Франции, поскольку они дают ему обильную пищу для критики Европы – от попыток превращения мусульман во французов, до случаев применения насилия и даже до введения чрезвычайного положения в масштабах страны. Р.Т.Эрдоган очень любит сравнивать Францию и Турцию на различных примерах, которые демонстрируют что вторая, как минимум, ничем не отличается от первой.

Вот как все вместе эти ситуации прокомментировал президент Р.Т.Эрдоган. Процитируем турецкого лидера:

«Прежде всего, давайте и мы тоже пожелаем нашему брату Мустафе Ялчину, чтобы бог послал ему выздоровление. Здесь, конечно, они (то есть, французы – В.К.) всегда используют концепцию непропорциональной силы, когда затрагиваются их дела. Мы всегда видим на экранах телевизоров, как полицейские тащат кого-то по полу, независимо от того, мужчины это или женщины, верно? Непропорциональная сила. И, время от времени, вы смотрите на то, как они используют пули и как они переходят от резиновых пуль к пулям другим (то есть, к настоящим – В.К.). И к настоящему времени есть большое количество раненых, и, наряду со всеми этими ранеными, нет ничего в плане удовлетворения требований «желтых жилетов». Однако, на самом деле, что-то указывает во Франции, что ближайшие выборы 2022 года могут в 2022-м году и не состояться. Потому что они сделали свои правила более строгими. Если бы Турция сделала бы что-то в этом духе, все бы с ума посходили».

Президент Р.Т.Эрдоган, в очередной раз, указал на лицемерие Запада, которое наглядно проявилось в ходе протестных движений (в данном случае, во Франции – В.К.).

Процитируем турецкого лидера: «Сегодняшняя проблема Франции, на самом деле, лежит в этой плоскости. Они слишком много занимаются зарубежными вопросами и не находят времени для того, чтобы заниматься внутренними проблемами. И, в то же самое время, никому не дают возможность поставить под сомнение свою искренность».

Подчеркнем, Франция – это одна из самых излюбленных мишеней для критики со стороны Р.Т.Эрдогана, по которой он любит стрелять, когда Турция критикуется со стороны Запада (за базовые права человека или, к примеру, за введение режима чрезвычайного положения в масштабах всей страны после совершения резонансных терактов – В.К.).

Турецкий президент отстаивает ту позицию, что европейские страны не дают Турции делать то, что европейцы делают сами, включая нарушение базовых прав и свобод человека, когда оказываются затронуты европейские интересы.

Ещё одна выигрышная тема для президента Р.Т.Эрдогана, на которую он любит на публике рассуждать – это успехи страны в оборонно-промышленном комплексе, в частности, в вопросе его национализации и ухода от зависимости от внешних поставок. Этот вопрос неизменно соседствует с нынешними отношениями между Турцией и Западом. В частности, на вопрос о том, как проходит процесс разработки и внедрения первого турецкого атакующего беспилотного летательного аппарата «Акынджи», Р.Т.Эрдоган сообщил собравшимся, что первый тестовый полет этого БПЛА уже состоялся. Однако, на вопрос, когда БПЛА «Акынджи» поступит на вооружение ВС Турции, Р.Т.Эрдоган не смог сказать ничего определенного.

Итак, подводим черту под высказываниями турецкого лидера по Ливии:

  1. Р.Т.Эрдоган выражает намерение о введении войск в Ливию, даже невзирая на то, что там он окажется де-факто в меньшинстве.
  2. Турецкий лидер шлет предупреждения России о том, что Турция не хотела бы в Ливии повторения сценария в Сирии. Это можно трактовать достаточно широко. Вплоть до того, что можно вспомнить трагедию со сбитым турками российским самолетом.
  3. Р.Т.Эрдоган, говоря о Саммите НАТО, говорит, в первую очередь, о своей, а не о НАТОвской повестке. На самом деле, турецкое руководство уже не раз заявляло о том, что оно диверсифицирует свои контакты в военно-политической и оборонно-промышленной сферах, уходя от исключительной ориентации на Запад.
  4. В целом, Р.Т.Эрдоган продолжает свою практику словесных войн с Европой, критикуя европейские страны за двуличность и двойные стандарты.

Главным же выводом следует признать то, что в адрес России со стороны Турции уже звучат предупреждения по Ливии. По состоянию на момент написания данного материала начали появляться статьи в турецкой прессе, раздраженно вопрошающие (дословно): «какого черта делает Россия в Ливии?». Где в адрес России раздаются обвинения в поддержке ЛНА Х.Хафтара в противовес признанному мировым сообществом ПНС Ф.Сараджа.

55.88MB | MySQL:108 | 0,555sec