О сделке между Государственной электросетевой корпорацией Китая и оманской электроэнергетической холдинговой компании «Намаа».

15 декабря с. г. оманская электроэнергетическая холдинговая компания «Намаа» (”نماء”) продала 49% своих акций Государственной электросетевой корпорации Китая (Тhe State Grid Corporation of China) за 1 млрд долларов в рамках планов приватизации компании. Компания планирует приватизировать Oman Electricity Transmission Company во втором квартале 2020 года, согласно сообщению представителя «Намаа» Мансура аль-Хинаи[i]. «Намаа» сообщила также, что получила 14 заявок от  международных инвесторов, как индивидуальных, так и консорциумов[ii]. Как отметил в своем комментарии для СМИ Ли Линбин, посол Китая в Омане, который присутствовал на подписании контракта, «сделка, заключенная Тhe State Grid Corporation of China с “Намой” является крупнейшим инвестиционным проектом китайских предприятий в Омане».

  Для Пекина тесное сотрудничество с Маскатом не является чем-то из ряда вон выходящим.  Как отмечается в материале общественно-политического американского  издания The diplomat “China in the Middle East: Influence and Investment” (сентябрь 2019), «важными объектами инвестиций Поднебесной стали портовые сооружения»[iii]. Действительно, одним из самых амбициозных проектов Китая в Омане является строительство в рыбацкой деревне Дукм, в 550 километрах от Маската, нового промышленного города — Duqm Special Economic Zone, ориентированного на то, чтобы стать   операционной базой для китайских компаний, желающих зайти на рынки стран Персидского залива, Индии и Восточной Африки[iv]. Кроме того, недалеко от этого места залегают природные ископаемые – нефть и газ. Объём инвестиций в проект оценивается в 10,7 млрд долларов.

          В мае 2018 года Пекин и Маскат подписали официальный меморандум о взаимопонимании по продвижению инициативы «Один пояс — один путь». Тогда министр иностранных дел Омана Юсеф бен Алауи бен Абдалла отметил, что его страна будет самым активным образом участвовать в создании «Одного пояса — одного пути», а также заинтересована в инициативе по развитию Морского Шёлкового пути XXI века[v]. В опубликованном тогда совместном заявлении отмечалось, что сотрудничество между странами развивается очень интенсивно, а статус стратегических партнёров выведет связи между государствами на новый уровень.

По мнению Al Monitor, последняя по времени сделка Маската и Пекина, скорее всего, вызовет тревогу в Министерстве обороны США и среди администрации Дональда Трампа, поскольку американские чиновники провели большую часть лета, предупреждая партнеров и союзников на Ближнем Востоке, чтобы они были крайне осмотрительными относительно своих связей с китайскими инвесторами, особенно в сфере инфраструктурных проектов.

Также в августе с. г. Пентагон предупредил потенциальных покупателей китайских систем вооружения[vi] о том, что он может в ответ отозвать американские военные активы, сославшись на оперативные проблемы безопасности. В оборонном ведомстве также заявили, что «очень внимательно относятся к китайским инфраструктурным инвестициям в регионе», в частности с Израилем, где китайская государственная компания приобрела контрольный пакет акций порта Хайфа. Как замечает Al Monitor, Пентагон обеспокоен не только влиянием Китая на Ближнем Востоке. Выступая на слушаниях на Капитолийском холме на прошлой неделе, министр обороны Марк Эспер сказал, что он «обеспокоен ростом влияния России на Ближнем Востоке», имея в виду не только Сирию, но в первую очередь Египет и Саудовскую Аравию.

    В письме, опубликованном The Wall Street Journal в прошлом месяце, Марк Эспер и госсекретарь Майк Помпео пригрозили Египту американскими санкциями против покупки крупных российских систем вооружения в том числе истребителей Су-35[vii]. Напомним, что информация о том, что Россия и Египет подписали контракт на поставку Каиру истребителей Су-35, появилась в апреле с. г. в газете «Коммерсант», но официально не подтверждалась. По данным источников газеты, соответствующее соглашение, подразумевающее поставку «свыше двух десятков машин» и средств авиационного поражения к ним на сумму около 2 млрд долларов, вступило в силу в конце 2018 года, а сами поставки могут начаться уже в 2020–2021 годах.

В случае с Оманом можно сказать, что это арабское государство чрезвычайно прагматично и действует исключительно в своих национальных интересах, без оглядки на кого-либо. Оно старается привлечь как можно больше международных инвесторов для стимулирования своего экономического роста (даже Иран, несмотря на санкции США, является одним из торговых партнеров Маската – авт.), поэтому для Омана все предупреждения США не сыграют особой роли.

[i] http://www.alkhaleej.ae/economics/page/9852c33a-5e5e-4137-9120-30cbcf1d1b6a

سلطنة عمان تبيع حصة بمليار دولار في شركة كهرباء إلى مشترٍ صيني

[ii] https://www.alarabiya.net/ar/aswaq/companies/2019/12/15/سلطنة-عمان-تبيع-حصة-بمليار-دولار-في-شركة-كهرباء-لمشتر-صيني

سلطنة عمان تبيع حصة بمليار دولار في شركة كهرباء لمشترٍ صيني

[iii] https://thediplomat.com/2019/09/china-in-the-middle-east-influence-and-investment/

[iv] https://www.forbes.com/sites/wadeshepard/2017/09/08/why-china-is-building-a-new-city-out-in-the-desert-of-oman/#c1bcd676b2f2

[v] http://bigasia.ru/content/news/businness/oman-i-kitay-stali-strategicheskimi-partnyerami/

[vi] https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2019/08/turkey-f35-program-china-warning.html

[vii] https://www.wsj.com/articles/u-s-threatens-egypt-with-sanctions-over-russian-arms-deal-11573769929

55.82MB | MySQL:105 | 0,875sec