О действия Турции по укреплению своего влияния на севере Сирии

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил в воскресенье 15 декабря с утверждением, что Россия и США так и не смогли вывести курдские формирования «Сил народной самообороны» (СНС), которые Анкара считает террористической организацией, из зоны на сирийской территории, прилегающей к турецкой границе. «США и Россия не смогли вывести террористические организации из региона. Турция полна решимости в вопросе борьбы с терроризмом», — сказал он в эфире телеканала «А хабер». По словам Эрдогана, «террористы все еще присутствуют в Манбидже», а «местные племена просят у Турции помощь, чтобы избавиться от них». Он также озвучил версию, согласно которой «СНС продают нефть сирийскому режиму [президента Башара Асада]». «Они работают вместе в регионе Дейр-эз-Зор», — выразил мнение Эрдоган.  9 октября Анкара объявила о проведении на севере Сирии операции «Источник мира» с целью создания там буферной зоны, которая должна стать защитным поясом для турецкой границы. 22 октября президенты России и Турции на встрече в Сочи приняли меморандум о совместных действиях по урегулированию ситуации на северо-востоке арабской республики. В соответствии с этим документом российская военная полиция и сирийские пограничники с полудня 23 октября были введены в районы, граничащие с создаваемой Турцией 30-километровой зоной безопасности. 29 октября министр обороны РФ Сергей Шойгу сообщил, что курды завершили отвод оттуда своих вооруженных подразделений, а с 1 ноября российские и турецкие военные начали совместное патрулирование к востоку от реки Евфрат. Из всего этого следует только тот факт, что заключенное между Москвой и Анкарой соглашение, мягко говоря, буксует. На фоне этого обостряется и партизанская война со стороны курдов в отношении турецких сил и лояльных им повстанческих групп не севере Сирии. Последним таким эпизодом стал  взрыв  в четверг 15 декабря в населенном пункте Телль-Халаф, расположенном на севере сирийской провинции Хасеке близ границы с Турцией. Об этом сообщило сирийское информационное агентство САНА.  По его сведениям, речь идет о подрыве заминированного автомобиля. Среди гражданского населения есть жертвы, их число уточняется.

Все это вынуждает Анкару искать новые возможности для наращивания своего боевого потенциала на севере Сирии в рамках прежде всего формирования новых отрядов подконтрольной себе оппозиции. Как мы и говорили ранее, угрозы Анкары о том, что она готова была поставить под контроль весь периметр турецко-сирийской границы на глубину 30 км (а где-то и еще глубже), были изначально большим блефом: для этого у ослабленного бесконечными кадровыми чистками турецкой армии просто нет сил и средств. Тем более, что на сегодня часть сил турецкой армии и практически вся эскадра дронов отвлечена на кипрское и ливийское направления. Отсюда вывод о том, что основной упор Анкары в рамках решения этой задачи будет сосредоточен на наращивании внутрисирийского лояльного себе силового сегмента. Делаться это может двумя способами: переформатирование уже существующих повстанческих групп и переводом их в сферу своего влияния и формирование новых отрядов вооруженной оппозиции. Сделать это можно только путем насыщения северных сирийских районов беженцами из Турции, что и ставилось Анкарой в качестве одной из конечных задач своей недавней операции, и получения лояльности со стороны местных арабских племен. В этой связи отметим, что в речах турецкого президента все чаще звучат темы «просьб о защите со стороны сирийского арабского населения». Если называть вещи своими именами, то таким образом речь идет о возрождении в том или ином контексте все того же пресловутого «Исламского государства (ИГ, запрещено в России), основой которого помимо иностранных джихадистов были как раз все те же арабские суннитские племена. Если еще проще, то в опциях действий турок будет активизироваться тема оживления своих связей с ядром командования ИГ, с которым у той же Национальной разведывательной организации ( MIT) имелись  давно наработанные и доверительные контакты. Они приобрели устойчивый и регулярный  характер примерно с мая 2014 года, когда MIT тайно организовала встречу с лидерами «Исламского государства в Ираке и Леванте (ИГИЛ, запрещено в России)), чтобы заключить сделку в отношении эвакуации  гробницы Сулеймана Шаха – деда Османа I, основателя Османской Империи, — которая находилась на сирийской территории примерно в 30 километрах от турецкой границы.  Фактически, в августе 2014 года газета Taraf daily сообщила, что Турция пообещала передать территорию вокруг могилы Сулеймана Шаха ИГИЛ в обмен на турецких граждан, которые были взяты в заложники в генеральном консульстве Турции в Мосуле в июне. Газета была захвачена и закрыта правительством Эрдогана в июле 2016 года, а некоторые из ее редакторов и репортеров были заключены в тюрьму. В рамках этой сделки уже тогда турки начали регулярные поставки продовольствия и медикаментов арабским общинам, находящимся под контролем ИГИЛ (позже переименованного в ИГ). Связь между ИГ и турецкими властями продолжались и после этого, их курировал один из руководителей  MIT Эскинтан, который отвечает в организации за сирийской досье. Эти контакты  в мае 2014 года была одобрена Хулуси Акаром, тогдашним командующим Сухопутными войсками ВС Турции, который позже был повышен до начальника Генерального штаба и теперь является министром обороны в правительстве Эрдогана. За контакты с ИГ  на местах отвечал бригадный генерал Ихсан Башбозкурт, командир 20-й механизированной бригады в провинции Шанлыурфа.

90% иностранных боевиков, присоединившихся к Исламскому государству в Ираке и Сирии (ИГИЛ или ИГ) и аффилированной с «Аль-Каидой» организацией  «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в России), использовали Турцию для проникновения в Сирию, говорится в  документе военной разведки США от 2016 года. Согласно его данным, «по оценкам, 90% всех FTF [иностранных боевиков-террористов] вошли в зону конфликта через Турцию».  При этом, от 1500 до 2000 иностранных боевиков прибыли в Ирак и Сирию в 2015 году. Это число снизилось до 200 в 2016 году после того, как европейские службы безопасности начали активно действовать против сети посредников, а также усилили давление на Турцию для улучшения безопасности границ и процедур досмотра в аэропортах. В  документе также содержалось предупреждение о том, что в провинции Идлиб, которая  находится под контролем «Джебхат ан-Нусры», активизируются усилия ИГ по переброске боевиков в Сирию. «Потеря жизненно важного коридора Манбидж для сирийских сил обороны (SDF) разорвет единственные оставшиеся трансграничные маршруты ИГ, находящиеся под ее контролем, и приведет к ухудшению ситуации в Сирии. Это, вероятно, вынудит боевиков войти в Сирию через юго-западную границу в провинцию Идлиб, которая в настоящее время находится под контролем «Джебхат ан-Нусры»», — говорится в нем.  В разведывательной записке указывалось, что все больше членов ИГ будут стационарно проживать непосредственно  в Турции, поскольку коалиция наращивает усилия по ликвидации оплотов ИГ в самой Сирии.  «Будущий поток боевиков в Европу из Турции, вероятно, будет ограничен членами ИГ, имеющими высококачественные поддельные документы, чтобы обойти процедуры досмотра в аэропортах и иммиграции», — говорится в документе. США также предупредили, что оседание  членов ИГ в Турции дает возможность роста числа децентрализованных террористических ячеек, которые угрожают внутренней стабильности и международному присутствию внутри Турции. Этот доклад был издан в рамках реализации операции «Галантный Феникс», которая является частью усилий Командования специальных операций Соединенных Штатов (USSOCOM), по анализу состояния сети ИГ и облегчения обмена информацией с американскими ведомствами и партнерскими странами по разрушению трансрегиональных террористических сетей и их способности легализовать  иностранных боевиков.

При этом  MIT тщательно мониторила все это время количество и качество отрядов ИГ на севере Сирии. В рамках этого была составлена подробная карта с указанием всех деревень и городов, которые находились под контролем «Исламского государства» на северо-западе Сирии. Согласно докладу, датированному июнем 2016 года, турецкая разведка располагала подробной информацией о присутствии ИГ в деревнях и городах и проводила профилирование местных жителей с точки зрения этнической принадлежности. Большая часть информации была получена из собственных разведывательных данных MIT, но некоторые были также предоставлены командованием турецких спецназовцев, а также военными США. Большинство городов и деревень, находившихся под контролем ИГ, были населены либо туркоманами, этническими турками в Сирии, которых Турция поддерживала десятилетиями, либо арабами, либо смесью того и другого. Например, в северо-западном городе Ахтарин, где туркоманы составляли 20 %  от большинства арабского населения, ИГ хранило тяжелое вооружение и бронетехнику на зерновом складе, говорится в разведывательной записке. Сирийский город Эль-Баб с населением более 100 000 человек был назван самым важным центром ИГ после Ракки и Манбиджа. Город контролировался группировками ИГ, состоящими из граждан Туниса, Египта и Ливии, и в нем проживало около 450 членов их семей. ИГ держало крупные склады боеприпасов в пещерах, расположенных к востоку от города, и перенаправляло оттуда поставки на линию фронта. Город Ар-Рай (Чобанбей) был вторым по значимости центром ИГ после Эль-Баба. Город служил местом сбора и передислокации иностранных боевиков, прибывших в Сирию для присоединения к ИГ. Контрабандный маршрут вдоль сирийского города Аль-Рай и турецкой деревни Эльбейли, в частности, проходил через  туркоманские  деревни, известных как Али-Мантар и Кангалли. Район, окружающий Ар-Рай, был окружен минными полями, говорилось в разведывательной записке. Туркоманская деревня Айяса, расположенная недалеко от турецкой границы, была почти безлюдна, за исключением нескольких пожилых гражданских лиц. Однако боевики ИГ использовали местную  мечеть в качестве убежища, создали три аванпоста и активно занимались контрабандой из этой деревни. Арабский город Ихтималат был описан как очаг вербовочной деятельности ИГ при сильной поддержке местных властей. Эмир ИГ Басам Дибо аль-Камаль, начальник тюрьмы ИГ Абдулла Дибо аль-Камаль и генеральный эмир ИГ для севера Сирии Абделькарим Хилал (он же Абу Шах) являются уроженцами именно этой деревни. ИГ развернуло танки к западу от деревни и разместило автомобиль, загруженный взрывчаткой, у юго-западного входа напротив школы. Дабик, расположенный примерно в 10 километрах к югу от границы Сирии с Турцией, был внесен в список территорий ИГ с 6500 туркоманскими  и арабскими жителями. Он считался второй по значению тыловой базой  для ИГ. В примечании рядом с записью Дабика говорится, что лидер ИГ Абу Бакар аль-Багдади был доставлен туда, когда он был ранен в начале 2015 года. Манбидж, с населением в 200 000 человек, принимал у себя 1000 террористов ИГ и служил центром сбора и распространения боевиков ИГ. Туркоманская  деревня Дельха близ турецкой границы находилась под контролем ИГ, а здания были оснащены 12,7-мм крупнокалиберными пулеметами с дальностью стрельбы до 2 километров. В другой туркоманской деревне Молла-Якуп, насчитывающей 500 жителей, укрывались террористы-смертники ИГ. Туркменский город Рейл (Мрегель) с населением 2000 человек служил перевалочным пунктом для раненых боевиков ИГ. Деревня Ан-Нахда (Калким), расположенная примерно в пяти километрах от турецкой границы с населением в 2000 туркоман, была включена в список территорий ИГ. В деревне Хазал Мазра ИГ использовало гражданское население в качестве щита против авиаударов коалиции, возглавляемой США. Следующие деревни и города были перечислены как находящиеся под контролем ИГ, что дает основания полагать, что именно эти пункты будут использованы сейчас турками в качестве основных реперных точек по распространению своего влияния на севере Сирии. Это Дудьен, Аль-Амирия, Аль-Атхария, Эль-Буль, Аль-Маядин, Эль-Ванье, Эрзаф, Эсрафие, Файдия Эль-Файризуя, ГУЗ, Гадживели, Халфети, Халиса, Харбас, Харселе, Кафр-Сус, Мурайгиль, Кандура, Кара-Кепру, Кара-Куза, Кара-Мезра, Кекличе, Эль-Айн эль-Вира, Кунайтира, Киссак Чик, Ливана, Молла Якуп, Надда, эль-Вардах, Расм аль-Вард, силсилах, Соран Аль-Баб, Сура, Шадир Сидар, Шанди, Сувайрин, Тали Атия, Высокий Асах, Высокий Баттал, Высокий Эль-Хисн, Тель Малид, Телалин, Телль Ахмар, Туба Чик, Токли, Туркман Барих, Тувайран, Ум аль-Кура, Умм Хош, Вахсийе, Вукуф, Яхмул, Яни Ябан, Йылдизлар и Зорхар. При этом отметим, что туркоманы всегда дистанцировались от ИГ и находились в плотной орбите турецкого влияния, а все приведенные данные актуальны в своей массе и сейчас.

В контексте таких действий Анкара будет всячески стимулировать процесс возвращения сирийских беженцев на северо-запад Сирии. Такой процесс дает возможность не только резко увеличить тыловую и рекрутинговую базу, но и облегчить переправку в Сирию из Турции проблемных категорий граждан и боевиков. Собственно по этой причине турки так настаивают на начале процесса массовой репатриации.   Анкара пока не получила от мирового сообщества реальной поддержки своего предложения о переселении из Турции в Сирию сирийских беженцев. Об этом заявил президент Турции Тайип Эрдоган, выступая во вторник 17 декабря  в Женеве на Глобальном форуме по беженцам. «Мы начали операцию «Источник мира» и расчистили территорию <…> глубиной 14 км. Мы хотим, чтобы этот район оставался безопасным», — сказал он. «Давайте раз и навсегда очистим эту территорию от присутствия террористов, давайте объявим эту зону безопасной и осуществим проекты жилищного строительства и переселения. Давайте построим там больницы и школы, пусть беженцы к себе вернутся мирно в достойных условиях», — отметил Эрдоган. «Но, похоже, никто не склонен помогать нам в этом», — добавил он. По словам турецкого лидера, «программа переселения сыграет важную роль для восстановления стабильности и для нормализации». «Но когда мы просим оказать поддержку, мы ничего не получаем», — заключил президент. «Сирийские беженцы должны добровольно возвращаться на родину, но мы знаем, какие державы мира пострадают от их мирного возвращения», — резюмировал Эрдоган, не уточнив, какие государства он имеет в виду.  По словам турецкого президента, на севере Сирии могли бы быть размещены до миллиона сирийских беженцев. Комментируя по просьбе журналистов на пресс-конференции во вторник инициативу Анкары, верховный комиссар ООН по делам беженцев Филиппо Гранди подчеркнул, что «возвращение должно быть добровольным». «Это означает, что у беженцев должен быть выбор — возвращаться или нет», — пояснил он. Возвратившимся на родину сирийцам необходимо будет продолжать оказывать гуманитарную помощь, сказал он. Кроме того, потребуется решить вопросы, касающиеся собственности и документов, а также восстановления хозяйства Сирии, что, по словам Гранди, «связано с долгосрочным процессом, требующим политического решения». Анкара ждет от Евросоюза выполнения его обещания о выделении 3 млрд евро на решение проблемы сирийских беженцев, нашедших приют на турецкой территории. Об этом также заявил президент Турции Тайип Эрдоган, выступая во вторник 17 декабря  в Женеве на Глобальном форуме по беженцам. «Мы протягиваем руку помощи сирийским гражданам, покинувшим свою родину», — сказал он, добавив, что на настоящий момент Турция «принимает более 5 млн перемещенных лиц, из которых 3,7 млн — это лица сирийского происхождения». «Согласно критериям ООН, до настоящего времени мы потратили 4 млрд долларов на обеспечение безопасности и благополучия беженцев», — отметил президент. Эрдоган сообщил, что ЕС обещал оказать поддержку Турции. «Однако пока что от Евросоюза мы получили 2 млрд евро», — сообщил он, подчеркнув, что Анкара «по-прежнему ждет получения оставшихся 3 млрд долларов, о которых было заявлено». Турецкий лидер сказал далее, что международное сообщество предоставило его стране помощь в 350 млн евро. В этой связи Эрдоган поблагодарил Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев «за поддержку и продемонстрированную солидарность».

В этой связи надо констатировать, что попытки Анкары увязать между собой перспективу нового миграционного кризиса и тему финансирования ее проектов на севере Сирии в Брюсселе пока никакой внятной поддержки не нашли, и, скорее всего, в среднесрочной перспективе не найдут. Это обстоятельство самым серьезным образом будет тормозить возвращение сирийских беженцев в Сирию. Как по вопросам чисто техническим и финансовым, так и в силу того, что мере возвращения сирийских беженцев на родину Анкара пропорционально будет лишаться козырей в ее споре с Брюсселем в рамках продолжения  миграционного шантажа.

55.89MB | MySQL:113 | 0,486sec