Активизация внешнего вмешательства сильно осложняет возможность урегулирования ливийского конфликта

Возможности практической реализации Меморандума о взаимопонимании по вопросу о морских зонах, который подписали Анкара и Триполи, должны быть заблокированы. К такому выводу пришли президент Кипра Никос Анастасиадис и его египетский коллега Абдель Фаттах ас-Сиси во время состоявшегося между ними в четверг 19 декабря телефонного разговора, о котором сообщил официальный представитель кипрского правительства Кириякос Кушос. По словам последнего, ас-Сиси осудил Меморандум, заявив, что у этого документа нет правового статуса, и согласился с Анастасиадисом, что «должны быть приняты все необходимые меры, чтобы остановить выполнение положений незаконного соглашения». Как информировал Кушос, президент Египта также сказал главе островного государства, что возможное турецкое военное присутствие в Ливии приведет к дестабилизации обстановки в регионе. Анастасиадис и ас-Сиси также согласились с тем, что министрам иностранных дел трех стран-союзниц — Кипра, Египта и Греции — следует координировать свои действия. Ранее Никосия уже обозначала свое крайне негативное отношение к турецко-ливийскому меморандуму. В начале нынешнего месяца глава кипрского МИД Никос Христодулидис заявил, что этот документ не только лишен правовой основы, но и представляет собой Последнюю попытку Турции сорвать основанный на правилах порядок и сотрудничество в Восточном Средиземноморье». Напомним, что  28 ноября в Стамбуле было подписано соглашение о военном сотрудничестве между Турцией и Правительством национального согласия (ПНС) Ливии, которое предусматривает обучение, подготовку, структурирование юридической базы, а также укрепление отношений между военными двух стран. Был также подписан Меморандум о взаимопонимании между Турцией и Ливией по морским зонам, вызвавший резкую реакцию Афин, которые после этого объявили посла Ливии в Греции персоной нон грата. По оценке греческого МИД, документ, в котором имеются координаты для фактического разграничения морского шельфа и исключительных экономических зон (ИЭЗ) Турции и Ливии, отнимает часть шельфа и ИЭЗ у тех греческих островов, которые расположены между Турцией и Ливией. Дипломатический кризис между Грецией и Ливией на этом фоне плавно перешел в Брюссель. 10 декабря греческий депутат Европарламента Стелиос Кимпуропулос попросил Европейскую комиссию пересмотреть свою поддержку и признание правительства национального согласия (ПНС) Фаиза Сараджа после подписания ПНС морского соглашения с Турцией к большому неудовольствию Греции. Отметим, что ЕС не может официально пересмотреть свое признание ПНС без согласия всех государств-членов ЕС, но 12 декабря он постановил, что турецко-ливийское соглашение было незаконным, как и разведочные нефтяные скважины Турции в море у Кипра. Греция, тем временем, самостоятельно отозвала свое признание ПНС и укрепила свои связи с восточными ливийскими властями, в частности, с целью организации регулярных авиарейсов между Афинами и Бенгази. В свою очередь премьер-министр Фаиз Сарадж, который изо всех сил пытается сейчас блокировать новое наступление Халифы Хафтара на Триполи, планирует в январе отправить двух своих посланников в Европу. По информации ряда экспертов, председатель ливийского Центра стратегических и перспективных исследований Усама Хафедх и лидер партии «Тагиир» Джумаа аль-Гамати отправятся в Париж, Берлин и Рим. Во Франции они проведут встречи в министерствах обороны и иностранных дел и посетят такие аналитические центры, как Фонд стратегических исследований (ФРС) и французский Институт международных отношений (ИФРИ). Эта поездка выглядит как отчаянная дипломатическая спасательная операция. ПНС Сарраджа серьезно рискует потерять доверие своих европейских покровителей после подписания оборонного соглашения с Турцией, которое равносильно признанию турецкого суверенитета над кипрскими водами. С другой стороны, отказ от поддержки Анкары ставит на повестку дня потерю Триполи и — соответственно фактическое падение правительства ПНС. В перспективе захват столицы будет означать ясную перспективу дальнейшего наступления ЛНА на основной форпост ПНС в виде города Мисураты, чьи кланы собственно на сегодня составляют костяк боевых отрядов, которые обороняют столицу. Боевая авиация Ливийской национальной армии (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара нанесла 20 декабря порядка 25 ударов по позициям группировок, лояльных Правительству национального согласия (ПНС). Бомбардировкам подверглись расположения сил столичного кабмина Фаиза Сараджа как в Триполи, так и в находящейся в 200 км восточнее Мисурате. Там, согласно поступающей информации, целями ВВС были склады с боеприпасами и оружием, которое, как утверждают в командовании ЛНА, поставлено из Турции. Очевидцы сообщали о серии ударов и последовавших после них мощных взрывах. Сами по себе эти налеты означают, что Турция возобновила материально-технические поставки ПНС (в том числе переносные зенитные комплексы) после недолго перерыва.
Ранее официальный представитель ЛНА Ахмед аль-Мисмари выдвинул ультиматум вооруженным формированиям из Мисураты с требованием покинуть Триполи в течение 72 часов, пообещав предоставить им безопасный коридор. Между тем, выступая некоторое время назад на пресс-конференции в Бенгази, он обвинил эти группировки в том, что они намерены превратить их родной город в плацдарм для военной интервенции Турции, которая хочет использовать для этого его морские порты. Аль-Мисмари подтвердил факт массированных бомбардировок, указав, что они были проведены после обнаружения «опасных целей». «Ливийская армия продолжает атаковать места хранения боеприпасов, оружия и военные объекты мисуратских милиций. Уничтожены ракетный комплекс ПВО, а также радарные установки, — указал он. — Мы встретим турецкое вторжение силой и хотим предупредить об этом другие страны, которые попытаются помешать армии взять под контроль Триполи». По информации «Скай ньюс – Арабия», авиация Хафтара  также подвергла налетам позиции войск ПНС в городе Злитен (160 км к востоку от Триполи). Кроме того, телеканал «Аль-Арабия» сообщил о воздушных атаках и в Сирте. Эта активная воздушная подготовка происходит в рамках организации решающего наступления на Триполи, а это ставит на повестку дня прямое вооруженное вторжение турецкой армии в Ливию в уже более серьезной степени, нежели чем просто присутствие спецназа и операторов дронов. И собственно основная интрига на сегодня заключается именно в этом: решится ли  президент Турции Р.Т.Эрдоган (при явной поддержке Катара) на такой шаг, который в самой кардинальной мере повлияет на судьбу нового наступления ЛНА и сделает захват столицы фактически невозможным?
По оценке американских аналитиков, такой сценарий турецкой интервенции усложнит и без того сложный конфликт в стране, сделав его разрешение еще более трудным. Турция имела тесные отношения с ПНС с момента его образования, что объясняется хорошими отношениями Анкары с исламистскими группировками в западной Ливии — такими, как «Братья— мусульмане» (значительная часть населения той же Мисураты — этнические турки) и коммерческими интересами турецких компаний в регионе. Эти отношения резко активизировались в течение 2019 года, когда Турция начала прямые военные поставки, направила советников и специалистов для поддержки сил ПНС и ополченцев после начала наступления ЛНА на Триполи в апреле. В результате Турция получила то, что она считает своей крупной политической и экономической победой от этих отношений: в ноябре с.г. она подписала две соглашения с ПНС. Для Анкары более важным был документ о морской границе, который Турция использовала для расширения своих претензий в восточной части Средиземного моря на запад, недалеко от греческого острова Крит. А это уже серьезная заявка на право бурения на шельфе. Для ПНС в данном аспекте на первом месте стояло его политическое выживание. Сарадж открыто торговал этим морским соглашением с Анкарой, сознательно идя на ущерб своим отношениям с европейскими странами. В данном случае он выбирает между европейской лояльностью и своим политическим выживанием. Поддержка Турции сейчас имеет решающее значение для ПНС. Хафтар и ЛНА получили вооружение и финансовую поддержку от Объединенных Арабских Эмиратов, Египта и Саудовской Аравии. Как полагают американцы (но что опровергает французы), с начала сентября ЛНА также использует российских военных из ЧВК «Вагнер», которые становятся все более активными на фронтах под Триполи. Французы это отрицают и полагают что такое присутствие ограничивается исключительно тренировкой бойцов ЛНА, хотя не исключают и российскую поддержку в рамках штабного планирования. Широкая поддержка, которую эти союзники оказали Хафтару, активизировала его наступательные усилия на столичном направлении в последние недели и, что более важно, дала его силам военное преимущество над силами ПНС. При этом такая поддержка очевидно объясняется и нарушением спонсорами ЛНА эмбарго Совета Безопасности ООН на поставки оружия в Ливию. Американские эксперты утверждают, что эти поставки идут в основном по египетскому и эмиратскому каналам: Запад оказался менее готов нарушить эмбарго столь вопиющим образом, тем более, что именно ПНС пользуется международным признанием. Это не совсем так. Вспомним американские ракеты, которые американцы продали сначала французам, а затем они были захвачены силами ПНС во время штурма Гарьяна два месяца назад. Тогда Вашингтон квалифицировал это как случайность, но новые данные дают основания полагать, что это не так, и США проводят тайные операции по снабжению ЛНА военной техникой и вооружением. Получены данные (подтверждены фотоснимками), что в нарушение эмбарго американский производитель бронетехники TAG и его ливийский партнер Исмаил аш-Штеви предоставили в этом месяце несколько бронированных автомобилей ЛНА. Зафиксировано, что 106-я бригада ЛНА получила не менее 4 бронетранспортеров LT-79. Интересна схема таких поставок. Бывший президент Триполитанского футбольного клуба Аль-Ахли Исмаил аш-Штеви в ней играет роль основного поставщика военной техники для Ливийской национальной армии. Именно через его возможности 106-я бригада ЛНА, специализировавшаяся на городских операциях, получила 4 декабря не менее 4 бронетранспортеров от американского производителя The Armored Group (TAG). Эти транспортные средства были немедленно задействованы при наступлении на Триполи. Представленные год назад и базирующиеся на платформе Toyota Land Cruiser, эти автомобили, по сообщениям источников, близких к ЛНА, были продуктом лицензионного производственного соглашения TAG с «Арабской организацией по индустриализации» (AOI), промышленным ответвлением Министерства обороны Египта. Скорее всего, они были произведены на заводе TAG в Рас-аль-Хайме (ОАЭ), который специализируется на боевом исполнении платформ Land Cruiser. Здесь Исмаил аш-Штеви играет центральную роль. Он возглавляет TAG Middle East FZC, филиал  TAG в ОАЭ, где ему помогает его сын Махмуд аш-Штеви. Исмаил аш-Штеви также является дистрибьютором этой продукции в Ливии через свою группу Gharghar Holding. Исмаил аш-Штеви в течение нескольких лет является ярым противником ПНС Ф.Сараджа. Помимо предоставления сетей объединения болельщиков своего футбольного клуба «Аль-Ахли» (почетным президентом которого он остается) для проведения подрывной работы в самом Триполи, он поддерживает информационную пропагандистскую войну в пользу Хафтара в компании бывшего посла Ливии в Абу-Даби Арефа Али Найеда (его прочат с подачи ОАЭ в новые ливийские премьеры в качестве сменщика Сараджа) и Мухаммеда Дахлана, бывшего главы спецслужбы Палестинской национальной администрации, а ныне советника по безопасности наследного принца ОАЭ Мухамеда бен Зайеда аль-Нахьяна. Исмаил аш-Штеви также ранее поставлял лекарства правительству Восточной Ливии через свою компанию «Аль-Муздхария».
Основанный Робертом Паздеркой, TAG была бы далеко не первым оборонным предприятием, чья продукция замечена в Ливии. Турция, Объединенные Арабские Эмираты и Египет синхронно увеличили поставки вооружения и военной техники лояльным себе силам в Ливии в этом году, несмотря на теоретически действующее оружейное эмбарго в отношении этой страны. Но разница заключается в том, что TAG очень зависит от федеральных заказов США. За последние пять лет он предоставил оборудования Пентагону, Бюро дипломатической безопасности Госдепартамента на сумму не менее 45 млн долларов. К ним надо добавить бесчисленные заказы местных американских полицейских органов. Кроме того, TAG получил в апреле заказ на 24,9 млн долларов от Организации Объединенных Наций на поставку бронированных 4×4 Land Cruiser LC2000. Другими словами, продукция TAG вряд ли бы оказалась в ЛНА без молчаливого одобрения американской администрации. В данном случае американцами в большей степени опять же руководит геополитическая логика создания противовеса растущему российскому присутствию в ЛНА. При этом к самому Хафтару в Вашингтоне отношение далеко не однозначно позитивное. И собственно не случайно такие поставки сопровождаются очередной информационной кампанией Вашингтона «в рамках растущей озабоченности по поводу увеличения военного присутствия России в Ливии».
При этом, хотя Турция также активно нарушала это эмбарго, ее поддержка была относительно ограниченной по сравнению с тем, что получали Хафтар и ЛНА. Турецкие официальные лица заявили, что у Анкары нет никаких ближайших планов по отправке турецкихтвоенных в Ливию, но оставили эту возможность открытой. Президент Турции Тайип Эрдоган выразил обеспокоенность в связи с тем, что, по его мнению, на стороне сил Ливийской национальной армии (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара могут воевать наемники. Об этом сообщает в пятницу 20 декабря телеканал Эн-ти-ви. «Кто знает, кто им (наемникам — прим. ТАСС) за это платит. В Ливии такая ситуация, конечно, для нас было бы неправильно оставаться наблюдателями», — сказал президент. Между тем Эрдоган отметил на то, что интерес к Ливии проявляют различные страны: «Египет, ОАЭ, Франция и даже Италия». «Сейчас, хотя Россия сама и не показывается, но [там есть] образованная ею (военная — прим. ТАСС) компания. У Америки есть множество подобных компаний. Например, такие сформированные из бывших военных компании присутствуют в Афганистане. Они платят им большие деньги, и они туда едут, они незаконно воюют в Афганистане», — сказал Эрдоган. Таким образом дается четкий сигнал о том, что Анкара имеет полное моральное право направить своих военных в Ливию. Пока это только сигналы: направление полнокровного экспедиционного корпуса имеет свои безусловные риски. Прежде всего в рамках втягивания турецких сил в латентный конфликт с соответствующими рисками потерь и дипломатических осложнений. Это заставляет Анкару на сегодня стараться обойтись наращиванием своей материально-технической поддержки с точки зрения купирования наступления ЛНА на Триполи. С тех пор, как в мае началось наступление ЛНА на столицу, Турция существенно усилила свою поддержку ПНС, повысив способность поддерживающих его ополченцев противостоять атакам ЛНА. Турция передала сторонникам ПНС вооружение и технику, в том числе бронетранспортеры Kirpi турецкого производства и беспилотные летательные аппараты Bayraktar TB2 в рамках подрыва превосходства ВВС ЛНА в воздухе. ЛНА получила поддержку ОАЭ, получив от них БПЛА китайского производства Wing Loong II и систему ПВО российского производства «Панцырь».  На сегодня битва за воздух ПНС однозначно проиграна, что ставит на повестку дня новый этап и форму турецкого вмешательства в ситуацию. На этот раз в рамках уже прямой военной интервенции в том числе  направления в Ливию в первую очередь уже полноценных боевых самолетов (как вариант — действия самолетов с базы на Северном Кипре). Этот сценарий сразу же резко и бесповоротно поменял бы ситуацию на фронтах, но он рискован. Соглашение о безопасности формализует отношения между Анкарой и ПНС и может проложить путь для поставок еще большего количества военной техники из Турции. Повторим, что сих пор турецкие официальные лица заявляли, что у Анкары нет немедленных планов по отправке боевых войск в Ливию, но оставили эту возможность открытой. Отправка турецких войск потребует одобрения турецкого парламента, что не является само собой разумеющимся, поскольку несколько соперничающих партий правящей Партии справедливости и развития (ПСР) выступили против соглашения о безопасности с Ливией. Тем не менее, динамика развития ситуации на фронтах может сделать такой шаг со стороны Эрдогана безальтернативным: в противном случае он теряет не только лицо, но и козырь в рамках продолжения дискуссий с ЕС о праве своего бурения на шельфе в спорной зоне. Это делает вариант действий Анкары четко определенным: ей нужно правительство Сараджа именно в Триполи, а не в изгнании.
По оценке американских экспертов, помимо возможного развертывания турецких войск и российских ЧВК, сама по себе растущая военная роль Турции в Ливии сделала перспективы разрешения конфликта там еще более сложным делом. Поскольку Египет, Россия, Саудовская Аравия, Турция и Объединенные Арабские Эмираты не включены в посреднический процесс под руководством ООН в Ливии, этот процесс вряд ли решит проблему в ближайшем будущем. Германия все еще стремится организовать новую международную конференцию по Ливии в 2020 году, но ПНС и ЛНА уже исключили прямые переговоры, а плохие отношения между Турцией с одной стороны и Египтом, Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами — с другой, делают перспективы мирного разрешения конфликта с этого направления делом маловероятным. При этом турецко-российское сотрудничество на ливийском направлении может помочь купировать эту патовую ситуацию, заставляя другие заинтересованные внешние стороны, такие как Соединенные Штаты, чрезвычайно нервничать.

55.85MB | MySQL:105 | 0,482sec