Реакция Египта на планы Эфиопии по созданию военно-морской базы в южной части Красного моря

2 декабря с. г. издание Capital Ethiopia  сообщило, что Эфиопия готовится создать военно-морскую базу в южной части Красного моря, которая будет первой базой, расположенной на побережье Республики Джибути[i]. Согласно информации Capital Ethiopia, сам эфиопский военно-морской флот будет размещен на побережье Джибути, а военно-морское командование и штаб военно-морского флота будут базироваться в Бахр-Даре, столице региона Амхара на северо-западе Эфиопии, под руководством бригадного генерала Кинду Гезу. Это решение было принято Эфиопией после визита премьер-министра Эфиопии Абия Ахмеда Али в Джибути в октябре с. г., в ходе которого он встретился с Исмаилом Омаром Гелле и детально обсудил вопрос об открытии военно-морской базы[ii]. В статье Capital Ethiopia также подчеркивается, что военно-морская база Эфиопии будет организовываться при поддержке Франции и что ряд военнослужащих эфиопского военно-морского флота в настоящее время проходят там подготовку[iii].

 

Для справки:

          В середине марта 2019 года, во время визита французского президента Эммануэля Макрона в Аддис-Абебу, было подписано первое в истории двусторонних отношений между этими странами рамочное соглашение о военном сотрудничестве Франции и Эфиопии [iv]. Согласно имеющейся информации, французы предоставят эфиопам помощь в создании военно-морского флота. Также в документ были включены пункты о сотрудничестве в области военной авиации, проведении совместных войсковых операций и учений и закупки вооружений.  Сама Эфиопия объясняет надобность в создании военно-морского флота сейчас тем, что она активно развивается (ее действительно нередко называют «экономическим чудом Африки») и хотела бы расширить свои торговые связи с другими странами мира. Соответственно, для охраны морских торговых путей в это неспокойное время боевые корабли просто необходимы. Напомним, что Эфиопия не имеет военного флота с 1991 года, когда, после предоставления независимости своей бывшей провинции Эритреи, это государство утратило выход к морю. Долгий конфликт между ними завершился подписанием мирного договора в 2018 году, и сейчас страны пытаются наладить взаимовыгодное сотрудничество. У Эритреи есть выход к морю, но нет ресурсов — её военно-морской флот состоит из пары десятков катеров, пригодных только для охраны побережья. У Эфиопии же ресурсов много, и, вероятнее всего, один из портов Эритреи станет еще одной базой эфиопского ВМФ.

Несмотря на то, что египетское правительство не сделало никаких официальных заявлений относительно действий Эфиопии в данном направлении, источник из служб безопасности АРЕ сообщил изданию Az-Zaman 10 декабря о том, что «Египет с тревогой следит за созданием эфиопской военно-морской базы, принимая во внимание последствия этого шага для национальной безопасности Египта и безопасности арабских стран»[v].

Генерал-майор Хатем Башат, член Комитета по африканским делам египетского парламента, сказал в интервью Аль-Монитор, что Египет отвергает любые нарушения своей национальной безопасности на Красном море или любое давление Эфиопии, направленное на изменение курса переговоров по плотине «Возрождение». По его словам, «в настоящее время комитет изучает этот вопрос и проводит внутренние совещания для обсуждения возможного влияния этой военно-морской базы на безопасность Египта и арабских стран, после чего он будет координировать свои действия с Министерством иностранных дел и соответствующими органами для принятия незамедлительных мер»[vi]. Х.Башат подтвердил, что «благодаря сильному и эффективному присутствию АРЕ на Красном море египтяне могут защищать не только национальную, но и общеарабскую безопасность, особенно если есть угроза египетским интересам в районе Суэцкого канала или Баб-эль-Мандебского пролива».

Многие аналитики уверены, что планы Аддис-Абебы создать военно-морскую базу у южного входа в Красное море  являются ни чем иным, как новым инструментом давления на Каир в отношении переговоров по строительству плотины «Возрождение».  Каир и Аддис-Абеба не могут договориться по этому поводу уже много лет. Напомним, идея строительства плотины и гигантской ГЭС в Эфиопии возникла в 2011 году. Строительство гидроэлектростанции даст мощный толчок промышленному развитию Эфиопии, государства, в котором 66% населения до сих пор не имеет доступа к электроэнергии. По сообщению правительства этой африканской страны, ГЭС, стоимость строительства которой составляет 4 млрд долларов, начнет вырабатывать электроэнергию в 2020 году и развернется на полную мощность в 2022 году. В настоящее время строительство этого грандиозного гидроэнергетического объекта выполнено на 60%. Планы эфиопского руководства вызывают серьезное беспокойство в Египте, где опасаются, что увеличение количества водозабора в стране, где находятся истоки великой реки Нил, приведет к падению уровня в нём, упадку сельскохозяйственного сектора в этой стране и разорению миллионов ее граждан[vii]. Для Каира это вопрос жизни и смерти: ведь река Нил удовлетворяет 90% потребностей АРЕ в воде.  До сих пор страны не могут придти к соглашению о правилах заполнения и эксплуатации водохранилища плотины. Это побудило президента АРЕ А.Ф.ас-Сиси обратиться к международному сообществу с призывом вмешаться в целях поддержания региональной безопасности, и он призвал Соединенные Штаты и Всемирный банк принять участие в качестве посредников в надежде на договоренность, которая удовлетворила бы все заинтересованные стороны.

Майор Джамаль Мазлум, военный эксперт и советник Высшей военной академии имени Г. Насера, считает, что «Эфиопия пытается показать Египту, что она сильна и способна к конфронтации и не побоится использовать свои военные силы. Недавние враждебные заявления в адрес Египта являются доказательством, особенно в то время, когда последний молчит и не упоминает о каких-либо военных столкновениях».  Напомним, что эфиопский премьер Абий Ахмед Али, выступая перед парламентом своей страны в октябре с. г. заявил, что «если возникнет необходимость воевать за строящуюся плотину “Возрождение”, то его страна готова мобилизовать для этого миллион человек». Но при этом премьер подчеркнул, что единственным способом решения этой проблемы остается мирный диалог. Египет в ответ сказал, что считает такую постановку вопроса неприемлемой и призывает избегать упоминания «военных вариантов решения проблемы плотины». В частности, в официальном заявлении МИД АРЕ было подчеркнуто, что «Египет удивлен такими заявлениями, которые прозвучали всего через несколько дней после присуждения эфиопскому премьеру Нобелевской премии мира»[viii].

Майор Джамаль Мазлум отметил в своем комментарии «Аль-Монитор», что он считает, что «эти шаги (имеется в виду открытие военно-морской базы в Джибути и высказывания Абийя Ахмеда Али – авт.) являются всего лишь политическими маневрами Эфиопии, и вовсе не означают ее готовность идти на  применение силы в отношении Египта, как утверждают некоторые — особенно с учетом того факта, что военно-морская база строится не  в одночасье». Кроме того, он заверил, что «потенциал и сила египетской армии намного превосходят возможности эфиопской армии». Для сравнения стоит упомянуть, что, согласно данным Global Firepower, эфиопская армия занимает 47 место среди 137 самых мощных армий в мире, в то время как египетская армия заняла 12-е место в 2019 году[ix].

Для справки:

          Египет имеет несколько военно-морских баз на побережье Красного моря и на Средиземноморском побережье, наиболее важными из которых являются базы в Александрии (Рас эль-Тин и Абу-Кир), Порт-Саиде, Суэце, Сафаге, Матрух, военный причал в порте Дамиетты, военный причал в порту Хургады и военный причал в Шарм-эль-Шейхе[x]. Красное море является одним из важнейших коридоров глобального судоходства и торговли, через который ежедневно проходит около 3,3 млн баррелей нефти. Несколько стран делят его воды, а именно Египет, Судан, Йемен, Саудовская Аравия, Иордания, Израиль, Джибути и Эритрея.

Между тем, Ахмед Аскар, исследователь, специализирующийся на восточноафриканских делах в Центре политических и стратегических исследований «Аль-Ахрам», написал 11 декабря в Qiraat African, что «Эфиопия стремится закрепиться в Красном море через Джибути с целью того, чтобы укрепить свою военную роль в регионе, и иметь возможность участвовать силами своего будущего военно-морского флота в обеспечении безопасности южного входа в Красное море и Баб-эль-Мандебский пролив». А.Аскар отметил, что «очевидным фактом является сильное желание Эфиопии укрепить свой военный потенциал в связи с региональными изменениями и возможностью возникновения любых будущих кризисов со странами данного региона».

В свою очередь, Египет не теряет времени и активно укрепляет отношения с Джибути, чтобы иметь возможность повлиять на ситуацию извне, и этому очень способствует председательство А.Ф.ас-Сиси в Африканском союзе. Интерес Каира к Республике Джибути также обусловлен  ее географическим положением: ведь она расположена на берегу Баб эль-Мандебского пролива, который является важнейшим стыком на пересечении значительной части мировых торговых путей, эта страна привлекательна для ведущих мировых и региональных держав в экономическом и военном плане[xi]. В начале декабря 2018 года посол Республики  Джибути в АРЕ Мухамед Зохр Харси сообщил египетским СМИ, что его страна предоставила Египту 1 млн кв. м для создания логистической зоны для экспорта в африканские страны. А в начале сентября 2019 года министр нефти и минеральных ресурсов Египта Тарек аль-Молла и министр энергетики и природных ресурсов Джибути Йонис Али Геди обсудили пути сотрудничества в области добычи нефти, природного газа и минеральных ресурсов[xii]. Они рассмотрели возможность участия египетских нефтяных компаний в реализации новых проектов в Джибути в области природного газа и логистики с учетом накопленного ими опыта. 4 декабря президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси лично позвонил своему коллеге из Джибути И.О.Гелле, чтобы подчеркнуть свою «готовность координировать с ним усилия по вопросам безопасности и стабильности в Африке»[xiii]. 8 декабря командующий ВС Египта генерал-лейтенант Мухаммед Заки приказал военно-транспортному самолету с срочной гуманитарной помощью на борту направиться в РеспубликуДжибути, чтобы помочь ей справиться с последствиями недавних наводнений в стране.  Проще говоря, Египет, поддерживая добрососедкие отношения, связи и сотрудничество с Джибути, наверняка будет иметь возможность повлиять на ее решения в отношении Эфиопии.

[i] http://www.capitalethiopia.com/featured/djibouti-to-host-ethiopias-navy/

السيسي لـ«إسماعيل جيلة»: مصر مستعدة لمساعدة جيبوتي في مواجهة آثار الفيضانات

[ii] https://alsomal.net/أبي-أحمد-في-جيبوتي-لحل-خلاف-حول-زعامة-من/

[iii] http://www.capitalethiopia.com/featured/djibouti-to-host-ethiopias-navy/

[iv] https://warhead.su/2019/03/20/efiopiya-planiruet-sozdat-voennomorskoy-flot

[v] https://www.azzaman.com/اثيوبيا-توسع-خلافها-مع-مصر-بقاعدة-عسكر/

[vi] https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2019/12/egypt-concerns-ethiopia-naval-base-red-sea-nile-dam-tension.html

[vii] http://www.iimes.ru/?p=62056 О серьезных разногласиях между Египтом и Эфиопией по поводу плотины «Возрождение» Кузнецов А.А.

[viii] https://forbes.kz/news/2019/10/23/newsid_211010

[ix] https://www.globalfirepower.com/countries-comparison-detail.asp?form=form&country1=egypt&country2=ethiopia&Submit=COMPARE

[x] https://www.alhurra.com/a/مواقعها-وأسباب-إنشائها-مصر-تبني-ثلاث-قواعد-بحرية-جديدة/517095.html

[xi] https://worldview.stratfor.com/article/djibouti-its-all-about-location For Djibouti, It’s All About Location

[xii] https://www.egypttoday.com/Article/1/74724/Sisi-Djibouti’s-FM-discuss-Red-Sea-Security

[xiii] https://www.almasryalyoum.com/news/details/1449056

52.76MB | MySQL:104 | 0,317sec