Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (16 — 22 декабря 2019 года)

19 декабря правительственные войска Сирии начали наступательную операцию на юго-востоке провинции Идлиб. Наступление ведут части 4-й и 7-й механизированных дивизий, 5-го корпуса, 25-й дивизии спецназначения (бывшие «Силы Тигры»). Действия наземных сил поддерживают авиация ВКС России и сирийские ВВС, которые наносят точечные удары по базам боевиков. Боевые действия ведутся как днем, так и ночью с использованием приборов ночного видения. Боевики группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (ХТШ, запрещена в РФ) и протурецкого «Фронта национального освобождения» предприняли несколько контратак на южном и восточном участках «идлибской зоны», которые были отражены. По состоянию на 22 декабря сирийская армия освободила от противника свыше 20 населенных пунктов, в том числе город Умм-Джалал.

На севере провинции Латакия в горных районах продолжаются столкновения подразделений правительственных войск с боевиками ХТШ и союзной ей «Исламской партии Туркестана» (запрещена в РФ).

На минувшей неделе террористы «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) совершили нападения на нефтегазовые комплексы на востоке провинции Хомс, а неопознанные беспилотники атаковали крупнейший в стране нефтеперерабатывающий завод в городе Хомс и два газоперерабатывающих предприятия в разных частях одноименной провинции. НПЗ в Хомсе нанесен серьезный ущерб.

Продолжается совместное патрулирование военной полиции России и ВС Турции на северо-востоке Сирии, где ситуация стала более стабильной. Президент России В. Путин 17 декабря в телефонном разговоре с президентом Турции Р. Т. Эрдоганом отметил важность наращивания совместных усилий по борьбе с террористическими группировками в Сирии.

Анкара пока не получила от мирового сообщества реальной поддержки своего предложения о переселении из Турции в Сирию сирийских беженцев, заявил 17 декабря Р. Т. Эрдоган. По его словам, на севере Сирии могли бы быть размещены до миллиона сирийских беженцев. Эрдоган утверждал, что в безопасную зону на северо-востоке САР с начала военной операции «Источник мира» вернулось уже свыше 371 тыс. беженцев.

ВМФ России и ВМС Сирии провели на минувшей неделе совместное учение в Средиземном море.

По информации турецких СМИ, США разместили войска на шести базах, в основном в богатых нефтью районах северо-восточной Сирии. Всего Соединенные Штаты занимают там 11 баз и форпостов, которые расположены в провинциях Дейр-эз-Зор и Ракка. США останутся в Сирии до тех пор, пока не будет гарантировано окончательное поражение ИГ, заявил 20 декабря глава Пентагона М. Эспер.

16-17 декабря Дамаск с визитом посетил вице-премьер России Ю. Борисов. В рамках визита он провел встречу с президентом САР Б. Асадом. По словам Борисова, Россия намерена инвестировать 500 млн долларов в модернизацию порта Тартус, переданного в управление РФ. Помимо этого, в Тартусе планируется создать зерновой хаб, его строительство должно начаться в 2020 г. Кроме того, в рамках инвестиционного контракта по модернизации завода по производству химических удобрений в Хомсе, планируется вложить 200 млн долларов.

Совет Безопасности 19 декабря не смог принять резолюцию по продлению на год трансграничной гуманитарной помощи Сирии. Первоначально Россия и Китай использовали право вето при голосовании по проекту резолюции по данному вопросу, представленному Германией, Бельгией и Кувейтом. Документ предлагал сохранить три пункта пропуска (на границе с Ираком и Турцией), через которые ООН может доставлять гуманитарную помощь без получения разрешения от Дамаска. Затем Совбез проголосовал против российского проекта резолюции по продлению на полгода механизма трансграничной гуманитарной помощи Сирии. Москва настаивала, что оставить нужно только два КПП на границе с Турцией и помощь предоставлять через сирийское правительство.

Сложная внутриполитическая ситуация сохраняется в Ливане. При этом, как отмечают эксперты, «в стране не просматривается перспектива урегулирования масштабного политического кризиса. Два с половиной месяца народных протестов и полтора месяца безвластия, в течение которых Ливан живет без правительства, серьезно угрожают стабильности и безопасности этого ближневосточного государства. Кроме того, отсутствие кабинета министров не позволяет принять программу по борьбе с тяжелым экономическим кризисом. Экономическое положение Ливана продолжает неуклонно ухудшаться». На прошедшей неделе в Бейруте и ряде других городов страны не прекращались столкновения сторонников различных политических группировок с силовиками и участниками акций протеста.

19 декабря президент Ливана М. Аун после консультаций с представителями политических партий поручил формирование правительства бывшему министру просвещения Х. Диабу, который пообещал в сжатые сроки (четыре – шесть недель) сформировать новый кабинет министров и стабилизировать обстановку в стране. По мнению Диаба, наиболее предпочтительным вариантом для Ливана является сейчас создание «правительства из независимых технократов, способных найти решение острых социально-экономических проблем, от которых страдает население».

Назначение премьер-министром Х. Диаба вызвало новую волну демонстраций в Бейруте. На этот раз активно протестовали представители суннитской общины, прежде всего, сторонники движения «Аль-Мустакбаль», которое возглавляет экс-премьер С. Харири. Призывы Харири к своим сторонникам разойтись по домам и не перегораживать дорог имели ограниченный эффект. В то же время значительная часть ливанцев приветствовала назначение главой кабинета человека из академических кругов. Подразделениям ливанской армии и силам безопасности 21 декабря удалось полностью стабилизировать ситуацию в центре Бейрута. Сообщается, что в этот же день Х. Диаб начал консультации с парламентскими фракциями по формированию правительства.

А. Теббун принес 19 декабря присягу в качестве нового президента Алжира. В своем инаугурационном выступлении он пообещал, что республика «в течение нескольких месяцев или недель получит новую конституцию», которая ограничит полномочия президента, убережет страну от любой автократии, гарантирует разделение ветвей власти, обеспечит их баланс, укрепит борьбу с коррупцией и защитит право выражения». В этот же день глава МИД АНДР С. Букадум был назначен исполняющим обязанности премьер-министра. Кроме того, А. Теббун прекратил полномочия министра внутренних дел, местного самоуправления и обустройства территории С. Дахмуна.

Тем временем оппозиция не желает прекращать акции протеста, добиваясь полного ухода всех ключевых представителей правящего режима. 20 декабря в столице страны и других крупных городах Алжира вновь прошли массовые манифестации с требованием смены политического режима и освобождения оппозиционных активистов.

Массовые акции протеста не прекращаются в Ираке на фоне отсутствия прогресса в деле формирования нового правительства страны и принятия нового закона о выборах. 20 декабря в Багдаде и девяти других провинциях Ирака демонстранты отклонили всех кандидатов на премьерство, предложенных политическими партиями. Одним из главных требований протестующих является то, что будущим главой правительства страны должен стать человек, который не занимал никаких политических постов с 2003 г. Ранее, 18 декабря, демонстранты представили имена трех кандидатов на пост премьер-министра, вывесив на багдадской площади Тахрир плакаты с фотографиями бывшего командующего иракскими контртеррористическими силами генерала А. В. аль-Саади, бывшего главы иракской комиссии по честности Р. Эгели и известного экономиста С. аль-Шабиби. Духовный лидер иракских шиитов А. ас-Систани 20 декабря призвал через своего представителя к скорейшему проведению досрочных выборов «после принятия закона о честном избирательном законодательстве» и скорейшему формированию нового правительства Ирака.

Напряженная обстановка сохраняется в Ливии. Формирования Ливийской национальной армии (ЛНА) под командованием фельдмаршала Х. Хафтара продолжают наступление на столицу страны Триполи. Со своей стороны, Правительство национального согласия (ПНС) Ф. Сараджа прилагает усилия с целью получить помощь, в том числе военную, у Турции. 19 декабря ПНС утвердило вступление в силу подписанного с Турцией меморандума о военном сотрудничестве. Этот документ также ратифицирован турецким парламентом. ПНС приняло решение принять предложение Анкары о «военной и логистической помощи». Сообщается, что Турция направила в Триполи подразделения спецназ для охраны членов ПНС, а для «оценки ситуации» прибыли турецкие военные советники. 20 декабря президент Турции Р. Т. Эрдоган выразил обеспокоенность в связи с тем, что, по его мнению, на стороне ЛНА могут воевать наемники. Он также указал на то, что интерес к Ливии проявляют различные страны: «Египет, ОАЭ, Франция и даже Италия». «Сейчас, хотя Россия сама и не показывается, но [там есть] образованная ею (военная) компания». Эрдоган 22 декабря сообщил о готовности увеличить военную поддержку ПНС Ливии при необходимости.

17 декабря президент России В. Путин в телефонном разговоре с Р. Т. Эрдоганом выразил готовность оказать содействие в налаживании межливийских контактов. Прекращение боевых действий и договоренность противоборствующих сторон о разделе полномочий в управлении Ливией стали бы наилучшим решением конфликта в этой стране, заявил 19 декабря В. Путин, подтвердив, что Россия, «в контакте и с правительством Сараджа и с маршалом Хафтаром».

ВМС ЛНА 22 декабря задержали судно с турецким экипажем под флагом Гренады в ливийских территориальных водах. Судно доставлено в порт Рас аль-Хиляль для досмотра груза.

Каир не допустит образования угроз своей национальной безопасности в Судане и Ливии, заявил 17 декабря президент Египта А. Ф. ас-Сиси. «Мы не оставим ЛНА и не можем согласиться с созданием в Ливии государства для боевиков, а также для вооруженных террористических и экстремистских группировок».

Сенат Конгресса США одобрил 17 декабря законопроект об оборонном бюджете на 2020 финансовый год (начался 1 октября). Документ запрещает передачу Турции американских истребителей пятого поколения F-35 и содержится пассаж о том, что приобретение Анкарой у России ЗРС С-400 подпадает под действие закона «О противодействии российскому влиянию в Европе и Евразии», что предусматривает введение президентом санкций.

20 декабря президент Турции Р. Т. Эрдоган пообещал принять ответные меры, если США введут санкции против проекта газопровода «Турецкий поток». По его словам, данный шаг со стороны США можно рассудить в качестве «открытого вмешательства в дела Турции».

Действующий президент Афганистана А. Гани одерживает победу на прошедших в стране в конце сентября президентских выборах с результатом 50,64% голосов избирателей. Об этом 22 декабря сообщила глава Независимой избирательной комиссии (НИК) Х. А. Нуристани, огласив предварительные результаты выборов. Второе место занял премьер-министр страны А. Абдулла, набрав 39,52% голосов. Сам Абдулла считает обманом представленные НИК страны предварительные результаты президентских выборов.

Обстановка в Афганистане продолжает ухудшаться, в стране укрепляется ИГИЛ, заявил 19 декабря секретарь Совета безопасности России Н. Патрушев. «Основные усилия игиловцы сосредоточивают на закреплении своего присутствия на севере Афганистана, где уже сосредоточено свыше двух тысяч боевиков, для противодействия талибам и подготовки плацдарма для вторжения в регион Центральной Азии через Таджикистан и Туркменистан».

Приложение

О проблеме водных ресурсов на Ближнем Востоке и в Северной Африке (часть I)

Вода на Ближнем Востоке и в Северной Африке (БВ и СА) всегда была источником жизни. Не случайно на протяжении многих столетий населяющие регион народы уделяли огромное внимание ее добыче, сохранению и рациональному использованию. БВ и СА относится к числу наиболее засушливых районов мира. Большая часть территории многих стран региона занята пустынями и полупустынями или выжженными солнцем и почти лишенными осадков степными пространствами. Так, в Египте пустыни покрывают свыше 90% территории, в Иордании – 85%, в Судане свыше 80%, в Сирии – около 70%, в Израиле — почти 60%.

В последние десятилетия проблема обеспечения водными ресурсами на БВ и СА приобретает все большую значимость. Регион неотвратимо приближается к черте, за которой нехватка воды станет активно тормозить развитие расположенных здесь государств. Ближний Восток и Северная Африка занимает около 10% суши, здесь проживает примерно 5% населения земного шара, но при этом здесь расположен лишь 1% возобновляемых мировых запасов пресных вод, то есть страны региона обеспечены водой менее всех на Земле. Запасы пресной воды на душу населения в регионе составляют лишь одну шестую от среднего показателя по миру, и они продолжают сокращаться. Положение усугубляется быстрым ростом населения, интенсификацией промышленной сферы и сельскохозяйственного производства, вводом в оборот новых посевных площадей (главным образом орошаемых), выделением земель под промышленное и гражданское строительство, загрязнением источников пресной воды из-за сброса промышленных стоков и неочищенных отходов, стоком с полей, содержащим химические удобрения и пестициды, осушением водно-болотных угодий, нерациональным использованием воды в целом. Кроме того, климат, который по большей части является полусухим или засушливым и сильно изменчивым, продолжает меняться, причем засуха становится все более частым явлением. В то же время имеющиеся источники воды (водный слой и гидрологические системы) быстро иссякают. Общий возобновляемый запас воды в регионе составляет 2,4 млрд куб. м в год, тогда как потребление превышает 3 млрд куб. м. Существующий дефицит компенсируется за счет извлечения воды (без компенсации) из грунтовых и подземных источников. Исследования показывают, что к 2025 г. большинство стран региона столкнется с нехваткой чистой пресной воды, а к 2050 г. ученые предсказывают уменьшение в два раза нормы потребления воды.

В большинстве арабских стран население растет, а вода уменьшается по объему и ухудшается по качеству. Положение усугубляется также из-за неэффективности использования водных ресурсов по причине устаревших технологий, особенно в сельском хозяйстве, и управления ими. Потери воды в некоторых странах достигают 60% из-за неэффективности системы ирригации и сетей водоснабжения. В некоторых случаях власти даже способствовали чрезмерной эксплуатации водных ресурсов, не создавая стимулов для ограничения потребления воды и ее сохранения. По оценкам специалистов Международного института устойчивого развития, запасы невозобновляемых водоносных горизонтов в регионе, являющихся основным источником воды для некоторых стран, будут сокращаться по мере увеличения спроса на нее.

Семь из десяти стран, больше всех испытывающих дефицит воды, находятся на Ближнем Востоке. Это — Бахрейн, Джибути, Иордания, Кувейт, Катар, Саудовская Аравия, ОАЭ, а также сектор Газа.

И если более богатым и стабильным странам, например КСА, Катару, Кувейту и ОАЭ, проще решать проблему нарастающего водного кризиса, активно инвестируя огромные средства в опреснение морской воды и совершенствование инфраструктуры с целью уменьшения потерь воды при ее доставке потребителям (таким способом они получают до 70% потребляемой воды), то для большинства стран региона подобные расходы явно не по силам. Особенно это относится к странам, где происходят конфликты. Там данная проблема только обостряется. Так, в Йемене, Сирии и Ираке, где причинен значительный ущерб инфраструктуре водного хозяйства и мелиорации, а также в секторе Газа и Иордании, принявшей огромное количество беженцев из Сирии и Ливии.

Ситуация осложняется тем, что водный дефицит неотделим от политических и экономических проблем и проблем безопасности. В настоящее время на Ближнем Востоке и в Северной Африке вода наряду с углеводородами является одним из главных факторов влияния на политическую ситуацию и международные отношения, все более становится катализатором конфронтации. Стремительно возрастающий спрос на воду сопровождается резким обострением противоречий между сторонами, вовлеченными в водные споры, что способствует превращению БВ и СА в один из наиболее острых и конфликтообразующих районов мира. Так, серьезные противоречия по распределению водных ресурсов существуют между Турцией, Сирией и Ираком (бассейн рек Евфрат и Тигр); в бассейне Нила (Египет, Эфиопия, Судан); между Израилем, палестинскими территориями, Сирией, Иорданией и Ливаном (бассейн реки Иордан). Возможно возникновение водных споров и между некоторыми другими странами Ближнего Востока и Северной Африки.

Неспособность найти решения проблем, связанных с нехваткой воды, делает ряд стран региона еще более уязвимыми. Кризис дефицита воды ограничивает способность отдельных общин поддерживать безопасность средств к существованию и политическую стабильность. «Необходимо разорвать этот порочный круг, чтобы обеспечить восстановление, мир, продовольственную и водную безопасность и устойчивое развитие в регионе». Политические наблюдатели подчеркивают, что «сотрудничество в сфере водообеспечения могло бы стать первым шагом к установлению нормальных межгосударственных отношений на Ближнем Востоке, основанных не на религиозных или национальных противоречиях и борьбе за территории, а на естественной каждодневной потребности людей в воде.

И все же говорить, что в деле водопользования и сохранения водных ресурсов ничего не предпринимается, в том числе международными организациями, не совсем верно. «Но это капля в море, практически никак не влияющая на решение проблемы». Специалисты подчеркивают, что БВ и СА «нужен региональный интегрированный водный план, совместная разработка и последующая реализация которого могли бы стать основой для последующего воцарения если и не мира на Ближнем Востоке, то хотя бы относительного спокойствия. Сотрудничество в деле успешного управления дефицитными водными ресурсами более выгодно, чем непрерывная борьба всех против всех». Так, в случаях, когда конфликты начинают сходить на нет, приоритетом должно стать восстановление основных услуг водоснабжения и санитарии.

Очень важным элементом решения проблемы водообеспечения должна стать совместная работа по ее решению как внутри отдельных стран, так и между ними. Совместные действия и партнерские отношения имеют большое значение с учетом масштабов и общности проблем, относительно небольших размеров многих стран региона и трансграничного характера таких принципиальных вопросов, как изменение климата и совместно управляемые водные ресурсы.

Возможными путями решения водной проблемы может стать строительство опреснительных, насосных и водопроводных станций, водопроводов и разветвленной системы трансграничных водоканалов, заводов по очистке сточных вод, восстановление объектов водного хозяйства и мелиорации, введение технологии «умного» (капельного) орошения в сельском хозяйстве, использование для орошения очищенных сточных вод, пересмотр структуры сельского хозяйства в сторону отказа от выращивания водозатратных культур.

В этом многим странам региона могли бы помочь в финансовом плане аравийские монархии, а Израиль, обладающий самыми современными технологиями опреснения воды в мире, мог бы построить заводы, подготовить персонал для работы на них и поддерживать предприятия в постоянном рабочем состоянии. Кроме того, в Израиле и ОАЭ накоплен опыт организации разумного водопользования, в частности капельного орошения. В Израиле достигли и значительного прогресса в повторном использовании воды. Например, не менее 65% воды, используемой для орошения сельскохозяйственных культур, это отработанные сточные воды.

А пока водный кризис в регионе достиг беспрецедентно высокого уровня. На фоне истощения и деградации природных экосистем отмечается самый высокий рост темпов прироста населения, что еще больше усугубляет ситуацию с водой. Если Ближнего Востока и Северной Африки не удастся сообща разрешить водную проблему, то они буду обречены на продолжение насилия.

52.63MB | MySQL:102 | 0,277sec