О перспективах заключения соглашения о свободной торговле между Израилем и КНР

По информации израильских СМИ, распространенной на днях со ссылкой на неназванного правительственного чиновника, Иерусалим и Пекин якобы уже в следующем году готовы заключить соглашение о зоне свободной торговли (ЗСТ). Главным препятствием на этом пути считаются, разумеется, Соединенные Штаты, а ЗСТ, в свою очередь, воспринимается как своего рода проверка, насколько сильно Вашингтон контролирует своего главного партнера на Ближнем Востоке.

Сообщается, что Израиль и КНР достигли финальной стадии в переговорах, продолжающихся с 2016 г. Однако в ходе 7-го раунда консультаций, проходившего с 18 по 22 ноября текущего года, представители израильской стороны заявили, что не могут обеспечить быструю подготовку и подписание документа. В качестве официальной причины была названа политическая ситуация в стране, хотя Кнессет 22-го созыва тогда формально еще не был распущен, а досрочные выборы не назначены. Соответственно, гарантировать отсутствие  правительства наверняка еще не мог никто, поскольку в те дни стартовал третий этап попыток сформировать коалицию, когда мандат на это был передан Кнессету. Впрочем, справедливости ради, стоит отметить, что прорыва на этой стадии уже, пожалуй, никто не ждал.

Официальный пресс-релиз, размещенный Министерством коммерции КНР, утверждал лишь, что стороны провели переговоры по широкому спектру вопросов, включая торговлю товарами, таможенные процедуры и защиту интеллектуальной собственности, а также, что «был достигнут прогресс». Израильская сторона от комментариев особенно по поводу сроков подписания ЗСТ воздерживается, равно как не стремится разглашать подробности о направлениях переговоров. К примеру, в сообщении Министерства коммерции КНР отсутствует пункт о торговле услугами.

Глава отдела внешней торговли Министерства промышленности Израиля А.Коэн при этом полагает, что действия США, направленные главным образом на сферу безопасности, серьезных препятствий для соглашения о свободной торговле между Иерусалимом и Пекином не создают. По его словам: «Израиль – мышь», оказавшаяся на пути двух слонов. Таким утверждением он, вероятно, хотел показать несопоставимость американо-китайских отношений и сотрудничества Израиля с США и КНР. Впрочем, здесь допустимы и иные трактовки. В литературе весьма распространенной является версия, что слоны мышей боятся, а вот ученые утверждают, что первые не в восторге от вторых в том случае, если они являются чем-то новым или делают резкие движения. Последнее, как кажется, наиболее актуально для израильской стратегии в противостоянии двух гигантов, а потому Иерусалим старательно пытается скрыть любую активность, предпринимаемую на китайском треке.

Вместе с тем, как минимум, по мнению израильских СМИ, КНР все же проявляет озабоченность в связи с растущим давлением США на Израиль. Об этом свидетельствуют, к примеру, ремарки специального представителя КНР на Ближнем Востоке Чжай Цзюня. По его словам, прозвучавшим в интервью по итогам поездки в регион в начале декабря: «Китай никогда не препятствовал американо-израильскому сотрудничеству, поэтому я не думаю, что США имеет смысл ставить под вопрос китайско-израильское взаимодействие». Отдельно стоит отметить, что в израильской прессе это замечание было подано в контексте активности нового межведомственного консультативного комитета по контролю за иностранными инвестициями, а создан он был, напомним, под влиянием Вашингтона для сдерживания активности Пекина.

При этом политический компонент встречи кого-то волновал заметно меньше, хотя в ходе визита Чжай Цзюнь пообщался и с представителями Рамаллы. А в ПНА со стороны М.Аббаса неоднократно звучали идеи снизить экономическую зависимость от Израиля, переключившись на другие каналы, под которыми он прежде всего понимает Иорданию. В этом контексте следует выделить два аспекта. С одной стороны, на прошлой неделе посол КНР в Иордании Пан Вэйфан заявил, что Пекин будет оказывать Хашимитскому королевству поддержку в условиях сложной  ситуации там. Одним из приоритетных направлений работы считается проект строительства сланцевой электростанции Attarat.

С другой стороны, сами палестинцы в Рамалле крайне заинтересованы в проекте «Один пояс, один путь», которому было посвящено ноябрьское мероприятие в Palestine Institute for National Security Research. Там высокопоставленный представитель ФАТХ А.Заки заявил: «Мы верим, что “Один пояс, один путь” объединит мир за счет совместного и долгосрочного развития, позволит создать взаимовыгодные условия, и мир восторжествует». Из этого следует, что Рамаллой предпринимаются попытки наделить масштабную китайскую инициативу и политико-дипломатическими функциями. А это еще одно измерение для конкуренции США и КНР, поскольку Вашингтон неоднократно пытался продвигать идеи сближения сторон палестино-израильского конфликта за счет сотрудничества в максимально широком спектре областей, к примеру, через поддержку «Канала двух морей».

Таким образом, скорый прогресс в деле подписания китайско-израильского соглашения о свободной торговле прогнозировать пока не приходится, что действительно связано с политической ситуацией в ближневосточной стране. Впрочем, опыт принятия решения о создании межведомственной комиссии по контролю за иностранными инвестициями показывает, что это не является аргументом для США, в том случае, если администрация Д.Трампа хочет добиться нужного ей уровня поддержки со стороны израильского правительства. Вместе с тем попытки добиться прогресса особенно с китайской стороны не останавливаются, поскольку Израиль представляет интерес и как база для дальнейшего продвижения в Европу, и как звено в региональной сети партнеров. Остается, однако, под вопросом, какое влияние на последнюю составляющую окажет давление на Израиль со стороны США.

55.74MB | MySQL:105 | 0,437sec