О подготовке Турции к военному вмешательству в ливийский конфликт

Турции Тайип Эрдоган утвердил меморандум о военном сотрудничестве между Турцией и Правительством национального согласия (ПНС) Ливии. Об этом свидетельствует публикация в четверг 26 декабря в правительственном вестнике «Ресми газете». Таким образом, со стороны Турции документ окончательно ратифицирован. Ранее соглашение получило одобрение парламента и Комиссии по международным делам Турции. Соглашение о военном сотрудничестве между Турцией и ПНС Ливии было подписано в Стамбуле 28 ноября. Оно предусматривает обучение и подготовку военнослужащих, структурирование юридической базы, а также укрепление отношений между военными двух стран. Был также подписан меморандум о взаимопонимании между Турцией и Ливией по разграничению морских зон, вызвавший резкую реакцию со стороны Греции. В настоящее время в Ливии параллельно существуют два органа исполнительной власти: международно признанное ПНС Фаиза Сараджа и временный кабинет Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани, действующий на востоке страны совместно с парламентом и поддерживаемый Ливийской национальной армией фельдмаршала Халифы Хафтара. Хафтар объявил 12 декабря, что его вооруженные силы приступают к «решающей битве за столицу». Командование ЛНА ранее неоднократно подчеркивало, что будет противостоять любой иностранной интервенции, а также пригрозило топить суда и сбивать транспортные самолеты с военными грузами из Турции. В этой связи отметим, что пока наступление ЛНА на Триполи остановлено и безусловно в данном случае сыграли свою роль пока чисто информационные и и дипломатические демарши со стороны Анкары.  Турецкая разведка осуществляет переброску в Ливию боевиков террористических группировок «Исламское государство» (ИГ) и «Джебхат ан-Нусра» (обе запрещены в РФ) из Сирии через один из аэропортов Туниса. Об этом заявил  25 декабря  в среду египетскому изданию «Аль-Ватан» официальный представитель Ливийской национальной армии (ЛНА) генерал Ахмед аль-Мисмари. «Это очень серьезный вопрос, поскольку используется один из тунисских аэропортов, а именно аэропорт Джерба, где высаживают группы террористов, а затем их из Туниса переправляют в Ливию через [горный массив на западе Ливии] Эль-Джебель-эль-Гарби», — заявил он. Кроме того, как указал генерал, в прошлом большие группы боевиков этих группировок приняли подконтрольные триполийскому Правительству национального согласия (ПНС) воздушные гавани, в том числе столичная Миитига и расположенные в городах Мисурата и Зувара. В этом случае важно уточнить,  что Миитига уже давно не функционирует в режиме приема самолетов, и в период, когда она функционировала через него доставлялась материально-техническая помощь силам ПНС со стороны суданского режима Омара аль-Башира. Никаких боевиков из Сирии через этот аэропорт (а также и через другие) в Ливию не переправлялось. По крайней мере, в каком-то значимом количестве с точки зрения военного потенциала. Их нет в Ливии и сейчас. Что же касается аэропорта острова Джерба, то надо иметь ввиду, что от него до Триполи надо ехать около 5-6 часов и при этом еще получить на это разрешение от формирований клана Зинтан, которые контролируют границу с Тунисом. А их отношения с Триполи на сегодня  очень сложны: с одной стороны они считаются союзниками Хафтара, с другой — их видный представитель аль-Джоули назначен Сараджем  «командующим силами ПНС на востоке страны». Так что их позицию по отношению к возможной массовой переброске сирийских боевиков по этому маршруту просчитать очень сложно. К тому же надо учитывать, что ВВС ЛНА сейчас имеют явное преимущество в воздухе, в силу чего возникают определенные риски переброски значительной массы боевиков без соответствующего прикрытия сил ПВО. В этой связи выразим очень большие сомнения в истинности высказываний аль-Мисмари, которые более справедливо отнести к попытке поднять шум в международном информационном поле. Поэтому возникает вопрос — а зачем собственно Р.Т.Эрдоган в сопровождении начальника Генштаба ВС Турции и руководителя национальной разведывательной организации ( МIТ) прибыл срочно в Тунис.

Как заявил в понедельник 23 декабря Ф.Сарадж, его кабмин вынужден был заключать соглашения с Анкарой и просить у нее военной помощи, чтобы не допустить «оккупации» Триполи. Между тем ранее в среду 25 декабря президенты Турции и Туниса Тайип Эрдоган и Каис Саид обсудили шаги, необходимые для достижения политического урегулирования ситуации в Ливии. Об этом турецкий лидер заявил на пресс-конференции по итогам переговоров в Тунисе. «Мы верим, что Тунис поспособствует стабильности в Ливии. Мы обсудили с Саидом шаги, которые мы вместе можем предпринять, чтобы достичь режима прекращения огня в Ливии и перейти к политическому урегулированию конфликта. Негативное развитие событий в Ливии оказывает влияние не только на эту страну, но также беспокоит соседние страны, в первую очередь Тунис», — сказал он. Командование ЛНА ранее неоднократно подчеркивало, что будет противостоять любой иностранной интервенции во внутренние дела Ливии, а также пригрозило топить суда и сбивать транспортные самолеты с военной помощью из Турции. Анкара все еще готова рассмотреть возможность отправки турецких военных в Ливию, если подобный запрос поступит от Правительства национального согласия (ПНС) в Триполи. Об этом заявил в среду президент Турции Тайип Эрдоган на пресс-конференции в Тунисе. «Мы никогда не находились в какой-либо другой стране без приглашения [со стороны властей этого государства]. Если соответствующее приглашение поступит, то мы его рассмотрим», — сказал турецкий лидер. Трансляция его выступления велась на официальной странице президента Турции в «Твиттере». Кроме того, Эрдоган выступил с утверждением, что сейчас в Ливии «находятся не менее 2 тысяч бойцов частной военной компании «Вагнер». По словам Эрдогана, в Ливии также присутствуют бойцы из Судана, численность которых насчитывает более 5 тыс. человек.   Между тем 23 декабря глава ПНС Ливии Фаиз Сарадж, который синхронно с Эрдоганом прибыл в Тунис,  подтвердил, что обратился к Анкаре за военной помощью. Подписанный в ноябре ливийско-турецкий меморандум о сотрудничестве в военной сфере предусматривает возможность поставок техники, оборудования и вооружений для использования в наземных, морских и воздушных операциях. Отметим, что таких обращений от ПНС Ливии Анкаре было уже несколько и всякий раз турки отказывались это делать, ссылаясь на различные причины. Таким образом, проблема не в официальных просьбах Триполи, а в резонах и рисках самой турецкой стороны.  В этой связи рискнем предположить, что в рамках визита турецкого президента «со товарищи» вряд ли решаются вопросы использования территории Туниса в качестве тыловой базы для развертывания сил и средств регулярной  турецкой армии для их дальнейшей переброски на защиту Триполи. В этом сценарии гораздо выгоднее и эффективнее использовать порт и аэродром Мисураты: тем более, что турецкие ВМС и ВВС в состоянии обеспечить прикрытие такой высадки — не в том качестве сейчас находятся в ВМС и ВВС ЛНА, чтобы на равных конкурировать к в этих компонентах с Турцией. Во-вторых,   не в том положении сейчас находится Тунис, чтобы открыто становится на сторону правительства Сараджа в этом очень сложном внутриливийском конфликте. Действительно роль Туниса в этом аспекте надо в большей степени оценивать как соблюдение нейтралитета с попытками играть роль посредника. При этом такие попытки осуществлялись при покойном президенте Беджи Каидк эс-Себси по просьбе алжирских партнеров Туниса в лице сначала клана Бутефлики, а затем — тоже уже покойного начальника штаба алжирской армии  Ахмеда Гаида Салаха. Причем в таких посреднических усилиях использовались в основном позиции исламистского патриарха Туниса и главы исламистской партии «Ан-Нахда» Р.Ганнуши, который вел тогда переговоры с ливийскими «Братьями-мусульманами» на предмет их компромисса с тем же Хафтаром. И тогда такие усилия и переговоры были сорваны в основном благодаря усилиям Каира и Абу-Даби, которые был против задействования в посреднических усилиях «Братьев-мусульман». В этой связи опять же отметим, что визит турецкого президента направлены на решение вопросов ВТС (об этом поговорим отдельно) и опять же в качестве запуска еще одной информационной «дымовой завесы».  Все теперь гадают, а кто-то (Хафтар, ОАЭ, АРЕ, ЕС) нервничает по вопросу того, о чем в реальности говорят сейчас турецкие и тунисские президенты. Рискнем опять же предположить, что не о разворачивании в Тунисе турецких войск или переправке в  Ливию сирийских боевиков. Снова повторим, что нет такого количества «свободных» сирийских боевиков у турок: им их не хватает для того, чтобы противостоять курдам и осуществлять контроль над северными районами Сирии. Что касается ввода своих сил, то опять же нет достаточного потенциала  у ослабленной чистками турецкой армии для такой операции. Прежде всего при условии того, что вход   в Ливию не является одномоментной акцией — это долгоиграющая операция, которая сама по себе вводит Анкару в качестве уже полноценного игрока в ливийское досье с всеми его рисками и издержками.

Отсюда заявления турецкого президента про присутствие в Ливии ЧВК «Вагнер» и суданских наемников. Делается это в рамках подготовки фона для ввода аналогичных турецких структур. Сразу отметим, что с количеством российских и суданских «наемников» Р.Т.Эрдоган явно перестарался и опять же делает это сознательно в рамках оправдания собственных действий. Нет в Ливии 2000 российских вагнеровцев: по данным тех же французов, их примерно  около 300 и они в основном заняты тренингом  сил ЛНА и в непосредственном штурме Триполи участия не принимают. Что же касается суданцев, то отряды СОД-М.Минави давно воюют на стороне Хафтара, но их опять же не более 500. Что же касается суданских джанджавидов, которых должны были перебросить в Феццан из Йемена, то этот процесс пока  толком  не начался. Отметим, что на фоне заявлений Р.Т.Эрдогана в самой Турции началось активное обсуждение темы необходимости создания собственных ЧВК для решения задач государственной безопасности за рубежом.  Турция должна создать частную военную компанию для оказания помощи и обучения иностранных военных, заявил главный военный помощник президента Турции Аднан Танаверди, который сделал это заявление на фоне откровений самого Эрдогана: он несколько раз в этом месяце заявлял, что благодаря военной сделке, подписанной Турцией с ПНС 27 ноября 2019 года, Турция может направить частных подрядчиков в Ливию, как это якобы сделала Россия с ЧВК «Вагнер». Главный военный советник и отставной генерал Аднан Танаверди, который уже владеет спорным частным военным подрядчиком САДАТ и который, по мнению многих, возглавляет де-факто частную военизированную силу лично турецкого президента, поддержал идею создания наемной компании, действующей за рубежом и подробно рассказав в интервью одному из СМИ о том, как будет формироваться такая частная армия.  «Безусловно, Турции нужна частная компания, такая как Blackwater или Wagner», — сказал Танаверди, указывая, что это будет новый инструмент во внешней политике Турции. Он подчеркнул, что Турция может отправить войска за границу через эту частную компанию, минуя любой международный механизм, учитывая тот факт, что никакого соглашения не требуется. При этом  боевой потенциал  предлагаемой частной армии будет значительной, поскольку она будет состоять из опытных отставных солдат, при условии, что ею успешно будут командовать представители турецкого Генштаба. По словам Танаверди, военная техника и вооружение будут предоставлены турецкой армией. Турецкий законодатель и бывший посол в Италии Айдын Аднан Сезгин заявил в парламенте 21 декабря 2019 года во время дебатов по турецко-ливийскому оборонному пакту, что статьи соглашения были разработаны, чтобы обойти законодательный орган при отправке войск за границу. Сезгин сказал, что соглашение двусмысленно использует слова «организации безопасности и обороны» и «гражданские лица из организаций безопасности» в попытке расчистить путь для САДАТ» Сезгин также обвинил правительство Эрдогана в поиске путей переброски джихадистов из сирийского Идлиба в Ливию. Другой турецкий законодатель и бывший посол в ОЭСР Ахмет Камиль Эрозан, выступавший на той же парламентской сессии, отметил, что турецкий вариант соглашения отличается от арабского и английского вариантов тем, что только турецкий текст включает «гражданских лиц из организаций безопасности»; однако было указано, что в случае разногласий будет действовать английский текст. Между тем, скрытый партнер Эрдогана по коалиции, ультранационалистическая  «Партия Родины» (Vatan Partisi, или VP) приветствовала идею создания наемной частной компании по той причине, что она могла бы вести опосредованную войну против союзников по НАТО, что было бы невозможно с турецкими военными. Исмаил Хакки Пекин, бывший начальник военной  разведки и близкий соратник председателя VP Догу Перинчека, считает, что есть много отставных военных, включая некоторые фигуры из командования специальных сил Турции, которые присоединятся к этой частной армии, утверждая, что среди 82-миллионного населения Турции найдется много желающих сражаться за деньги. Исмаил Хакки Пекин также сообщил, что  турецкие власти обсуждали создание частного военизированного подразделения, в задачи которого входили бы функции сбора разведданных, проведения тайных переговоровы в рамках участия в различных локальных конфликтах, а также  осуществления операций в рамках саботажа, похищений или нейтрализации потенциальных противников. Тогда такая схема предназначалась в основном для сирийского направления, но сейчас на первое место выходит ливийской досье.  Интересно, что в 2013 году обнародованная  аудизапись, подлинность которой была подтверждена турецким судом, показала, что высокопоставленные турецкие чиновники обсуждали возможность вмешательства в Сирию в рамках операции под «фальшивым флагом», проведенной турецкой спецслужбой MIT. Начальник разведки Хакан Фидан тогда заявил в этой записи, что сказал «если понадобится, я отправлю четырех человек в Сирию. [Затем] я бы приказал им выпустить восемь минометных снарядов по турецкой стороне и создать предлог для войны». Но сейчас функции новой ЧВК предполагается сделать более весомой и обширной.

Турция в настоящее время координирует действия  очень спорной  Свободной сирийской армией (ССА) или Сирийской национальной армией СНА), которая состоит из боевиков и бывших офицеров сирийской армии. Какое именно правительственное учреждение финансирует этих подставных боевиков, пока неизвестно. Министр обороны Хулуси Акар заявил депутатам во время обсуждения бюджета, что его министерство не выплачивает зарплату бойцам, как и Министерство иностранных дел. Эксперты утверждают, что чрезвычайное увеличение бюджета MIT в последние годы означает, что Турция поддерживает ССА с помощью непрослеживаемых средств. Президент Эрдоган также имеет в своем распоряжении около 2 млрд долларов неподконтрольных фондов в 2020 году «для государственных нужд, которые содержат секретные разведывательные и оборонные службы; национальную безопасность и высшие интересы государства; политические, социальные и культурные цели; и чрезвычайные услуги», благодаря постановлению, принятому в 2018 году. Не будет натяжкой  предположить, что создание частной армии, которая будет воевать за границей, откроет новые возможности для бизнеса  семьи Эрдогана и его ближайшего окружения, учитывая тот факт, что турецкий президент взял под свой контроль все государственные учреждения, занимающиеся производством, разработкой и закупкой оружия и материальных средств. Компания, принадлежащая Сельчуку Байрактару, одному из двух его зятьев, занимается производством военных беспилотников и пользуется выгодными военными тендерами. Беспилотники Байрактара уже использовались поддержанными Турцией ливийскими силами. Производитель военных автомобилей BMC, который был поставлен под прямой контроль правительства  в 2013 году, был продан по сильно заниженной цене бизнесмену Этему Санкаку, который открыто заявил о своей преданности к Эрдогану, а долги компании были оплачены турецкими налогоплательщиками. Кроме того, в январе 2019 года президент Турции также передал в ВМС на 25 лет принадлежащую турецким военным танковую гусеничную компанию.  Другой зять Эрдогана, Берат Албайрак, является министром финансов  Турции. В 2016 году WikiLeaks раскрыл тысячи электронных писем от Албайрака, доказывающих его связь с контрабандой нефти из Ирака в Турцию, в том числе нефти «Исламского государства» (ИГ). Старший сын Эрдогана Бурак — бизнесмен, владеющий большим количеством грузовых судов в партнерстве с шурином Эрдогана Зией Ильгеном. Младший сын Эрдогана Билал занимается просветительской и общественной деятельностью, пропагандируя исламистскую идеологию среди молодого поколения через молодежные организации, контролируемые семьей. В этой связи отметим, что подконтрольные ему СМИ уже начали публичную кампанию по необходимости создания ЧВК и вербовки бывших военных в ее ряды. Также не является большим секретом что правительство Эрдогана поддерживало и поддерживает вооруженные группировки в других странах, кроме Сирии. В 2014 году стало известно, что самолеты авиаперевозчика  Turkish Airlines перевозили оружие и боеприпасы для боевиков «Боко харам» в Нигерии, а также передавало финансы через сеть фирм-однодневок ряду руководителей сомалийской «Аш-Шабаб».

55.85MB | MySQL:105 | 0,613sec