О политической ситуации в Сомали на фоне турецко-катарских разногласий

По меньшей мере четыре боевика ликвидированы в результате авиаудара ВС США по позициям группировки «Аш-Шабаб» в Сомали. Об этом в воскресенье 30 декабря сообщило Африканское командование ВС США (АФРИКОМ), «Совместно с федеральным правительством Сомали Африканское командование ВС США 29 декабря произвело три авиаудара по двум объектам боевиков «Аш-Шабаб»», — говорится в заявлении АФРИКОМ. Уточняется, что в результате двух атак были уничтожены два террориста, еще два боевика ликвидированы третьим ударом. Жертв среди мирного населения не зафиксировано.  Ранее в нынешнем году США уже наносили удары по целям в Сомали с помощью бесплотных летательных аппаратов. Большинство полетов в воздушном пространстве Сомали, согласно южноафриканскому изданию «Дефенс Вэб» (DefenceWeb), совершается беспилотниками США, которые базируются на крупной американской базе в соседнем Джибути. В этом случае поправим — США уже начали совершать такие вылеты с базы в самом Сомали. Армия США в ноябре с.г. приняла решение укрепить системы связи на своей авиабазе в Баледогле, которой она управляет совместно с сомалийской армией. С 1 октября агентство оборонных информационных систем (DISA) ищет оптимальную интернет-систему, которая могла бы связать эту сомалийскую базу с лагерем Лемонье в Джибути, и надеется в кратчайшие сроки установить прямое оптоволоконное соединение. Оно намерено передать этот проект на субподряд внешнему оператору связи, способному быстро удовлетворить его потребности. База Баледогле, которая была атакована 30 сентября в ходе рейда «Аш-Шабаб», используется силами специальных операций США «Морские котики» для подготовки батальона «Данаб» Сомалийской национальной армии (который должен был отразить нападение, но не смог это сделать в эффективной манере), а также в качестве аэродрома для американских беспилотников. Соединенные Штаты уже пытались проложить маршрут между этими двумя базами, чтобы Баледогле могла получать информацию из лагеря Лемонье. Альтернативный маршрут таких коммуникацией через порт Бербера, находящийся под контролем Объединенных Арабских Эмиратов, был предложен бывшим агентом Пентагона Майклом Рубином президенту Сомалиленда Мусе Бихи Абди, но армия США предпочла другой выбор маршрута электронной коммуникации и снабжения своих баз. Интересно, что сразу после начала такой американской активности в «зеленую зону» в Могадишо, где находится база Организации Объединенных Наций и АМИСОМ (миссия Африканского союза в Сомали), 13 октября также попали семь минометных снарядов, в результате чего девять человек получили ранения.
Напомним, что в 2004 году на территории Сомали была создана радикальная исламистская группировка «Аш-Шабаб». С 2008 года ее боевики периодически совершают теракты с использованием смертников, а также начиненных взрывчаткой машин. Летом 2011 года «Аш-Шабаб» потерпела стратегическое поражение, когда была вынуждена оставить столицу страны. С тех пор она перешла к партизанской тактике борьбы с правительством страны и его союзниками. В феврале 2012 года лидер «Аш-Шабаб» объявил о присоединении боевиков к группировке «Аль-Каида» (запрещена в РФ). Общая численность «Аш-Шабаб», по разным оценкам, составляет от 3 тыс. до 10 тыс. боевиков. В этой связи отметим, что операция американцев была без всякого сомнения ответом на последнюю по времени резонансную террористическую атаку в Могадишо.
Но теперь о недавнем теракте. Транспортный самолет ВВС Турции вылетел в воскресенье 29 декабря из Сомали с 45 тяжелоранеными, которые пострадали накануне в результате террористической атаки в столице страны Могадишо. Об этом сообщил сомалийский новостной портал «Гарове онлайн», отметив, что пострадавшие будут размещены в турецких госпиталях.  Этим же бортом в Сомали были доставлены оборудование и медикаменты для оказания помощи пациентам больниц Могадишо. По официальным данным сомалийского правительства, при подрыве грузовика террористом-смертником около контрольно-пропускного пункта на юго-западе столицы погибли 79 человек, еще 149 получили ранения. Однако эти данные не окончательные, так как в воскресенье продолжались работы по расчистке места взрыва. Ранее поступала информация о 90 жертвах теракта. Министерство иностранных дел Турции подтвердило, что среди жертв теракта два гражданина Турции. Сомалийские СМИ также сообщают о раненых турецких инженерах. Они находились рядом с КПП в момент взрыва. Турция наравне с Катаром является одним из крупнейших инвесторов в городскую инфраструктуру Сомали, в стране присутствуют многочисленные турецкие специалисты. В южной части Сомали также развернута база Вооруженных сил Турции «Кэмп-Турксом», где в том числе ведется подготовка сомалийских военных. Президент Сомали Мохамед Абдуллахи Мохамед обвинил в причастности к субботней атаке в Могадишо группировку «Аш-Шабаб». Однако пока ни одна из террористических групп не заявляла о своей причастности к произошедшему. И в общем-то не случайно.
В этой связи отметим несколько моментов.

Этот взрыв произошел на фоне обострения отношений между стратегическими партерами в регионе Анкарой и Дохой по отношению к сомалийскому досье. И это обострение совпало с примирительными жестами со стороны ОАЭ в сторону Турции. Мы имеем ввиду заявление советника по национальной безопасности ОАЭ Тахнуна бен Заида аль-Нахьяна о своем намерении улучшить отношения с Анкарой, когда он встретился с турецким послом в Абу-Даби Кан Диздаром 4 декабря. В этой связи напомним предысторию вопроса. 4 февраля движение «Аш-Шабаб» взяло на себя ответственность за убийство Пола Энтони Формозы, руководителя проекта P&O Ports — дочерней компании эмиратской компании DP World, управляющей портом Босасо. С тех пор несколько отдельных расследований четко указывали на связи между Катаром и «Аш-Шабаб». В статье, появившейся 22 июля, газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала стенограмму телефонного разговора между послом Катара в Могадишо Хасаном бен Хамзой Хашемом и катарским бизнесменом Халифой Кайед аль-Муханади, в котором последний заявил: «Наши друзья стоят за этой операцией [против Пола Энтони Формозы]. Давайте выгоним оттуда эмираты, чтобы они не смогли возобновить свой контракт и войдем вместо них в этот проект». Эти неосмотрительные действия аль-Муханади, который также является посланником эмира Катара Тамима бен Хамада Аль Тани, лежат в основе столкновения интересов Турцией и Катара в Сомали. Для разгневанной Анкары этот эпизод был грубым нарушением соглашения между турецкой спецслужбой MIT и катарскими оперативниками в Сомали об обязательстве сторон воздерживаться от любых контактов с «Аш-Шабаб». Несмотря на это, 21 августа Доха направила в Могадишо многочисленную делегацию, которая настоятельно призвала президента Мухаммеда Абдуллахи Мухаммеда (Фармаджо) прекратить сотрудничество с Анкарой и укрепить свои партнерские отношения с Катаром. Формаджо на это не пошел тогда: он должен учитывать тот факт, что Анкара инвестировала средства в инфраструктуру и снабжает сомалийскую армию, а также обеспечивает подготовку сомалийских военнослужащих на турецкой базе в Могадишо. Со своей стороны, Доха инвестирует средства в порты, включая Хобио, и в армию. В знак того, что Турция намерена сохранить свой статус в Сомали, в начале ноября в Анкаре состоялись заседания совместного турецко-сомалийского комитета в присутствии сомалийского министра экономического развития Джамаля Мохаммеда Хасана. Все эти моменты предполагают версию того, что последний по времени теракт можно рассматривать как предупредительный сигнал Анкаре со стороны Дохи в рамках ею игнорирования катарской позиции по вопросу приоритетов на сомалийском направлении. Эта версия имеет право на существование, поскольку теракт явно имел в качестве своей цели помимо сомалийских военных еще и турецких инженеров.
Вторая версия произошедшего — это обострение межклановой войны в самом Могадишо. Сомалийский президент Мохаммед Абдуллахи Мохаммед сейчас делает все возможное, чтобы удержать власть. 10 декабря он пригласил своих наиболее лояльных депутатов на «Виллу Сомали», чтобы вместе с ними разработать стратегию внесения через парламент отсрочки проведения всеобщих выборов в 2020 году. Как отметил 21 ноября представитель ООН в Сомали Джеймс Свон во время брифинга в Совете Безопасности, парламент должен принять Избирательный кодекс и принять поправки к закону «О политических партиях» до конца текущего года. «Любая задержка в этом сроке ставит под угрозу календарь выборов 2020 года», — заявил он. Кроме того, Формаджо пытается еще больше подорвать полугосударственных образования на территории бывшего Сомали, с которыми Могадишо имеет весьма напряженные отношения. С этой целью он попросил посла Сомали в Эфиопии Адихакима Абдуллахи Амея, который является выходцем из региона Сул и ранее занимал пост вице-президента Пунтленда, встретиться 6 декабря в Аддис-Абебе со специальным посланником Турции, ответственным за посредничество между Сомали и Сомалилендом, Ольгаром Бекаром. Речь идет о создании нового федерального государства под названием Северо-Восток (к западу от Пунтленда), которое будет вторгаться на территорию Сомалиленда. То есть турки сейчас активно участвуют в попытках примирения между Харгейсой (Сомалиленд) и Могадишо, что очень устраивает Абу-Даби, но совершенно не устраивает Доху.
При этом катарцы активно вмешиваются и в ситуацию в самом Пунтленде. Их креатура там — бывший пират, ставший контрабандистом оружия, Иссе Мохаммед Юлух (из клана дарод/маджертин/али салебан), который сейчас дислоцируется со своим отрядом в горных районах Армо недалеко от Босасо, который он занимал в течение более 24 часов 15 и 16 ноября. Хотя сейчас он вместе со своими ополченцами покинул экономическую столицу Пунтленда, для усиления присутствия там вооруженных сил и сил безопасности Пунтленда потребовалась переброска более 500 полицейских из Гароу. Отсиживаясь теперь в Армо вместо того, чтобы отступить на традиционную территорию своего клана близ Кандалы, Иссе Мохаммед Юлух теперь в состоянии блокировать дорогу между Босасо и Гароу. По ряду данных, этот бывший пират сейчас смог получить ряд уступок после переговоров со старейшинами кланов и представителями администрации Пунтленда. Он считает, что его клан недостаточно выигрывает от контракта, подписанного между Puntland Development Group и DP World, которая управляет портом Босасо с апреля 2017 года. Передислокация войск для противодействия наступлению Иссе Мохамеда Юлуха также позволила «Аш-Шабаб» совершить прорыв 17 ноября. Исламистское движение, которое использует горы Галгала в качестве тыловой базы в регионе, временно захватило Гаан Мароди. Это знаменует собой неудачу для Пунтленда, который утверждает, что его собственная пограничная провинция Сул и Санааг была аннексирована Сомалилендом в июне 2018 года. В этой связи проект  Формаджо о создании нового государственного образования (или федерального штата) между Сомалилендом и Пунтледом явно работает на интерес Пунтленда в рамках разжигания там нового локального конфликта. А это в свою очередь может быть поводом для отсрочки выборов в 2020 году.

51.33MB | MySQL:101 | 0,370sec