Иран опасается ослабления своего влияния в Ираке

Ирак провожает 2019 год очередным всплеском нестабильности. 1 октября в разных городах Ирака вспыхнули антиправительственные митинги, которые уже в ноябре приобрели ожесточенный характер и привели к гибели сотен граждан. Причиной народных волнений стали всеобщая коррупция и неэффективная деятельность правительства. За 16 лет правления Ираком официальными лицами и политическими партиями, связанными с Ираном, страна утонула в коррупции, став одной из самых коррумпированных стран в мире, согласно международным организациям. В результате главными требованиями митингующих стали отставка правительства и проведение внеочередных выборов.

Однако, помимо внутренних преобразований, народ выступил против некоторых иракских должностных лиц и учреждений, которые связаны с властями соседнего Ирана, и требовал у Ирана «покинуть их страну». На волне антииранских акций были совершены нападения на консульства Исламской Республики в важнейших шиитских центрах Кербеле и Наджафе. Протестующие поджигали также офисы политических партий, связанных с Ираном, в центральном и южном Ираке – Исламской партии Даваа, во главе с бывшим премьер-министром Нури аль-Малики (в южных городах Насирия и Дивания), транспортные средства и офисы «Аль-Хашд аш-Шааби» («Силы народной мобилизации»), организации «Бадр» и партии «Аль-Хикма» («Национальная мудрость»)

Иракская оппозиция считает Иран и его влияние на иракские власти негативным фактором, который препятствует реформам и преобразованиям. За годы войны с террористами иранские военные специалисты создали, а затем контролировали шиитское ополчение «Аль-Хашд аш-Шааби», члены которой после победы над «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России) заняли высокие посты в государственном аппарате. Местные жители неоднократно жаловались на произвол шиитской милиции, однако принять против нее меры власти не в состоянии. Однако «Аль-Хашд аш-Шааби» влияние Ирана в Ираке не ограничивается. Тегеран также контролирует организации «Асаиб Ахль аль-Хак» («Лигу праведников») и остатки организации «Бадра». Кроме того, ряд иракских религиозных лидеров отстаивают интересы именно Исламской Республики Иран. Некоторые из них желают видеть в Ираке схожую с иранской политическую модель – практически неограниченную власть духовенства, согласно иранской трактовки шиитской концепции велаят-е факих.

Важную роль в сложившейся ситуации сыграл шиитский духовный лидер Ирака, марджа-е таклид аятолла Али ас-Систани. Он привал власти удовлетворить требования протестующих, а премьер-министра Аделя Абдель Махди – подать в отставку, что тот и сделал на следующий день.

В Ираке хорошо известно, что Адель Абдель Махди имел тесные отношения с иранским правительством. Он неоднократно пытался покинуть пост премьер-министра, о чем сам же сообщил в своем тексте об отставке, но именно иранская сторона удерживала его от подобного решения и сохраняла его у власти.

Однако, здесь примечателен другой момент. Дело в том, что параллельно с Ираком антиправительственные акции проходили и в Иране. Повышение цен на бензин спровоцировало массовые протесты почти в сотне иранских городов. Однако вскоре требования приобрели политический характер, и народ начал требовать смены режима и отставки правительства. В отличие от А.ас-Систани, верховный лидер ИРИ осудил протестующих, назвав их «агентами Запада, хулиганами и провокаторами», а протесты в Ираке – «попыткой вбить клин в отношения двух соседних стран». Несколько раз иранские официальные лица косвенно заявляли, что Иран рассматривает Ирак как ворота для экспорта своих революционных идей и усиления своего влияния на районы, которые могут соединить Иран с Средиземным морем через территорию Сирии и Ливана. Фактически, духовные лидеры заняли противоположные позиции, и позиция А.ас-Систани в глазах народных масс – более выигрышная.

Поддержал позицию Али ас-Систани другой шиитский лидер, глава шиитской полувоенной организации «Армия Махди» Муктада ас-Садр. Он призвал премьер-министра покинуть свой пост до того, как Ирак пойдет по стопам Сирии. Однако вскоре М.ас-Садр решил занять нейтральную позицию и не вмешиваться в процесс формирования нового правительства. Тем не менее подобная позиция не устраивает соседний Иран, который рассматривал Муктаду ас-Садра как одного из своих главных рычагов влияния в Ираке. В социальных сетях даже появилась информация о том, что генерал КСИР и командующий спецподразделением «Аль-Кудс» Касем Сулеймани пригрозил вторжением сил КСИР, и что М.ас-Садру не будет покоя в Ираке. Кроме того, он пообещал выслать из Ирана членов движения М.ас-Садра и запретить им въезд в страну. Ходят слухи, что Сулеймани угрожал также президенту и премьер-министру Ирака.

О том, что Касем Сулеймани прибыл в Багдад, стало известно в середине октября. Его главной задачей было восстановить порядок в стране, используя свое  влияние в политических и военных кругах. Подобную миссию Сулеймани выполнял в Ираке неоднократно, но на сей раз ситуация вышла из под его контроля. Ходят слухи, что генерал пытался убедить членов парламента помочь премьер-министру удержаться у власти.

На фоне антииранских акций в Ираке произошла утечка информации из секретных служб, которая была опубликована американским изданием The New York Times. Секретные материалы представляли собой по большей части справки сотрудников Министерства разведки и безопасности ИРИ, работавших в Ираке, начиная с 2003 года. Из них стало известно, что иранская агентурная сеть проникла практически во все сферы государства – от политической до религиозной. В справках описывается, как происходила вербовка иранских представителей власти, на которых ориентируются иранские спецслужбы, описаны их тайные встречи, контакты и пр. Среди завербованных чиновников оказался и подавший в отставку премьер-министр Адель Абдель Махди.

Обнародование информации о деятельности иранской разведки в Ираке вызвало еще большую агрессию протестных масс по отношению к Исламской Республике. Мишенью для этой агрессии же стал именно Касем Сулеймани, представляющий интересы Ирана в регионе на протяжении всего этого времени. Среди скандируемых протестующими лозунгов можно даже слышать «Ey sag-e irani, Qasem Soleimani» («Иранская собака Касем Сулеймани»), они сожгли фотографию Касема Сулеймани.

Очевидно, что интересы Ирана в соседней стране находятся под угрозой. Данный факт заставляет Иран всячески напоминать о своей роли, в том числе путем демонстрации своей военной мощи. 5 декабря в авиабазу Балад к северу от Багдада попали две ракеты. Источники в сфере безопасности считают, что за этой атакой стояла одна из самых известных поддерживаемых Ираном группировок «Катаиб Хизбалла». За день до этого на базу Айн-Асад, которая является центром присутствия американских войск в Ираке (с 5200 американскими солдатами), попали пять ракет. 12 декабря иракские власти объявили, что две ракеты упали возле военной базы с американскими солдатами в районе международного аэропорта Багдада. И хотя подобные обстрелы американских баз происходит не впервые (в Ираке действуют радикальные вооруженные группы, которые выступают против американского присутствия в стране и Стратегического рамочного соглашения с Вашингтоном), правительство США считает, что именно Иран стоит за серией ракетных атак по совместным американо-иракским военным объектам, которые в последнее время усилились. Всего за последние пять недель было нанесено девять ракетных ударов по иракским объектам, расположенным рядом с американскими силами. Послание в виде ракетных ударов направлено как иракскому правительству в качестве предостережения от заигрываний с американцами, так и самим американцам, как напоминание о том, что Тегеран готов защищать свои интересы и свои границы.

Ирак для Ирана является становым хребтом всей конструкции его ближневосточной политики. Эта страна для Тегерана не только важная с точки зрения логистики и природных ресурсов, как часть шиитского пояса (от Герата до Леванта), но и как наиболее крупное конфессионально близкое государство с наибольшим процентом шиитского населения среди всех союзников ИРИ. Кроме того, в Ираке пересекаются интересы Ирана и Соединенных Штатов Америки, и сдерживать Вашингтон вблизи своих границ для Тегерана крайне важно.

Важен Ирак для ИРИ и в экономическом отношении. Это не только крупный рынок сбыта иранских товаров, но и незаменимое поле обхода антииранских санкций, действие которых было возобновлено США после их выхода ядерной сделки.

Происходящее в Ираке общественно-политические процессы исключительно опасны для Тегерана. Причем очевидно, что опробованные ИРИ ранние методы воздействия на своего союзника, сейчас показывают недостаточную эффективность. Об этом свидетельствует яростные протесты именно среди шиитского населения страны и антииранские выступления даже знаковых шиитских религиозных и политических фигур. Учитывая имеющийся в обществе дискурс – антикоррупционный, ориентированный на соблюдение прав человека и демократизацию, и связывающий негативные проявления именно с Ираном, ситуацией наверняка попробуют воспользоваться американцы, которые постараются не упустить шанс ослабить влияние своего основного конкурента в регионе. Судя по организованности протестов, методов их участников, можно допустить и изначальное влияние Вашингтона на подготовку акций в целях реализации американских геополитических задач. В этой ситуации Ирану, очевидно, необходима разработать новые подходы к работе в Ираке, хотя бы на уровне тактики, проявить максимальную гибкость, уделить внимание «мягкой силе» и активнее работать не только с военно-политической и религиозной элитой, но и с широкими слоями общества.

 

51.33MB | MySQL:101 | 0,361sec