Саудовская Аравия: вновь террористические организации

28 ноября 2007 г. служба саудовской государственной безопасности в преданном гласности специальном заявлении объявила о раскрытии в стране широкой террористической сети и об аресте 208 саудовцев и граждан других стран, постоянно проживающих в королевстве, обвиненных в том, что они «планировали нанести удар по объектам нефтяной инфраструктуры, расположенным в Восточной провинции». Список предъявленных этим людям обвинений, как явствует из текста заявления, опубликованного 29 ноября 2007 г. всеми «внутренними» саудовскими изданиями, а также лондонскими «Аль-Хайят» и «Аш-Шарк Аль-Аусат», этим, однако не ограничивался. Они, как подчеркивалось в нем, «создали несколько ячеек, объединенных приверженностью к идее отлучения (ат-такфир – отлучение от религиозной общины – Г.К.), что давало им обосновании законности их дальнейшей отъезда за пределы королевства для участия в военных действиях». Более того, один из арестованных – «специалист по запуску ракет», 16 жителей Медины – «создатели специального пропагандистского подразделения, распространявшего идеи “заблудшей секты”», а 22 арестованных – «члены боевой группы, готовившей убийства улемов и сотрудников государственной безопасности».

Цитируемое заявление содержало и дополнительные подробности, свидетельствующие о размахе деятельности террористов и структуре их организации.

Речь шла, в первую очередь, о том, что нанесенный службой безопасности и формированиями министерства внутренних дел удар долго и тщательно готовился (внедрение сотрудников службы безопасности в ряды организации, в этой связи, очевидно) и носил характер «превентивного». Он был осуществлен только после того, как «было выяснено» время и место террористической операции в Восточной провинции.

Во-вторых, вопрос касался того, что террористической сетью руководил «человек, постоянно проживающий в королевстве». Цитируемое заявление не называет, тем не менее, цифр, касающихся того, какова доля саудовцев и иностранцев среди арестованных. Однако оно подчеркивает, что «специалист по запуску (переносных – Г.К.) ракет» – «незаконно проник в королевство». Едва ли не впервые в Саудовской Аравии было объявлено, что одной из целей террористов было «физическое устранение улемов (члены террористической организации называли их “улемами султана” – Г.К.)», которые, судя по тому, как их квалифицировали сами задержанные, представляют официальный религиозных истеблишмент. Вплоть до настоящего времени члены действующего в Саудовской Аравии террористического подполья никогда не осуществляли акций, направленных на уничтожение членов правящей семьи или их религиозных союзников – представителей семьи Аль Аш-Шейх. Причиной этих теперь уже планировавшихся акций стали неоднократно издававшиеся в последнее время фетвы, в частности, верховного муфтия королевства, запрещавшие саудовским гражданам уезжать из страны для участия в «джихаде».

В-третьих, как подчеркивало цитируемое заявление, захваченные службой государственной безопасности «ракеты» были «ввезены в королевство через его южные границы» и их предполагалось использовать «для нанесения ударов по целям, расположенным за пределами королевства». Логично предположить, в этой связи, что доставленные на саудовскую территорию ракеты («Аш-Шарк Аль-Аусат» от 29 ноября 2007 г. сообщает, что было захвачено «8 переносных ракет средней дальности» – Г.К.) были перемещены через всю территорию Саудовской Аравии и доставлены на ее северные границы, — иными словами, объекты, по которым должны были быть осуществлены ракетные удары, находятся, как минимум, в приграничных с Саудовской Аравией районах Ирака и Иордании.

В-четвертых, по словам авторов цитируемого заявления, не менее «112 арестованных были связаны с иностранными координационными центрами». Их задача заключалась, в том числе, и в том, чтобы «содействовать отправке оболваненных людей (разумеется, молодых саудовцев – Г.К.) в регионы напряженности, где они участвовали бы в происходящих там событиях». На страницах сайта автор этой статьи, ссылаясь на лондонскую «Аль-Хайят», уже писал о способах и методах отправки (через Сирию) саудовского «пушечного мяса» в отряды ФАТХ Аль-Ислам и в Ирак. Но эта газета писала также и о том, что все те же саудовцы отправляются в Алжир и Марокко, есть следы их присутствия в Великобритании и в Италии. Тем более важно, что сегодня это обстоятельство ни в коей мере не опровергается саудовскими официальными лицами, подчеркивающими также (как это было сделано в заявлении службы безопасности), что, «получив необходимый опыт боевой деятельности», эти люди «возвращаются в королевство для проведения акций террора на его территории».

В-пятых, среди арестованных «32 саудовца и иностранца, оказывавших финансовую помощь сторонникам заблудшей секты». Официальные сообщения саудовского министерства внутренних дел уже представляли информацию об арестах спонсоров подпольной террористической сети. Однако ясно, что немалая их часть вплоть до последнего времени оставалась на свободе. Более того, как это происходило и ранее, финансирование террористических организаций и на этот раз осуществлялось на основе создания «филантропических и благотворительных организаций», призванных помогать страдающим зарубежным единоверцам.

Наконец, последняя из деталей заявления. Арестованные в Медине члены «пропагандистского подразделения» осуществляли свою деятельность с помощью издававшихся ими печатных изданий (одно из них называлось «Сада Ар-Рафидейн» – «Эхо Двуречья» – Ирака – Г.К.), а также Интернета. При этом, саудовская служба государственной безопасности ранее не раз «прекращала выпуск» мединских «отлученческих изданий». Но они вновь воссоздавались под лозунгами «поддержки страдающих мусульман (в конфликтных точках Ближнего Востока – Г.К.)» и, разумеется, на деньги спонсоров-«филантропов».

Естественно, как сообщала 29 ноября 2007 г. лондонская «Аль-Хайят», саудовские власти считают, что арестованные в стране члены террористического подполья «действовали, руководствуясь указаниями «Аль-Каиды» и ради осуществления ее стратегии, направленной уничтожение нефтяной инфраструктуры королевства». Эта цель, как отмечало заявление службы государственной безопасности, «была поставлена лидерами «Аль-Каиды» еще четыре года тому назад».

Вопрос, тем не менее, заключается не столько в том, связаны ли саудовские террористы с «Аль-Каидой» и действуют ли они в интересах выдвигаемых ее лидерами стратегических планов, сколько в объективной невозможности для саудовской власти покончить с существованием их постоянно возобновляющихся структур. Вне зависимости от того, насколько успешно действует сегодня саудовская служба государственной безопасности и министерство внутренних дел, эти структуры не кажутся разрушенными, что означает лишь, что для восстановления этих структур имеется достаточно оснований.

Конечно же, в списке этих оснований присутствуют и сугубо «технические» причины – невозможность покончить с открытостью границ (даже если на саудовско-иракской границе и возводится стена, идентичная той, которая разделяет Израиль и палестинские территории), сохранение бедности, стагнирующее состояние отдельных регионов королевства. Усилия, предпринимаемые руководством страны и, в первую очередь, ее нынешним монархом и направленные на ликвидацию этих причин огромны и впечатляющи. Однако для диверсификации экономики, создания корпуса квалифицированных кадров технократов, для ликвидации региональных диспропорций и бедности необходимо время. Иными словами, саудовское террористическое подполье, если его существование сводить только к этим причинам, будет еще долго оставаться неискоренимой реальностью королевства.

Но, наверное, значительно важнее другое обстоятельство, заключающееся в религиозных основах существования Саудовской Аравии. Апелляция к этим основам неизбежна, — пока еще только ислам «сращивает» воедино территориальное пространство и населяющих это пространство человеческих групп. Однако попытка резкого отхода от исламской «идеологии» немедленно докажет, сколь она паллиативна с точки зрения обеспечения саудовского «национального» единства. В этом отношении эта целенаправленно навязываемая саудовскому обществу «идеология» ничем не отличается от, например, баасистской идеологии, падение которой немедленно взорвало Ирак в силу того, что эта страна, как и Саудовская Аравия, ни в коей мере не является подлинно гетерогенным и, в силу этого, национальным целым.

Но апелляция к исламу – обоюдоострое оружие. Любая группа саудовской оппозиции будет вновь и вновь подчеркивать, что она борется за его «изначальную чистоту», «отлучая» от религиозной общины даже своих правителей, которые, как такие оппозиционные группы всегда утверждали, «попрали» эту «чистоту». Оппозиция, «отлучающая» их от общины, говорит о коррупционности власти, ее «пресмыкательстве» перед Соединенными Штатами (приводя последний пример – Анаполис), «предательстве» национальных интересов и интересов «единоверцев» (палестинцы и иракцы здесь как нельзя кстати).

Замкнутый круг? Реформирование страны и общества необходимо, но, при этом, оно невозможно без бесконечной реинтерпретации религиозной догмы и ни в коем случае отказа от нее. Но и сама эта реинтерпретация – есть повод для «отлучительской» пропаганды и практики террористического действия. Понимая это, сегодняшняя сильная личность семейства Аль Сауд губернатор Эр-Рияда принц Сальман бен Абдель Азиз, обращаясь к руководству полиции нравов, призвавшему применить шариатское положение о забрасывании камнями в отношении ныне широко обсуждаемой в Саудовской Аравии теме изнасилования под угрозой смерти «девушки из Аль-Касыма (ее имя, естественно, не называется)» несколькими молодыми людьми, был мягок, — он всего лишь призвал членов этой полиции быть «точнее в определении степени наказания». Мог ли он поступить иначе, если саудовская власть развивает сеть образования для девушек и поощряет их поступление в университеты, как и не протестует против свободного и самостоятельного выезда женщин за пределы страны? «Девушка из Аль-Касыма» – студентка, самостоятельно выходившая из дома. Открыто высказаться в ее защиту означает лишь дать дополнительный козырь «отлучителям», а их, скорее всего, немало в рядах полиции нравов.

И, все же, в этой ситуации у саудовского руководства есть лишь один и крайне трудный путь. Он состоит в том, что оно, несмотря на грозящие ему внутренние вызовы, должно, тем не менее, идти уже сегодня реализуемым курсом, даже, быть может, понимая, что этот курс был выбран слишком поздно.

43.87MB | MySQL:87 | 0,683sec