Индонезия до и после Анаполиса

Верная принципу продвижения своей значимости и важности в исламском мире, Индонезия не упустила случая использовать с этой целью события, связанные с конференцией в Анаполисе, а также сам факт ее проведения. Как известно, перед проведением конференции в Джакарте состоялась встреча главы Палестинской национальной администрации Махмуда Аббаса с руководством страны. Целью переговоров была выработка единой позиции на предстоящих переговорах в Анаполисе. Тогда Индонезия, не желая ввязываться в грозящие непредсказуемыми и нежелательными последствиями противоречия между двумя враждующими палестинскими группировками — ФАТХом и ХАМАСом, поставила в качестве условия поиск путей их примирения.

После визита в Индонезию Махмуд Аббас встретился с лидерами ХАМАСа на Западном берегу. Это произошло впервые после захвата исламистами сектора Газы в июне с.г. До этого Аббас отказывался от всякого диалога с ХАМАСом до тех пор, пока исламисты не перестанут силой удерживать контроль над сектором Газы. Встреча произошла через два дня после того, как участвующие в переговорах с Аббасом лидеры ХАМАСа Фарраж Рунама и Хусейн Абу Овейк заявили о том, что исламистское движение не намерено впредь удерживать контроль над cектором Газы [1].

Было бы опрометчиво утверждать, что данное событие явилось исключительно результатом переговоров в Джакарте, но, тем не менее, их близость по времени и определенная последовательность явно пошли на пользу Индонезии. Даже то, что попытки примирения оказались весьма скоротечными и по прошествии короткого времени вновь переросли в кровавые столкновения, не смогло поколебать убежденности Индонезии в своей роли миротворца на Ближнем Востоке. Определенный дипломатический успех ей был обеспечен.

Непосредственно в Анаполисе выступление представляющего Индонезию министра иностранных дел Хасана Вираюды практически ограничилось тем, что он в очередной раз заявил о том, что “дипломатические отношения между Индонезией и Израилем могут быть установлены только после того, как Палестина на основе переговорного процесса образует независимое Палестинское государство” [2].Министр подчеркнул, что произносит эти слова в присутствии премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта.

Тем не менее факт участия Индонезии в конференции произвел большой эффект в весьма политизированной мусульманской общине, составляющей около 90 процентов населения страны. Ведущая индонезийская газета “Jakarta Post” по этому поводу писала: “В Анаполисе Индонезия окончательно получила шанс вскочить в вагон с участниками переговорного процесса между Израилем и Палестиной. Участие министра иностранных дел Хасана Вираюды существенно повысило роль Индонезии и превратило ее из пассивного наблюдателя в активного участника. Теперь перед ней стоит задача закрепить этот прогресс. Анаполис существенно повысил роль Индонезии в вопросах ближневосточного урегулирования. Второстепенная роль индонезийской внешней политики на Ближнем Востоке перерождается в существенный фактор продвижения глобальной безопасности” [3].

Официальная точка зрения Джакарты состоит в том, что виновником конфликта является Израиль. Об этом заявил в Нью-Йорке после Анаполиса постоянный представитель Индонезии в ООН Марти Наталегава: “Все усилия оживить мирный процесс на Ближнем Востоке полностью зависят от искренности Израиля в намерении решить проблемы, поскольку никто иной, как Израиль, является виновником ставшего уже бесконечным конфликта в регионе… Мы подчеркиваем, что израильская оккупация — сердцевина конфликта на Ближнем Востоке, особенно в Палестине, и это стало возможным посредством бесчисленных резолюций ООН”.

Индонезия развивает реализацию сделанного устами ее министра иностранных дел Хасана Вираюды высказывания в мае с.г.: “Страны Ближнего Востока слишком глубоко и долго погружены в свои проблемы и порой слишком фокусируют свое внимание на некоторых субъективных аспектах. Мы, кто сопереживает трагедии этого региона со стороны, можем видеть картину яснее и лучше. Таким образом, мы в состоянии выдвигать свежие идеи, которые могут быть очень полезны в решении проблем” [4].

Есть основания полагать, что Индонезия тонко почувствовала возможности для себя тупиковой ситуации, исходящей из “израильской неуступчивости”, широко муссируемой в мусульманском мире. Становится все более очевидным ее неприемлемость для обеих сторон, т.е. Израиля и арабских стран. Попытки Джакарты разыграть собственную карту становятся очевидны. Отсюда и попытки руководства Индонезии наладить отношения с оппонирующими сторонами, включая Израиль. Но совершенно очевидно, что претензия на “особую роль в исламском мире” в этой ситуации требует столь же тонкого подхода, как и сама ситуация. Судя по всему, пока Индонезия не делает ошибок, одновременно и проявляя дистанцирование, и демонстрируя определенные реверансы перед Израилем.. В качестве последнего можно рассматривать решимость Джакарты предоставить возможность израильской делегации посетить о. Бали для участия во всемирной парламентской конференции в мае с.г., несмотря на яростное сопротивление исламских радикалов и угрозы с их стороны. К разряду схожих мероприятий с полным основанием можно отнести и состоявшуюся в июне текущего года на о. Бали конференцию, посвященную продвижению религиозной терпимости и подтверждению действительности Холокоста. На конференции присутствовали видные представители различных религий из многих стран, а также выжившие жертвы Холокоста [5]. При этом уместно отметить, что трагедия Холокоста Индонезию ни в коей мере не затронула, и многие в стране даже ничего не знают об этих трагических событиях. Как заявил Дениэл Лендес, директор иерусалимского Института исследований вопросов еврейской нации, несмотря на отсутствие дипломатических отношений между Израилем и Индонезией, он чувствует комфорт от пребывания на Бали [6]. Незримый патронаж со стороны официальной Джакарты был очевиден. Проблемы безопасности израильской делегации были решены полностью. Ясно и то, что конференция вряд ли могла бы состояться при другой внешнеполитической ситуации.

Осознание необходимости налаживания индонезийско-израильского диалога свойственно обеим сторонам. Но Джакарта находится явно в выигрышном положении, учитывая изоляцию Израиля в исламском мире и его стремление преодолеть ее посредством налаживания диалога с самой крупной мусульманской страной, к тому же постоянно наращивающей авторитет в исламском мире. В этом плане явным успехом Джакарты стала отправка в Израиль накануне конференции в Анаполисе делегации журналистов — впервые за всю историю взаимоотношений между двумя странами. Тот пышный прием, который оказало руководство Израиля, и те высказывания, которые при этом звучали, были с его стороны мерами явно вынужденными и свидетельствующими о заинтересованности Израиля в налаживании отношений с Индонезией. Так, министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни, выступая перед индонезийскими журналистами, сказала: ”Израиль придает большое значение Индонезии как крупнейшей мусульманской стране. Мы не находимся в состоянии конфликта с исламским миром и открыты для взаимоотношений со всеми, кто этого пожелает. Роль ислама и арабского мира в дипломатическом процессе жизненно важна” [7].

За этим совершенно откровенным шагом навстречу Индонезии последовало заявление президента Израиля Шимона Переса после завершения переговоров в Джакарте между Юдхойоно и Махмудом Аббасом в октябре с.г., проходившими одновременно с визитом индонезийских журналистов в Израиль, на которых он признал важную роль Индонезии в установлении мира между Израилем и Палестиной. На встрече с индонезийскими журналистами в Иерусалиме израильский президент сказал, что “Индонезия открыла новую эру в восприятии ислама мировым сообществом. Современная Индонезия продемонстрировала, что модернизм и религия могут идти рука об руку”. По словам Шимона Переса, это имеет особое значение, поскольку терроризм, осуществляемый исламистскими группировками, во многом происходит оттого, что они рассматривают модернизацию ислама как выпад против него. Шимон Перес выразил удовлетворение присутствием индонезийских миротворческих сил в Ливане и тем, как они исполняют свой воинский долг [8].

Заинтересованность Израиля в участии Индонезии в переговорном процессе совершенно очевидна. Иначе говоря, обе стороны выразили заинтересованность в участии Индонезии в переговорном процессе, что само по себе уже беспрецедентно. Индонезия уверенно зарабатывает авторитет. Но это не остановило министра иностранных дел Индонезии Хасана Вираюды, заявившего в Анаполисе, что не следует спешить с налаживанием дипломатических отношений с Израилем. Складывается впечатление, что, установив своего рода контроль над развитием взаимоотношений с Израилем, Индонезия пытается использовать сложившуюся ситуацию для расширения своего влияния на Ближнем Востоке.

1. Antara, 03.11.2007.

2. Jakarta Post, 29.11.2007.

3. Jakarta Post, 30.11.2007.

4. International Herald Tribune Asia-Pacific, 21.05.2007.

5. Haaretz. сom, 13.06.2007.

6. European Jewish Press, 13.06.2007.

7. Israel News, 18.10.2007.

8. Tempo Interactive, 24.10.2007.

43.86MB | MySQL:87 | 0,705sec