Алжир усиливает поддержку ливийскому правительству Ф.Сараджа

Алжир все активнее противодействует попыткам фельдмаршала Халифы Хафтара захватить Триполи. И происходит это не только на словах. События первой январской недели 2020 г. служит наглядным тому подтверждением. Тем самым он демонстрирует, что ливийское направление стало основным внешнеполитическим направлением для президента АНДР Абдельмаджида Теббуна.

После проведенных в декабре 2019 г. встреч на территории Туниса между алжирскими и турецкими официальными представителями по сути, АНДР заключила с Турцией временный военный альянс, нацеленный на спасение гибнущего правительства национального согласия (ПНС) Фаиза Сараджа.

Напомним, что одним из главных гарантов присутствия последнего в ходе заключенных в декабре 2015 г. соглашений в Марокко стал именно Алжир. Однако по причине внутриполитических потрясений он не мог оказать ему полноценную поддержку. Во-первых, из-за продолжительной болезни бывшего президента А.Бутефлики, а во-вторых, из-за его внутриполитического кризиса. Но теперь новые алжирские власти пытаются исправить данное упущение. Заметим, что особенно радужных надежд на исправление ситуации в Ливии в свою пользу тот же Теббун не испытывает. И, по имеющимся данным алжирских источников, в его офисе и МИД АНДР ее называют прямо – «ливийская трясина».

Решение президента А.Теббуна уделить приоритетное внимание этому вопросу объясняется тем, что этот вооруженный конфликт между базирующимся в Триполи и признанным международным сообществом ПНС и соперничающими властями Тобрука уже перерос в «войну по доверенности».

В условиях, когда ряд государств, включая ОАЭ, Саудовскую Аравию, Египет, Иорданию, Россию, Францию оказывают поддержку Х.Хафтару, олицетворяющему интересы условной исторической восточной части Ливии в лице Киренаики, конкурентное ему триполитанское правительство поддерживают Алжир, Италия, Катар и Турция.

По сути, Ливия уже превратилась в арену конфронтации между региональными и международными субъектами, которые, как выражают опасения в Алжире, могут не только ввергнуть бывшую Джамахирию в неконтролируемый хаос, но и в целом дестабилизировать положение в Северной Африке. А это, в свою очередь, непосредственно ударит и по алжирским интересам.

Индикатором снижения дипломатического веса Алжира стало то, что в декабре прошлого года власти Германии не пригласили его на Берлинскую международную конференцию по Ливии.

Однако теперь, когда алжирские власти решили объединить усилия со своими турецкими коллегами по ливийскому вопросу, да еще с выраженной готовностью лишить Германию контрактов по военно-морскому сегменту и не пустить немецких бизнесменов к ожидаемому распределению соглашений по добыче и поставкам природного газа, это вынудило канцлера Ангелу Меркель изменить подход.

Показательно, что она в начале января 2020 г. заявила о направлении специального приглашения алжирским властям, намекая, что данное осложнение было обусловлено затянувшейся процедурой по выборам нового президента АНДР.

Заметим, что конфликт происходит в стране, с которой Алжир разделяет почти 1000-километровая граница, причем Ливия уже давно является для Алжира вопросом его внутренней политики.

Заметим, что именно из Ливии в январе 2013 г. пришли террористы, захватившие газоперерабатывающий комплекс в Ин-Аменасе, операция по освобождению которого привела к его повреждению и последующему продолжительному снижению экспорта алжирского природного газа и поступлений в бюджет АНДР.

И это не считая других многочисленных инцидентов, включая захвата террористами в том же 2013 г. алжирского губернатора провинции Иллизи, а также потока в Алжир контрабанды оружия, взрывчатки, нелегальных мигрантов и пр.

Не случайно, что только 6 января состоялись визиты в Алжир председателя Президентского совета ПНС Ф.Сараджа, министров иностранных и внутренних дел его кабинета Мухаммеда Тахера Сиалы и Фатхи Бачаги, а затем и главы турецкой дипломатии Мевлюта Чавушоглу.

Это свидетельствует о стремлении наверстать упущенное время и, прежде всего, не оказаться снова вне игры в столь важном деле. Сегодня для Алжира насущная задача заключается как минимум в поддержке ослабевшего Сараджа, как минимум закреплении его в Триполи, чтобы не допустить к власти враждебного ему Хафтара.

Алжирские военные специалисты опасаются, что наступление его войск вызовет реорганизацию и усиление местных террористических групп. По их мнению, затяжной конфликт уже превратил Ливию в тыловую базу терроризма, благодаря чему во многом в 2019 г. наблюдается резкое обострение в странах Сахеля и на алжиро-ливийской границе.

При этом ливийский кризис все дороже обходится алжирским налогоплательщикам. Так, расходы на обеспечение охраны алжиро-ливийской границы приближаются к 500 млн долларов в год и требуют постоянного привлечения к этому нескольких тысяч военнослужащих и сотен единиц специальной техники.

Также все большие траты руководство АНДР вынуждено делать с учетом ухудшения ситуации на протяженных алжиро-малийской и алжиро-нигерской границах (что также связано с ситуацией в соседней стране). В итоге ежегодные алжирские траты только на «огораживание» от Ливии приближаются к миллиарду долларов.

Соответственно, в Алжире опасаются, что приход к власти в Ливии нелояльного им Хафтара приведет к еще более негативным последствиям. Там прекрасно понимают, что мстительный фельдмаршал не забудет поддержку, оказываемую алжирскими властями своему конкуренту Сараджу. К тому же, будучи во многом ставленником египетского конкурента за влияние в Северной Африке и арабо-африканском мире, он будет еще более нелоялен Алжиру и, получив серьезные нефтегазовые богатства, получит козырь для дополнительного умаления алжирского влияния в регионе.

Сейчас руководители АНДР не устают призывать стороны конфликта к диалогу. Но, судя по поведению Хафтара, сделать это будет затруднительно без достижения военной победы над его силами. Так, в течение первых январских дней он призывал к джихаду против иностранных (турецких) захватчиков все ливийское население, способное носить в руках оружие, включая и женщин.

Соответственно, вложившие в него немалые средства иностранные союзники вряд ли позволят более опытным и лучше оснащенным турецким военным разгромить его.

Что же касается Алжира, то сейчас он также берет на себя важную миссию по спасению Сараджа. С одной стороны, будет снабжать всем необходимым, включая горючее, не только турецкий воинский контингент, но и гражданское население подконтрольной Сараджу территории. Так, например, в Триполи уже прибыл груз из более чем 100 тонн продовольствия, доставленный алжирской военно-транспортной авиацией.

В связи с этим министр иностранных дел АНДР Сабри Букадум заявил: «братские связи и добрососедские отношения, существующие между Алжиром и Ливией, требуют, чтобы мы были рядом с этим братским народом в трудной ситуации, в какой он оказался.  Этот груз является не только символом братства, которое алжирский народ посвящает своему ливийскому брату, но и выражением приверженности алжирского государства и его солидарности с ливийским народом».

Также Букадум уточнил, что Алжир «в ближайшие несколько дней предпримет инициативы по мирному урегулированию ливийского кризиса», не раскрывая, однако, подробностей.

И, наконец, руководство АНДР оказывает не менее значимую «огневую поддержку» действий Турции на внешнеполитическом фронте. Как известно, многие страны Запада и ООН жестко раскритиковали решение ее президента Р.Т.Эрдогана оказать военную помощь Сараджу.

Усилиями алжирских дипломатов ситуация представляется таким образом, что та же ООН почему-то не обращает должного внимания на массовые нарушения ее резолюций поддерживающими Хафтара странами, включая Россию, относительно помощи ему оружием, но при этом остро реагирует на действия тех, кто пытается защитить международно признанное правительство Сараджа от посягательств «террористов».

На что же реально рассчитывает Алжир, поддерживая Сараджа? По мнению ряда алжирских военных специалистов, представители властей АНДР осознают, что конфликт в Ливии будет продолжаться и в среднесрочной перспективе. Как минимум – ближайшие 10 лет. Исходя из этого, они и призывают строить планы на ливийском направлении.

При этом даже при самых удачных обстоятельствах алжирские военные специалисты рассчитывают не утвердить Сараджа у власти во всей Ливии, а лишь в исторических границах Триполитании.

Однако заметим, что для этого требуется нанести Хафтару серьезное военное поражение. В противном случае борьба может перерасти в фазу «войны на истощение». Сможет ли при таком раскладе Алжир, пусть даже с турецкой и катарской помощью, соперничать с куда более существенной помощью из ОАЭ, Саудовской Аравии, да при технической поддержке Хафтара из России и отчасти Франции?

Как представляется, длительное соперничество подобного рода Алжир и его союзники вряд ли смогут выдержать.

52.61MB | MySQL:106 | 0,635sec