Двустороняя активизация израильско-индонезийских отношений

Конференция в Анаполисе активизировала поиски точек соприкосновения в отношениях между Израилем и Индонезией. Заинтересованность в этом обеих сторон уже не вызывает сомнения. Израиль стремится преодолеть изоляцию от исламского мира посредством налаживания диалога с крупнейшей мусульманской страной, каковой является Индонезия, и вывести таким образом переговорный процесс на Ближнем Востоке из создавшейся за последние годы практически тупиковой ситуации. Индонезия со своей стороны крайне заинтересована в увеличении своей роли при решении глобальных проблем всемирной уммы, рассматривая это в качестве средства сбрасывания с себя ставшего ей в тягость ярлыка периферийной державы исламского мира.

Как известно, препятствием для полной нормализации отношений между двумя странами является отсутствие у Палестинской национальной администрации (ПНА) суверенной государственности. Непосредственно в Анаполисе выступление представляющего Индонезию министра иностранных дел Хасана Вираюды практически ограничилось очередным заявлением о том, что “дипломатические отношения между Индонезией и Израилем могут быть установлены только после того, как Палестина на основе переговорного процесса образует независимое Палестинское государство”. Министр подчеркнул, что произносит эти слова в присутствии премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта [1].

События последнего времени свидетельствуют о налаживании контактов между двумя странами. Доказательством служат посещение Израиля делегациями индонезийских журналистов и священнослужителей, проведение в Индонезии на о. Бали международной конференции, посвященной жертвам Холокоста, и пр. Следует отметить определенную инициативу Индонезии при налаживании отношений с Израилем, а также трудности, испытываемые при этом руководством страны, связанные реакцией на его действия со стороны исламских радикалов. Президенту страны Юдхойоно, черпающему силы в убежденности в том, что эти действия направлены на возрастание роли Индонезии в исламском мире, до определенного момента удавалось сдерживать сопротивление радикалов. И все же нечто наподобие скандала разразилось, причем отнюдь не со стороны радикалов, а со стороны умеренного и наиболее влиятельного крыла индонезийских мусульман.

После довольно успешного и весьма редкого во взаимоотношениях между двумя странами визита в Израиль сразу же после конференции в Анаполисе индонезийских высокопоставленных мусульманских священнослужителей, о чем информировали израильские СМИ [2], два крупнейших объединения мусульман Индонезии “Нахдатул Улама” и “Мухаммадия” заявили по этому поводу протест и высказались в том плане, что они никого не уполномочивали представлять индонезийских мусульман для визита в Израиль [3]. Не вдаваясь в подробности этого весьма запутанного случая, следует отметить его сложность и противоречивость, отражающее сложность и противоречивость политической ситуации в стране. С одной стороны, руководство Индонезии играет на весьма распространенном в стране чувстве исламского национализма и в качестве общенациональной идеи популяризирует повышение ее роли в исламском мире. С другой стороны — реализация этой идеи требует определенных компромиссов, в частности, налаживания отношений с Израилем. Таким образом, эти два направления вступают в противоречие.

Такому положению дел способствует не столь давняя предыстория. Долгое время тема Израиля занимала особое место в пропагандистской деятельности руководства страны. Далеко не все мусульмане ЮВА довольны тем, что часть арабских стран признала Израиль. Как Индонезия, так и Малайзия не поддерживают с Израилем дипломатических отношений. У мусульман Юго-Восточной Азии сильная идеологическая база “противостояния сионизму”. По этой причине мусульмане ЮВА имеют возможность гордиться собой и рассматривать себя в качестве даже более ”правоверных” по сравнению с арабскими братьями. Эти настроения в Индонезии еще более обострились под воздействием свойственного ей на текущий момент процесса поиска религиозной самоидентификации. В Индонезии заявляет о себе движение, направленное на отказ от восприятия действительности, касающейся религии, через призму арабского мира. В стране становится все более неприемлемым положение, в силу которого мусульманский мир нередко сводят к арабскому миру – пусть даже при этом пока все еще допускается существование “периферийного” ислама.

На этом фоне для многих мусульман Индонезии нормализация отношений с Израилем не представляется не чем иным, как предательством интересов религии и скатыванием на проарабские позиции, скомпрометировавшие себя потворством сионизму и американскому глобализму. Следует отметить, что и Индонезия и Израиль уловили сложность и неприемлемость возникающей ситуации. Быстро отреагировал посол Израиля в Сингапуре, являющийся в силу своей должности своего рода “смотрящим” в Юго-Восточной Азии. Он заявил, что израильское правительство выступает за расширение диалога между двумя странами посредством увеличения визитов в Израиль ответственных индонезийских граждан различных профессий, а не только священнослужителей. По его словам, визиты дипломатов, бизнесменов, журналистов и пр. будут способствовать упразднению атмосферы непонимания, существующей между двумя странами. Он подчеркнул, что конфликт между Израилем и ПНА не более чем территориальный и его ни в коей мере не следует рассматривать как противостояние религий [4].

Учитывая исключительную политизированность мусульманской общины Индонезии, израильский посол поспешил тем самым снять с проблемы какую-либо религиозную окраску и не будоражить обостренное чувство индонезийского исламского национализма. Индонезия отреагировала в том же русле. Бывший министр иностранных дел Индонезии Али Алатас, занимающий активную позицию на политическом небосклоне страны, заявил, что его страна поддерживает борьбу Палестины за независимость не по религиозным причинам, а исключительно из принципиальных соображений политической нравственности. Об этом он сказал на семинаре, посвященном роли Индонезии в ближневосточном мирном процессе в период после Анаполиса. Он сказал, что Индонезия поддерживает Палестину, исходя из первоочередной приверженности собственной конституции, провозглашающей принципы отрицания всяких форм колониализма и право наций на самоопределение, и что к деятельности руководства страны по поддержке борьбы палестинского народа религия особого отношения не имеет [5].

Иными словами, протест “Нахдатул Уламы” и “Мухаммадии” по поводу визита индонезийских священнослужителей в Израиль как отражение весьма распространенной в стране ситуации привел, по существу, к выходу процесса нормализации отношений между двумя странами на новый виток.

1. Jakarta Post, 29.11.2007.

2. Haaretz.com Israel News, 07.12.2007.

3. Jakarta Post, 10.12.2007.

4. TEMPO Interactive, 17.12.2007.

5. Antara, 17.12.2007.

43.9MB | MySQL:92 | 0,905sec