Саудовская Аравия: дело «девушки из Аль-Катыфа»

18 декабря с.г. саудовский монарх «помиловал» восемнадцатилетнюю женщину, ставшую известной в Саудовской Аравии (да и во многих странах мира) как «фатат Аль-Катыф – девушка из Аль-Катыфа». В чем заключалась ее «вина», потребовавшая личного вмеша-тельства высшего сановника государства?

Речь идет об уроженке расположенного в Восточной провинции города Аль-Катыф, центра расположенного на побережье Персидского залива одноименного оазиса, только в 1914 г. завоеванного войсками Ибн Сауда, и одновременно одного из крупнейших центров саудовского шиизма. В октябре 2006 г. произошла трагедия — она была по-хищена и изнасилована семью молодыми саудовцами, оказавшимися (как это было выяс-нено в ходе следствия) суннитами.

Саудовский суд первой инстанции (конечно же, религиозный) вынес решение о том, что наказания заслуживают не только насильники, но и молодая женщина (выступавшая в ходе следствия не в качестве свидетельницы, а как одна из обвиняемых). В этом решении, текст которого благодаря стараниям молодой женщины был опубликован наиболее «ли-беральными» саудовскими «внутренними» газетами, в частности, говорилось: «Сознавшаяся под присягой женщина сообщила, что она покинула супружеский дом, не будучи сопровождаемой кем-либо из родственников-мужчин, после того как, поговорив по сотовому телефону с арестованным вместе с ней молодым мужчиной, договорилась с ним о тайной встрече на одном из рынков. Встретившись с этим мужчиной, она села в его автомобиль и отправилась вместе с ним в укромное место на побережье, где, разговаривая со своим спутником, она сняла покрывало. Их заметили другие осужденные, которые совершили нападение на женщину и ее спутника. Тем самым было совершено наказуемое шариатом преступление, поскольку женщина, состоящая в браке, не может находиться наедине с посторонним мужчиной. Это преступление серьезно и заслуживает наказания по слову Господа: “И как вы можете отбирать это, когда вы сошлись друг с другом, и они взяли с вас суровый завет?” (Коран, 4:21. Перевод И.Ю. Крачковского. – Г.К.)».

В итоге «девушка из Аль-Катыфа» (как и ее спутник) 1 ноября 2006 г. была приговорена к 90 ударам плетью и шестимесячному тюремному заключению. В свою очередь, трое из семи насильников (четверо остальных так и не были обнаружены) были также приговорены к ударам плетью (от 1000 до 80 ударов) и тюремному заключению – от пяти лет до одного года. Как отмечала саудовская «Аль-Ватан», «Саудовская Аравия – единственная страна, где жертва преступления подвергается наказанию в той же степени, что и преступники». Это заявление тем более существенно, что попытка адвоката молодой женщины добиться рассмотрения дела в суде первой инстанции закончилась печально, — саудовское Министерство юстиции опубликовало специальное заявление, в котором отмечалось, что «преступница, поправшая Божественные нормы шариата, заслуживает более серьезного наказания – 180 ударов плетью и года тюремного заключения».

В течение более чем года дело «девушки из Аль-Катыфа» было предметом беспрецедентно бурных дебатов на страницах саудовской прессы и в саудовском обществе. Проблема заключалась не только в том, что это дело немедленно приобрело конфессиональную окраску, связанную с ситуацией политически дискриминируемых саудовских шиитов, она имела и более значимый аспект, касающийся положения саудовских женщин. Цитировавшееся выше решение суда первой инстанции дает во многом представление об этом положении.

Саудовская женщина не может зарегистрировать на свое имя сотовый телефон, она становится преступницей, если самостоятельно покидает супружеский дом или дом своего отца, она не имеет права свидетельствовать в суде, даже если рассматриваемое дело касается ее. Она становится едва ли не «падшей», если оказывается в публичном месте без обязательного хиджаба, что, собственно, и подтолкнуло банду преступников к нападению на нее. Она не может самостоятельно покидать пределы страны, если не имеет на то разрешения мужа, отца или старшего родственника-мужчины. Она не может зарегистрировать на свое имя создаваемое ею предприятие. Наконец (и это обстоятельство уже стало символом женского бесправия), саудовская женщина не может водить автомобиль. Разумеется, из этих обязательных правил есть исключения, которые зависят от степени открытости миру представителей «образованной» страты общества, а также от уровня «либеральных» настроений, господствующих в наиболее развитых регионах страны (Джидда, где, в частности, в руководство местной торгово-промышленной палаты были избраны женщины, тому подтверждение). Однако эти исключения встречаются очень редко, так как численно саудовский «образованный класс» значительно меньше, чем иные общественные группы.

По заявлению адвоката жертвы преступления, ее встреча с мужчиной, который был ее знакомым по школе, где она работала, была вызвана тем, что у него была ее фотография, которую она хотела вернуть, потому что стремилась прекратить шантаж с его стороны. Замужняя женщина, фотография которой находится, если цитировать решение суда пер-вой инстанции, у «постороннего мужчины»! Чудовищное преступление, если исходить из норм шариата! Однако самое страшное заключалось в том, что именно этот человек, ее знакомый, и сообщил мужу «девушки из Аль-Катыфа» (выступив в роли благожелательного анонима) о том, что произошло с молодой женщиной, — шантаж продолжался.

Саудовские «либералы» – сторонники реформ в полной мере использовали сложившуюся ситуацию, хотя порой им противостояли (или, по сути дела, отказывались их поддержать) представители правящей семьи. Выступая в конце ноября с.г. перед руководством саудов-ской полиции нравов, требовавших применить по отношению к «девушке из Аль-Катыфа» шариатское положение о забрасывании камнями женщины, нарушившей супружескую верность, сильная личность семейства Аль Сауд губернатор Эр-Рияда принц Сальман бен Абдель Азиз призвал глав этого орудия внутрисаудовского насилия быть «точнее в определении степени наказания». Во время выступления по одному из каналов национального телевидения принц Халед бен Таляль бен Абдель Азиз (сын известного саудовского «либерала» – бывшего «красного принца» Таляля) назвал защитников пострадавшей «марионетками» в «чужих руках», подчеркнул, что они забывают о том, что «шииты в Иране творят в отношении суннитов», и обвинил их в «разжигании в стране межконфессиональной розни». Впрочем, и принц Сальман призвал «не ухудшать образ королевства в мире».

Тем не менее активная деятельность негосударственного Саудовского общества защиты прав человека, представители которого выступали в том числе и в качестве адвокатов «девушки из Аль-Катыфа», сыграла свою роль. Саудовское общество оказалось поляризовано, в стране были вновь выдвинуты требования более последовательного движения по пути общественно-экономических и политических реформ. На волне движения в защиту пострадавшей была создана (но пока еще официально не зарегистрирована) новая общественная организация – Саудовское общество защиты прав женщин, активистки которой заявляют о необходимости отмены женской дискриминации. И все же эта деятельность не привела бы к сколько-либо существенным результатам (в силу того, что одной из задач национального политического истеблишмента выступает предупреждение возникновения кардинально противоположных мнений в обществе), если бы не вмешательство извне в развитие внутрисаудовских дискуссий.

Одной из первых в защиту «девушки из Аль-Катыфа» (а также ее адвоката, лишенного по приговору суда первой инстанции лицензии на ведение адвокатской деятельности) вы-ступила организация Human Rights Watch, призвавшая короля Абдаллу лично вмешаться в судебное разбирательство и «положить конец творимому произволу». Официальный протест саудовскому правительству в связи с этим делом был направлен Государственным департаментом США, а также его главой – К. Райс. Не менее резкое заявление было сделано президентом США Д. Бушем, а также главами нескольких европейских государств.

Протесты в адрес саудовского правительства заставляли реагировать глав его зарубежных представительств, а также некоторых представителей высшего эшелона саудовского по-литического истеблишмента. На заданный ему в связи с делом «девушки из Аль-Катыфа» вопрос во время встречи в Анаполисе саудовский министр иностранных дел принц Сауд Аль-Фейсал ответил, что он «не сомневается в конечной справедливости» саудовской юс-тиции. В свою очередь, саудовский посол в Вашингтоне и в недалеком прошлом личный советник по политическим вопросам короля Абдаллы Али Аль-Джубейр, выступая в ходе специальной программы телекомпании CNN, заметил, что он «не сомневается в спра-ведливом разрешении дела». Наконец, уступая давлению извне, король Абдалла принял решение о «помиловании» жертвы.

Однако как выглядело это «помилование»? В специальном заявлении монарха подчерки-валось: «Имея в виду, что досье этого дела содержит в себе немало неточностей, а также принимая во внимание страдания той, которая находится в центре ведущегося расследо-вания, подчеркиваю, что совершенное против этой женщины преступление чудовищно. Именно поэтому лучше совершить ошибку, помиловав ее, чем ошибку, связанную с ее наказанием, как об этом говорят шариатские правоведы. … Поскольку женщина уже была наказана, подвергнувшись насилию и муке, считаю, что она сможет извлечь уроки из случившегося. … Хотел бы подчеркнуть, что нарушение шариатских законов, как и нанесение ущерба существующей в стране системе, недопустимо. На их защите стоит Всевышний Господь, а после Него – люди справедливости, судьи, являющиеся нашими заместителями в поиске истины и ее защиты. … Мы не допустим искажения образа нашей страны, кто бы ни пытался это сделать. А положения нашего благородного шариата останутся и в дальнейшем тем компасом, которому мы следуем».

Не стоит комментировать монаршее заявление! Достаточно лишь указать на то, насколько оно двусмысленно. Но если цель саудовского «правящего класса» и состоит в том, чтобы остаться той силой, которая выступает в роли единственного арбитра в вопросах, вокруг которых сегодня бурлят страсти, то его позиция и не может быть иной.

43.92MB | MySQL:92 | 0,931sec