Ситуация в Ливии: декабрь 2019 г.

1 декабря вроде бы относительно далекая от Ливии Греция заявила о намерении запросить поддержку НАТО в ходе предстоявшего через неделю саммита альянса в Лондоне в связи с опасениями относительно нарушения ее суверенитета после подписания двух соглашений между Турцией и правительством национального согласия (ПНС, Триполи) – о военном сотрудничестве и делимитации морской границы в Восточном Средиземноморье. Соответствующее заявление сделал премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис.

«Альянс (НАТО) не может оставаться безразличным, когда один из его участников открыто нарушает международное право и нацелен на то, чтобы нанести ущерб другому члену (НАТО)», — сказал он на съезде его правой партии «Новая демократия».

Ранее Греция выразила свое недовольство относительно соглашений между Анкарой и Триполи. Она вызвала в МИД послов двух стран для того, чтобы потребовать от них информации о содержании соглашений.

2 декабря глава МИД Греции Никос Дендиас пригрозил выдворить  из страны посла Ливии в Афинах Майзу Гзлаль /ж/ в случае, если Триполи не раскроет детали соглашения ПНС с Турцией о военном сотрудничестве.

3 декабря президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган отверг любые попытки поставить под сомнение соглашение между Анкарой и ПНС о делимитации морской границы, которое позволило Турции предъявить свои права на богатые углеводородами обширные зоны в Восточном Средиземноморье, на которые претендует, в частности, Греция. Он утверждал, что усилия, предпринимаемые Грецией, Египтом и Кипром против турко-ливийских соглашений, «не будут иметь никаких последствий, так как мы подписывали соглашение с Ливией».

Согласно турецкой прессе, как только соглашение с Триполи о делимитации морской границы будет ратифицировано турецким парламентом, Анкара представит в ООН координаты своей новой «эксклюзивной экономической зоны» в Восточном Средиземноморье. Это соглашение позволит Анкаре увеличить на 30% площадь ее континентального шельфа. Оно может помешать Греции подписать соглашение о делимитации морских границ с Египтом и Кипром.

6 декабря Греция показала на дверь послу Ливии в Афинах. Для выезда из страны ей было отведено 72 часа. При этом подчеркивалось, что выдворение «послицы» не означает разрыв дипломатических отношений с Ливией. Также справедливо подчеркивалась никчемность соглашения между Анкарой и ПНС, поскольку «отсутствует граница между Турцией и Ливией».

10 декабря Греция призвала Совбез ООН осудить соглашение между Турцией и Ливией о делимитации морских границ, которое она назвала «разрушающим» для мира и стабильности в Восточном Средиземноморье.

2 декабря Париж отказался от поставки ПНС шести быстроходных пограничных катеров по причине «ситуации» в Ливии. Передача этих катеров в виде дара была объявлена в феврале 2019 г. министром обороны Франции Флоранс Парли.

Этот демарш красноречиво свидетельствовал о том, что Франция, как и ряд других стран, мечется в вопросе о том, кого  поддерживать во внутриливийском конфликте с учетом того, что большую часть территории страны к тому времени контролировала Ливийская национальная армия (ЛНА, читай – восточное правительство Ливии).

«Ситуация в Ливии не позволяет выполнить эту поставку», — отмечалось в коммюнике минобороны Франции.

В ночь на 2 декабря по меньшей мере 5 гражданских лиц погибли, 10 получили ранения в результате авиаудара по жилому кварталу в южных пригородах Триполи. По данным ПНС, удар наносили беспилотники ОАЭ, которые во внутриливийском конфликте поддерживают ЛНА.

8 декабря силы ПНС объявили, что сбили истребитель МиГ ВВС ЛНА в 45 км к западу от Триполи и взяли в плен его пилота. Со своей стороны ЛНА подтвердила потерю МиГ-23. При этом утверждалось, что причина тому – техническая неисправность. По версии ЛНА, пилот после катапультирования приземлился на территории противника. Пилот —  Амер аль-Орфи – оказался в звании генерала – больше в Ливии, похоже, некому летать.

2 декабря Совет Безопасности ООН в очередной раз призвал к прекращению огня в Ливии и соблюдению эмбарго на поставки оружия в эту страну. В заявлении, инициированном Великобританией, Совбез призвал все страны – участницы ООН не вмешиваться в конфликт и не предпринимать мер, которые могли бы содействовать его интенсификации. «Члены Совбеза особо озабочены нарушениями эмбарго на поставки оружия в Ливию» и  информацией «о росте использования наемников». В докладе ООН, подготовленном к тому дню к распространению, в нарушениях эмбарго на поставки оружия в Ливию обвинялись Турция, ОАЭ и Иордания. В нем утверждалось о вмешательстве в конфликт вооруженных групп из Чада и Судана. При этом не содержалось каких-либо упоминаний о якобы имевшем место присутствии в Ливии наемников из России в лице бойцов частных военных компаний.

Что касалось Судана, то речь шла о повстанческих группах «Армии освобождения Судана – группа Абдул Вахида» (200 бойцов), «Армии освобождения Судана – группа Минни Минави (300 бойцов) и «Объединении сил освобождения Судана» (до 700 бойцов), которые воюют на стороне Х.Хафтара.

По данным экспертов ООН, с 25 июля 2019 г. в Ливии присутствуют около 1 тысячи бойцов Сил быстрой поддержки генерала Мухаммеда Хамдана Дагло. Они находятся там на основании контракта, подписанного в Хартуме 7 мая 2019 г. между генералом Дагло, действовавшим от имени Суданского переходного совета, и канадской компанией Dickens & Madson Inc. Последняя оказывает помощь ЛНА. В то же время на стороне ПНС воюют формирования суданского «Движения за справедливость и равенство».

Эксперты ООН при этом утверждали, что Судан и генерал Дагло нарушили резолюцию 1973, которая ввела эмбарго на поставки оружия в Ливию.

Среди групп из Чада поддержку Х.Хафтару оказал «Фронт за альтернативу и согласие в Чаде» (700 бойцов). ПНС поддержали «Совет военного командования за спасение республики» (700 бойцов) и «Союз сил сопротивления».

Позднее был опубликован доклад экспертов ООН, раскрывших механизмы нарушения эмбарго на поставки оружия в Ливию. Пример тому – как ЛНА получила патрульный корабль, ранее находившийся в составе ВМС Ирландии. В марте 2017 г. Правительство Ирландии продало его голландской компании за 122 тысячи долларов. Затем эмиратская компания перекупила его за 525 тысяч долларов. Конечным покупателем стала ЛНА, заплатившая за него 1,5 млн долларов. Поставка корабля должна была осуществляться  через египетскую Александрию, но он прибыл сразу же в Бенгази. Там ему вернули вооружение, которое он имел в составе ВМС Ирландии – пушку калибра 40-мм и два орудия калибра 20-мм.

По данным экспертов ООН, ОАЭ поставили ЛНА, в частности, зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С1» российского производства.

В докладе не было упоминаний о присутствии в Ливии неких российских наемников, однако констатировалось, что обе стороны внутриливийского конфликта используют наемников из Судана и Чада.

После угроз санкций со стороны Европейского союза (ЕС) после того, как Турция произвела бурение скважин в водах Кипра, северную часть которого она оккупирует, Турция пытается опираться на соглашение с Ливией с тем, чтобы предъявить свои права на офшорные районы нефтедобычи.

6 декабря ливийская национальная нефтедобывающая компания NOC объявила о приостановке добычи нефти на месторождении Аль-Фил на юго-западе страны из-за «незаконной» блокировки накопителя трубопровода, связывающего это место добычи нефти с нефтеэкспортным терминалом в Меллите. В коммюнике NOC не уточнялось, кто именно блокировал работу нефтепровода. На нефтяном поле Аль-Филь, эксплуатацию которого ведут NOC и итальянская компания Eni, добывается 70 тысяч баррелей нефти в день. Нефтеэкспортный терминал в Меллите (100 км к западу от Триполи) эксплуатируется СП Mellita Oil and Gas, в котором равные доли принадлежат NOC и Eni.

В начале 2019 г. силы ЛНА установили контроль над основными нефтяными полями на юге Ливии, включая Аль-Филь.

10 декабря президент Турции Р.Т.Эрдоган заявил, что его страна готова отправить свои войска в Ливию с тем, чтобы оказать поддержку ПНС. В тот же день он выступил с утверждением о том, что ЛНА «пользуется поддержкой российской частной военной компании «Вагнер»».

12 декабря после более чем 3-месячного перерыва возобновились полеты из аэропорта Митига ливийской столицы, закрытого после ударов по нему сил ЛНА. Первоначально полеты будут выполнять самолеты компаний Afriqiyah Airways и  Libyan Airlines в Стамбул и Тунис соответственно. Их примеру должны последовать авиакомпании Buraq и Libyan Wings.

ЛНА наносила удары по аэродрому Митига, поскольку считала, что его часть используется для базирования турецких ударных беспилотников. После неоднократных ударов по Митиге аэродром был закрыт 1 сентября 2019 г. После этого ближайшим к Триполи работающим аэродромом стала Мисурата в 200 км к востоку от столицы.

Авиабаза в Митиге стала использоваться в целях гражданских перевозок после того, как в 2014 г. из-за боев был закрыт международный аэропорт Триполи.

Воздушное пространство европейских стран закрыто для самолетов ливийских авиакомпаний.

12 декабря Х.Хафтар объявил о начале «решающей битвы» за Триполи, призвав свои войска войти в центр столицы Ливии.

13 декабря Франция, Германия и Италия призвали к прекращению боевых действий в Ливии с тем, чтобы попытаться помешать ЛНА овладеть Триполи.

15 декабря в Стамбуле президент Турции Р.Т.Эрдоган принял во второй раз за предыдущий месяц главу ПНС Ф.Сарраджа. «Если Ливия обратится с соответствующим запросом, мы можем послать туда наших военных в рамках ранее заключенного соглашения», — сказал президент.

15 декабря посольство Ливии в Каире закрыло свои двери для посетителей по причинам, «связанным с безопасностью». Посольство «приостанавливает свою работу по причинам безопасности начиная с воскресенья и вплоть до новых указаний», — отмечалось в коммюнике диппредставительства. В раздельном коммюнике посольство, подчиняющееся ПНС, опровергло информацию о том, что его закрытие связано с переходом ряда его сотрудников на сторону ЛНА.

Со своей стороны ПНС сообщило, что приостановка работы посольства произведена с целью защиты его персонала после серии неких актов «насилия» в их отношении. При этом не приводилось каких-либо данных ни об этих актах «насилия», ни о том, кто их совершал. «Проводится работа с египетскими властями с тем, чтобы прекратить эти акты насилия и обеспечить безопасность посольства», — отмечалось в коммюнике ПНС.

Известно, что Египет, ОАЭ и Саудовская Аравия во внутриливийском конфликте поддерживают фельдмаршала Х.Хафтара, в то время как Турция и Катар – ПНС, среди вооруженных формирований которого много близких к «Братьям-мусульманам».

Объявление о закрытии посольства Ливии в Каире последовало три дня спустя после того, как Х.Хафтар объявил о начале новой «решающей битвы» за Триполи, где сидит ПНС.

17 декабря в Триполи с кратким визитом побывал глава МИД Италии Луиджи Ди Майо. Там он встретился с главой ПНС Ф.Сарраджем. По версии ПНС, итальянский министр подтвердил «поддержку Италии» ПНС, а также усилиям эмиссара ООН в Ливии Гасана Саламе по запуску политического процесса внутриливийского урегулирования. Из Триполи Глава МИД Италии отправился в Бенгази.

19 декабря ПНС приняло решение о реализации соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности с Турцией, подписанного 27 ноября, открыв тем самым дорогу прямому турецкому военному вмешательству во внутриливийский конфликт.

За два дня до этого президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси осудил любые попытки внешних сил установить контроль над Ливией. «Мы не позволим никому контролировать Ливию. Это – вопрос, связанный с национальной безопасностью Египта», — сказал А.Ф.ас-Сиси. Четко и откровенно. В этой связи вряд ли кто верит заявлениям Москвы о непричастности российских частных военных компаний к событиям в Ливии.

20 декабря ПНС обратилось к пяти «дружественным странам», включая США, с призывом заключить двусторонние соглашения об обороне с тем, чтобы они оказали помощь в отражении наступления ЛНА на Триполи. Кроме США соответствующие письма за подписью Ф.Сарраджа были направлены Великобритании, Италии, Алжиру и Турции. В письмах были названы главные противники ПНС – «террористические организации, и в частности, «Исламское государство» и «Аль-Каида» (обе запрещены в РФ).

21 декабря парламент Турции одобрил соглашение о сотрудничестве в области обороны и безопасности, подписанное с ПНС в ноябре. Оно позволяет Анкаре направлять в Ливию военных и полицейских для подготовки их ливийских коллег. В случае, если Анкара решит направить в Ливию боевые части, ей придется получить отдельное разрешение парламента, как это было в случаях с Ираком и Сирией.

21 декабря силы ЛНА задержали для досмотра судно, следовавшее из Турции под флагом Гренады. Оно было сопровождено в порт Рас аль-Хелаль близ Дерны. Представители ЛНА продемонстрировали паспорта трех членов экипажа, все они были турками.

22 декабря в Бенгази с кратким визитом побывал глава МИД Греции Н.Дендиас. В аэропорте этого города он встретился с главой восточного правительства Ливии Абдаллой ат-Тани и своим коллегой Абдулхади аль-Хуэйджем. Затем Н.Дендиас отправился в Каир.

В тот же день президент Турции Р.ТЭрдоган заявил, что его страна увеличит в случае необходимости военную помощь Триполи, причем во всех ее формах.

24 декабря 4 жителя Триполи погибли, 6 получили ранения в результате попадания реактивного снаряда в рынок в Таджуре – восточном предместье столицы Ливии. Два дня спустя в Завие, что в 45 км к западу от Триполи, в результате авиаудара погибли по меньшей мере 2 человека из числа гражданского населения, 20 получили ранения.

27 декабря в Стамбуле было объявлено, что ПНС обратилось к Турции  с просьбой о военной помощи, и что такая помощь будет оказана. Уже 30 декабря канцелярия президента Турции передала в парламент проект закона, разрешающего использование турецких боевых подразделений в Ливии.

28 декабря в Никосии глава международно признанного ливийского парламента Акила Салех Исса призвал мировое сообщество отказаться от признания законности ПНС после того, как оно подписало противоречивые соглашения с Турцией. Он не исключил, что другие страны могут вмешаться в события в Ливии в случае, если Турция направит свои войска в эту страну.

30 декабря эмиссар ООН в Ливии Гасан Саламе заявил, что два соглашения, подписанных между Анкарой и ПНС, ведут к эскалации внутриливийского конфликта. Он выразил сожаление в связи с «интернационализацией конфликта, его территориальным расширением, в частности, на Восточное Средиземноморье, и обострением его чисто военной составляющей».

31 декабря по итогам чрезвычайной встречи в Каире Лиги арабских государств (ЛАГ) было заявлено о необходимости «помешать (иностранному) вмешательству в Ливии». Понятно, что речь шла о Турции.

Понятно, что зарубежных участников внутриливийского конфликта примирить невозможно – на кону ливийская нефть. А значит, кризис в этой стране будет только обостряться.

55.89MB | MySQL:106 | 0,443sec