О проблемных моментах в американо-турецких отношениях

Турция не поддается давлению со стороны Соединенных Штатов и отказывается избавиться от приобретенных у России зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400. Это признала во вторник 14 января на встрече с журналистами, отвечая на вопросы корр. ТАСС, заместитель министра обороны США по закупкам и тыловому обеспечению Эллен Лорд. «Мы все еще находимся на той же позиции: мы (США — прим. ТАСС) ясно заявили, что [американские истребители-бомбардировщики пятого поколения] F-35 и С-400 несовместимы. К сожалению, Турция не принимала решения делать какие-либо шаги по С-400, поэтому мы (США — прим. ТАСС) продолжаем переводить деятельность из Турции», — сказала заместитель главы американского военного ведомства. Она имела в виду перевод производства комплектующих для F-35 из Турции в США. В связи с этим Лорд заявила, что США в последнее время даже не вели с Турцией диалог по ситуации вокруг ЗРС С-400 и самолетов F-35. «У нас не было переговоров с Турцией относительно С-400 и F-35», — подчеркнула заместитель шефа Пентагона. «В последние пару месяцев», — уточнила Лорд.    При этом Лорд подтвердила, что к марту 2020 года, как уже объявлялось Вашингтоном ранее, основное производство комплектующих для F-35 планируется перенести из Турции в США.  «Основная часть нашей цепи поставок будет выведена из Турции к марту 2020 года. Есть несколько систем, по которым у нас — у [производителей F-35 американских корпораций] Lockheed Martin («Локхид-Мартин») и Pratt and Whitney («Пратт энд Уитни») подписаны контракты. Они, возможно, продлятся до конца года. Речь [в этом случае] идет о небольшой части систем», — отметила замглавы Пентагона.    Лорд отказалась пояснить, принято ли уже администрацией США решение о введении каких бы то ни было рестрикций в отношении Турции за приобретение ЗРС С-400. «За любые санкции в рамках CAATSA несет ответственность Госдепартамент США. Поэтому вам надо спрашивать у них», — сказала заместитель министра обороны.  Закон CAATSA («О противодействии противникам Америки посредством санкций») был принят в США в 2017 году. Он предусматривает применение правительством США ограничительных мер в отношении тех государств, которые заключают с Россией крупные контракты на закупку у нее оружия и военной техники.  Министерство обороны США пояснило, что данный шаг не является частью санкций. Последние могут быть введены в рамках CAATSA в дополнение к решению по F-35.  Анкара предупреждала, что пойдет на применение ответных мер, если Вашингтон введет санкции. Упоминалась перспектива того, что Турция может закрыть для США авиабазу Инджирлик.   В этой связи еще 17 декабря Министр обороны США Марк Эспер пока не может сказать, насколько серьезно власти Турции настроены на закрытие авиабазы Инджирлик для американских военных.    «Раньше мне об этом не докладывали», — цитирует министра агентство Рейтер. Он отметил, что узнал о заявлениях турецких властей из СМИ. «Так что мне нужно поговорить со своим коллегой из оборонного ведомства [Турции], чтобы понять, что они действительно имеют в виду, а также насколько они серьезны», — добавил Эспер. По его словам, если Анкара серьезно говорит о закрытии базы для США, то этот вопрос должен обсуждаться с НАТО. «Начнем с того, что они являются суверенной страной, так что у них есть неотъемлемое право размещать у себя или не размещать базы НАТО и иностранные войска», — сказал он. «Если они действительно говорят это всерьез, то это затрагивает весь альянс, обязательства перед альянсом», — подчеркнул Эспер. «Я думаю, что вопрос тут опять же в том, какого курса Турция придерживается в отношении НАТО», — добавил министр.    Президент Турции Р.Т.Эрдоган подтвердил 17 декабря, что его страна может закрыть авиабазу Инджирлик для США, если Вашингтон решится ввести санкции в отношении Анкары. Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу 11 декабря также говорил о готовности Анкары рассмотреть возможность закрытия базы Инджирлик для американских военнослужащих, если Соединенные Штаты введут санкции из-за приобретения российских зенитных ракетных систем С-400. Между тем в Пентагоне, комментируя слова президента Турции, ранее заявили, что Соединенные Штаты используют турецкие военные базы, в числе которых авиабаза Инджирлик, только с разрешения Анкары. В Турции уже не первый раз говорят о возможности закрытия авиабазы Инджирлик для американских военных. Обычно подобная риторика Анкары возникает в свете угроз из Вашингтона, однако до каких-либо конкретных шагов в этом направлении дело еще не доходило. Все может поменяться, если Вашингтон решиться на применение полной комплекса санкционных мер в рамках закона CAATSA, против чего на сегодня категорически возражают в Белом доме.
В этой связи американские военные аналитики делают следующие выводы из этой ситуации.   С американской военной точки зрения потеря Инджирлика и Кюреджика не означала бы конца света, поскольку Вашингтон мог бы легко найти альтернативные места на Ближнем Востоке. Однако такой шаг Анкары, если он произойдет, может иметь далеко идущие последствия, потенциально даже ускорив турецкую ядерную оружейную программу, которая может привести к гонке за атомным оружием по всему региону. Войска Соединенных Штатов в настоящее время дислоцированы на базах по всему Ближнему Востоку, но немногие из них сегодня столь же значительны, как на базах в Турции — по крайней мере, с точки зрения их геополитического значения, если даже не принимать во внимание их военный функционал. Потенциальная трещина между Турцией и США может стимулировать начало полной трансформации геополитической карты на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье — особенно в случае одного из наиболее радикальных потенциальных результатов: стремления Турции к обладанию собственным ядерным оружием.
Инджирлик является синонимом военного присутствия США в Турции с начала Холодной войны. Соединенные Штаты первоначально использовали авиабазу, которую Инженерный корпус армии США построил недалеко от побережья Средиземного моря в начале 1950-х годов, для проведения стратегических разведывательных миссий и других мониторинговых операций против Советского Союза и его союзников, прежде чем превратить объект в ключевой воздушный логистический хаб и учебный полигон. Совсем недавно Инджирлик стала базой для дозаправки с воздуха во время американского вторжения в Афганистан и промежуточной «базой подскока» для американских самолетов, которые переправляли американские войска, возвращающие домой после войны в Ираке. Сегодня Инджирлик является главной базой США для воздушных операций против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) в Сирии. Кюреджик, между тем, был создан в 2012 году в Восточной Анатолии, не ней развернут радар AN/TPY-2, как часть системы раннего предупреждения НАТО против потенциальных иранских баллистических ракетных атак на Европу. Учитывая важность Инджирлика и Кюреджика, Соединенным Штатам не хотелось бы терять базы — тем более, что страна изо всех сил пытается продолжать борьбу с «Исламским государством» (читай: сдерживания экспансии сирийских правительственных сил  и российской группы войск в Заевфратье) в то время, когда они сталкиваются с потенциальным вариантом сценария вывода своих сил из Ирака, что серьезно затруднило бы любые усилия по сохранению американского присутствия в Сирии. Более того, напряженность в отношениях с Ираном едва ли спадает, что повышает важность более широкой системы противоракетной обороны, защищающей Европу. Но даже в этом случае Инджирлик и Кюреджик не являются незаменимыми. У Соединенных Штатов есть многочисленные союзники на Ближнем Востоке, которые были бы рады предложить в качестве альтернативы авиабазы, включая Иорданию, с которой американские самолеты были бы лишь незначительно дальше удалены от районов Сирии, находящихся в непосредственной близости от базы Инджирлик. У Вашингтона также есть альтернативы в Европе, такие как прежде всего Греция, которая уже ведет переговоры с Соединенными Штатами о расширении присутствия там американских ВВС. Что касается Кюреджика, то Соединенные Штаты могли бы смягчить его потерю, используя дополнительное патрулирование эсминцами, вооруженными противоракетными системами, в Восточном Средиземноморье и Черном море до тех пор, пока в Восточной Европе не будет построен еще один запасной полигон.
Последствия потери баз в первую голову несут в себе политические риски. Например, если Турция пойдет на такой шаг, то это самым серьезным образом ухудшит двусторонние отношения. При этом более актуальным является ядерный вопрос. На протяжении всей Холодной войны Вашингтону удавалось решать двуединую задачу: он одновременно распространил ядерное сдерживание на союзников по НАТО, таких как Турция, предлагая им альтернативу в виде американских ядерных бомб B61, размещенных в Инджирлике. Таким образом блокировались любые инициативы Турции в рамках реализации своих собственных программ разработки ядерного оружия. Хотя есть некоторые сомнения относительно того, насколько современные турецкие летчики обучены и способны применять это оружие, нет никаких сомнений в том, что наличие собственного ядерного оружия в Турции дает Анкаре сильную уверенность в своей более широкой безопасности. Отказавшись от предоставления Турции своего ядерного зонтика, Вашингтон может подстегнуть Анкару к созданию собственного атомного оружия, особенно в то время, когда Турция находится в конфликте с Израилем (ядерной державой). На этом фоне Иран уже фактически возобновил свою ядерную программу, а Саудовская Аравия выдвинула идею разработки своей собственной атомной бомбы. Как бы то ни было, Р.Т.Эрдоган уже давно критикует идею сохранения режима нераспространения ядерного оружия. Без сомнения, Турция подвергнется значительному экономическому и политическому давлению, если она будет продвигать вперед любые планы по разработке собственного ядерного сдерживания, но Анкара вполне может рассчитать, что в случае фактического развода с Соединенными Штатами и потенциального появления новых ядерных держав по соседству плюсы программы ядерного оружия перевесят минусы. Естественно, такое решение будет иметь и другие серьезные последствия. Во-первых, НАТО может изгнать Турцию из Североатлантического альянса, в то время как она может также побудить другие страны, такие как Греция, продолжать развивать свои собственные ядерные программы, тем самым еще больше дестабилизируя хрупкое равновесие в регионе.
В более широком смысле вывод американского ядерного оружия из Инджирлика в случае серьезного американо-турецкого разрыва может побудить других союзников США, которые сейчас находятся под американским ядерным зонтиком, поставить под сомнение долгосрочную жизнеспособность их собственных специальных договоренностей на эту тему с Вашингтоном. Обстоятельства вывода ядерного оружия США из Инджирлика могут дополнительно подпитывать растущие призывы к ядерной автономии в таких странах, как прежде всего КСА, которое сталкивается с растущей иранской ядерной угрозой на фоне беспокойства о будущем американского военного присутствия в их странах. Если такую программу разработки собственного ядерного оружия начнет реализовывать Анкара, то это автоматически будет означать начало аналогичных программ в КСА и ОАЭ, вне уже позиции на эту тему Вашингтона.

55.87MB | MySQL:106 | 0,474sec