О влиянии региональной нестабильности и американо-иранской конфронтации на нефтяную отрасль Ирака

Международные эксперты полагают, что резко возросший в регионе уровень напряженности после убийства в Багдаде иранского генерала Касема Сулеймани и руководителя «Аль-Хашд аш-Шааби» Абу Махди аль-Мухандиса может существенным образом скорректировать планы иракских властей по увеличению добычи нефти в этой ближневосточной стране.

В течение последних нескольких лет Ирак интенсивно развивал нефтедобычу. При этом правительство Ирака существенно превышало квоту ОПЕК, установленную на уровне 4,5-4,7 млн баррелей в день. Это делалось на том основании, что Ирак существенно пострадал от военных кризисов последних десятилетий (американская оккупация, гражданская война 2005-2007 годов, борьба против террористической организации «Исламское государство» (запрещена в России)) и восстановление его экономики нуждается в усиленном финансировании. К концу 2020 года добыча нефти в этой стране достигла уровня 6,2 млн баррелей в  сутки, а задача выйти на 9 млн баррелей к 2023 году не выглядела невыполнимой. В 1973 году Ирак добывал 2,07 млн баррелей нефти в сутки, а к декабрю 2016 года уровень нефтедобычи в стране составил 4,83 млн баррелей. По мнению американских экспертов это только небольшая часть того, что сможет достичь это государство, учитывая его официальные и реальные (неофициальные) нефтяные запасы. Официально резервы «черного золота» в стране составляют 143 млрд баррелей. Однако фактически они приближаются к 250 миллиардам баррелей, то есть вполне сопоставимы с запасами Саудовской Аравии (260 миллиардов баррелей). Еще в 1997 году был опубликован отчет независимой американской аналитической компании Petrolog, в котором говорилось о том, что неоткрытые запасы нефти Ирака могут составлять 215 млрд баррелей. Одновременно себестоимость нефтедобычи в Ираке, как и в КСА является чрезвычайно низкой: 1-2 доллара за баррель.

Для того, чтобы достичь объема нефтедобычи в 9 млн баррелей в день, Ираку необходимо привлечь большие инвестиции. Прогноз их объема варьируется от 7 до 36 млрд баррелей. В случае политически стабильной ситуации в Ираке это не было бы проблемой,  так как работающие здесь американские, российские и китайские компании с готовностью предоставили бы деньги. По сообщениям портала OilPrice.com, значительные инвестиции в ТЭК Ирака готов был предоставить Китай. В сентябре 2019 года правительственная делегация Ирака во главе с премьер-министром Аделем Абдель Махди посетила КНР. Основным вопросом на переговорах стало обсуждение сделки «нефть в обмен на реконструкцию». Как планируется, китайские компании будут работать в Ираке в обмен на поставки нефти в ежесуточном объеме в 100 тысяч баррелей в КНР. В настоящее время это ближневосточное государство нуждается в 88 млрд долларов для восстановления своей инфраструктуры, разрушенной пятнадцатью годами конфликтов.  По словам Аделя Абдель Махди, в случае реализации данного проекта 20% иракского экспорта нефти будет приходиться на Китай. Премьер отметил: «Мы согласились с Пекином о создании совместного инвестиционного фонда, наполнение которого будет происходить за счет доходов от нефти». Следует также отметить, что наибольшие объемы иракского экспорта нефти идут в Китай и Индию (по миллиону баррелей в сутки соответственно).

Значительные успехи иракской нефтегазовой индустрии в последние годы в значительной степени обусловлены сотрудничеством с иностранными компаниями. 12 мая 2018 года между Министерством нефти Ирака и компанией British Petroleum было подписано соглашение о том, что данная британская структура становится основным оператором в провинции Киркук, в которой сосредоточено около 50% нефтяных запасов Ирака. На церемонии подписания заключительных документов министр нефти Ирака, Джафар аль-Луэйби заявил представителям СМИ, что BP «предстоит вернуть производство нефти в Киркуке в нормальное русло, что является нетривиальной задачей, с учетом того ущерба, который был причинен отрасли в ходе боевых действий и при оккупации провинциями силами террористов». Компания призвана не только возобновить полномасштабную добычу нефти, но и привнести самые современные технологии, провести все работы «под ключ». Таким образом, BP дан полный карт-бланш. Целью проекта будет полномасштабное наращивание добычи нефти и газа на севере Ирака до максимально возможных объемов с возобновлением поставок по северному маршруту в турецкий порт Джейхан, а также, в Иран. Все это в течение ближайших 3, максимум 5 лет позволит нарастить добычу нефти на, примерно, 1,5-2  млн баррелей в сутки.

В то же время работа британской компании Royal Dutch Shell сосредоточилась на повышении эффективности газовой отрасли Ирака. Royal Dutch Shell практически полностью сконцентрировалась на газе и развитии СПГ, после того как смогла договориться с правительством Ирака о выходе из концессии на нефтяном месторождении «Маджнун» и уступив свою долю в «Западной Курне-1» японской корпорации Itochu. Природный газ Ирака может быть использован двояко. Во-первых, для выработки электроэнергии. Учитывая негативную ситуацию с энергоснабжением в Ираке, это было бы весьма актуально. Во-вторых, на экспорт. Заинтересованность в импорте иракского газа уже выразили Турция, Сирия и Иордания. Возможны и поставки иракского газа в европейском направлении.

Значительную роль в повышении эффективности и работоспособности нефтяного сектора Ирака должно сыграть строительство Мощностей по снабжению нефтяных месторождений морской водой (Common Seawater Supply Facility, CSSF). Эта вода будет поставляться к основным месторождениям и закачиваться для повышения выхода нефти. Эксперт портала OilPrice.com Саймон Маллинсон отмечает, что «Работы над CSSF должны были начаться уже сейчас, но мы до сих пор не видели старта этой деятельности. Некоторые компании создают собственные мощности подачи воды, например, итальянская Eni на месторождении Зубайр, но это не решение проблемы». Основным актором по созданию мощностей CSSF должна была выступить американская компания Exxon Mobile.

В связи с резким обострением обстановки в Ираке и вокруг этой страны в настоящее время эти грандиозные планы поставлены под угрозу. Перед Ираком все более встает угроза превращения в площадку американо-иранского противостояния. На это указывают и блокада демонстрантами посольства США в Багдаде, и иранский ракетный удар по военной базе Айн эль-Асад 8 января с.г. Президент США  Дональд Трамп уже пригрозил, что если в случае войны между Ираном и США иракцы встанут на иранскую сторону, это государство столкнется с «невиданными в своей истории санкциями». Риск начала масштабного конфликта может побудить крупные зарубежные нефтяные компании отказаться от инвестиционных планов в этом государстве. В этих условиях большую стабилизирующую роль может принести деятельность некоторых иракских политиков, пытающихся предотвратить насильственные действия против американцев в Ираке. В частности, лидер блока «Саирун» Муктада ас-Садр призвал к проведению мирного «марша миллионов» за вывод американских войск из страны в противовес нападениям на американские военные базы.

55.75MB | MySQL:105 | 0,437sec