Миграционная ситуация в южном и восточном средиземноморье на 2006-2007 годы

По материалам доклада Евро-средиземноморского консорциума прикладных исследований международной миграции

Проект по сотрудничеству в области социальной интеграции иммигрантов, международной миграции и других перемещений людей инициирован Европейской комиссией и является частью программы MEDA (Mediterranean Economic Development Area – программа Евросоюза по поддержке экономических реформ в странах Средиземноморья). Цель проекта — создание эффективного инструмента для отслеживания, анализа и прогнозирования миграционных процессов, изучения причин их появления и влияния на страны Европы и на средиземноморские страны Африки и Ближнего Востока. Для осуществления этого проекта был создан CARIM – Euro-Mediterranean Consortium for Applied Research on International Migration (Евро-средиземноморский консорциум прикладных исследований международной миграции), который ежегодно публикует доклад о международной миграции в регионе Южного и Восточного Средиземноморья [1].

Миграционные процессы Ближнего Востока становятся все более сложным и многосторонним явлением в результате глобализации, войн, различных конфликтов, изменений на рынке рабочей силы, расширения сети транснациональных корпораций. Политическая нестабильность, притеснения со стороны различных группировок, религиозная и этническая дискриминация, гражданские войны и бедность – главные факторы, формирующие масштабные потоки вынужденной миграции. Сегодня Ближневосточный регион относится к важным центрам нелегальной миграции. Жители терпящих бедствие регионов Ближнего Востока и Африки часто через Алжир, Марокко, Тунис, Египет, Ливию и другие страны стремятся перебраться в более благополучные страны Европы. Это делает Ближний Восток и Северную Африку важным регионом с точки зрения транзитной миграции. Транзитная миграция – это миллионы незарегистрированных трудовых мигрантов, беженцы и жертвы торговцев людьми, поэтому особое внимание правительств стран — членов ЕС сегодня обращено на Средиземноморский регион, в первую очередь на южное побережье, которое служит главной транзитной территорией для мигрантов и беженцев, мечтающих проникнуть в Европу.

В ежегодном докладе CARIM исследуются основные миграционные проблемы региона Средиземноморья. Несмотря на недостаток достоверных данных и ограниченные возможности статистического учета миграционных потоков (анализ по странам ограничен Египтом, Алжиром, Сирией, Ливаном, Марокко, Палестиной, Турцией и Тунисом), в докладе рассмотрены важные аспекты передвижений населения ряда прибрежных стран, поэтому он представляет интерес для изучения.

Алжир

Алжир как страна, которая одной из последних завоевала независимость от Франции, особенно выделяется в докладе с точки зрения анализа миграционных тенденций. С одной стороны, эмиграция рассматривается правительством как новая форма колониальной зависимости, с другой – неспособность поддержать необходимый уровень занятости населения (безработица до 2005 г. превышала 20%) диктует свою миграционную политику. Власти страны стремятся поддерживать связь с эмигрантами через консульства, оказывать им необходимую поддержку и защищать их интересы, поощрять инвестиции эмигрантов в экономику страны (проект Национального агентства инвестиционного развития Алжира «Home sweet home»). Статистика указывает на рост эмиграции из страны (более 1,7 млн эмигрантов в 2005 г.) в Европу, прежде всего во Францию и Испанию. Денежные переводы с 2003 г. превысили 1 млрд долларов, а в 2007 г. составили более 2,9 млрд [2].

В то же время растет иммиграция в Алжир из стран южнее Сахеля. Правительство принимает меры по задержанию «харрагас» (нелегальных мигрантов), но контролировать потоки незаконной миграции пока не удается (если вообще возможно контролировать эмиграцию людей, способных заплатить 1000 евро за «билет» на рыбацкое судно, чтобы перебраться с риском для жизни через море в Европу) [3].

Отмечается продвижение Алжира по пути урегулирования миграционных процессов. Улучшилась кооперация между институтами, отвечающими за эмиграцию, положение алжирских граждан за границей, усилился контроль за нелегальной миграцией за счет создания специального агентства по борьбе с нелегальной миграцией, расширения полномочий национальной жандармерии, создания карты вилайев [4] с риском проникновения нелегалов [5] и других мер. Несмотря на это страна чаще выступает за экономические методы борьбы с эмиграцией из развивающихся стран. В сфере безопасности и контроля над миграционными процессами Алжир сотрудничает с Мавританией и Тунисом, однако из-за политических разногласий с Марокко подобное сотрудничество наладить не удается (результат – бойкот Конференции по миграции в Рабате в 2006 г.). В других направлениях процесс налаживания сотрудничества протекает более успешно. Так, сегодня работает нигеро-алжирский пограничный комитет, чья компетенция распространяется на провинции Тамангассет и Иллизи (Алжир), Агадес и Тахуа (Нигер). Собрания комитета решают вопросы передвижения людей и товаров через границы двух стран. Подобные структуры созданы на границе с Мали.

В то же время сохраняется необходимость доработки алжирского миграционного законодательства, поскольку, как отмечается в докладе CARIM, многие его положения вступают в противоречия с нормами международного права: часто звучит критика алжирских властей в отношении условий пребывания иностранцев в стране и предоставления виз.

Египет

Экономические реформы, начатые в начале 90-х и направленные на стимулирование притока инвестиций в экономику и увеличение роли частного сектора, способствовали росту конкурентоспособности страны на международном рынке. В последние годы отмечается рост ВВП на душу населения. Ожидается рост инвестиций и потребления. Основными факторами, способствующими росту экономики, являются запасы природного газа, интенсивно развивающийся строительный сектор и Суэцкий канал. Не менее важную роль в экономике играют переводы иммигрантов (до 4,3% ВВП в 2006 г.).

Проблемы для экономики продолжают составлять безработица, которая в 2007 г. равнялась 10,3% (по сравнению с 9,5% в 2006 г.), и теневая экономика. По данным правительства и частных предприятий, ежегодно на рынок рабочей силы приходят 700-800 тыс. человек [6]. Численность рабочей силы в 2007 г. выросла на 2,16% и составила 21,8 млн человек. Почти 100% 78-миллионного населения Египта проживают в трех основных районах страны: в городах и окрестностях Каира, Александрии и вдоль побережья Нила, что создает дополнительные экономические и демографические проблемы. Поэтому не удивительно, что Египет назван одной из главных стран, экспортирующих рабочую силу. В связи с тем, что эта проблема актуальна для страны, прошла реструктуризация некоторых министерств, и ответственность за вопросы, касающиеся миграции и жизни египтян за границей, легла на Министерство рабочей силы и эмиграции (раньше эти вопросы в кабинете министров отдельно не рассматривались).

Основная составляющая эмиграции из Египта – трудовая миграция (около 2/3 уехавших из Египта – трудовые иммигранты) преимущественно в нефтедобывающие страны Ближнего Востока. До сих пор нет точной оценки, насколько этот процесс способствует борьбе с безработицей. Данные об эмигрантах из Египта нельзя считать достаточно достоверными. Они могут различаться в зависимости от учреждения, ведущего статистику. Так, данные CAPMAS (The Central Agency for public Mobilization and Statistics – Центрального агентства по общественной мобилизации и статистике [7] по эмигрантам почти на миллион превышают данные Министерства иностранных дел. По официальным данным на 2006 г., численность эмигрантов из Египта составляет более 3,9 млн человек (около 5% населения Египта), однако некоторые министерства дают цифры до 5 млн.

Согласно мировой статистике, Египет входит в десятку основных стран трудовой эмиграции на Ближнем Востоке и в Северной Африке [8]. На труд мигрантов из Египта предъявляют спрос прежде всего в Саудовской Аравии, Ливии, Иордании и Кувейте (87,6% трудовых эмигрантов из Египта). После окончания гражданской войны Ливан стал новым местом назначения для низкоквалифицированных работников из Египта, которые нашли работу в секторе строительства и реконструкции (хотя после ливано-израильского конфликта 2006 г. начался небольшой отток египетских граждан из Ливана). Ситуация в Ираке также негативно повлияла на желание египетских эмигрантов работать в этой стране.

Временная трудовая эмиграция представлена в основном двумя категориями: высококвалифицированными и неквалифицированными работниками (от ученых до рабочих на производстве). В нефтедобывающие страны на заработки едут преимущественно мужчины (90% временных трудовых иммигрантов). Сегодня неквалифицированные работники из Египта в странах Персидского залива сталкиваются со значительной конкуренцией со стороны дешевой рабочей силы из Южной и Юго-Восточной Азии, и их доля постепенно сокращается. Говоря о профессиональной структуре трудовой эмиграции из Египта, можно отметить, что такие страны, как Саудовская Аравия, Ливия, Кувейт, ОАЭ, Катар, Йемен и Оман, являются реципиентами преимущественно высококвалифицированных египетских работников. Доля ученых и специалистов среди эмигрантов варьируется от 70% в Йемене до 40% в Саудовской Аравии. Больше всего доля неквалифицированных египетских рабочих в Ливане (более 75%). В Ираке и Иордании египетские низкоквалифицированные работники составляют около 70%, в ОАЭ – 50%, в других арабских странах — от 37% в Катаре до 8% в Йемене. Таким образом, страны Персидского залива и Ливия являются основными центрами иммиграции для египетских специалистов и ученых. В то же время некоторые страны Персидского залива, Иордания, Ирак притягивают значительное число неквалифицированных трудовых иммигрантов из Египта.

Примечательно, что образовательный уровень эмигрантов гораздо выше, чем тех, кто проживает в Египте (более 53% египетских эмигрантов окончили среднюю школу или получили высшее образование, в то время как среди жителей страны эта цифра составляет чуть более 30%). Это не удивительно, поскольку высокий уровень образования повышает возможности трудоустройства за границей. Для Египта «утечка мозгов» – актуальная проблема (причем 2,5% граждан с высшим образованием мигрируют в США, еще 5% в страны ОЭСР [9].

В последнее время наблюдается рост иммиграции в страну беженцев и ищущих убежище. Важная причина этого явления — наличие в стране самой масштабной в мире системы программ по переселению вынужденных мигрантов в Канаду, Австралию, США, Финляндию — как через проекты УВКБ ООН, так и через частные спонсорские проекты. В Египте проживают пять самых многочисленных в мире групп беженцев, населяющих в основном урбанизированные районы страны (суданцы, за которыми следуют сомалийцы, эфиопы, эритрейцы и беженцы из региона Великих озер). В целом, численность беженцев в Египте неизвестна, и существуют огромные несоответствия данных о численности беженцев, получивших свой статус от УВКБ ООН, и данных, представленных государственными учреждениями. Таким образом, численность беженцев варьируется от 500 тыс. до 3 млн. Подобный разброс данных можно отнести к проблемам определения статуса мигранта: прибыл ли он в поисках убежища или работы, временного или постоянного проживания. Египетское правительство практически не проводит целенаправленных кампаний по депортации нелегальных иммигрантов (впрочем, как и не организует программы по интеграции беженцев).

Израиль

Доклад уделяет внимание миграционному законодательству и миграционной политике Израиля, которая, несмотря на большой опыт решения миграционных вопросов, вынуждена постоянно заниматься проблемами, связанными со столкновением интересов работодателей, местных и иностранных работников, рекрутинговых агентств и политиков. Еще в июне 2005 г. правительство Израиля призвало министерства, имеющие отношения к миграционным процессам в стране, инициировать и продвигать законопроекты, которые обновили бы миграционную политику страны. Была создана специальная комиссия во главе с профессором Амноном Рубинштейном для анализа миграционной политики Израиля. Хотя Израиль сталкивается с теми же миграционными проблемами, что и многие западные страны, для этой страны характерны и специфические проблемы, связанные с наличием общих границ с развивающимися странами и территориями. Политика в отношении иностранных граждан все более направлена на ограничение иммиграции. Вместе с тем, по решению Верховного суда, некоторые ее аспекты были пересмотрены из-за систематических нарушений прав иммигрантов. В 2006 г. была создана новая система найма мигрантов в сельском и домашнем хозяйстве, которая расширила возможности рекрутинговых компаний по наблюдению за местонахождением и условиями труда иностранного работника. Некоторые категории рабочих получили возможность уволиться, не потеряв легального статуса, а также получать более высокую заработную плату в тех секторах израильского рынка труда, где их трудоустройство разрешено.

Многие неправительственные организации выступили с критикой миграционной политики Израиля (получившей название политики «револьверных дверей»), в результате которой работники, легально прибывшие в Израиль, но потерявшие свой легальный статус по не зависящим от них обстоятельствам, высылались миграционной полицией, в то время как на их место нанимались новые трудовые иммигранты. Нововведениями израильской миграционной политики являются фидуциарные счета для строительных рабочих (работодатели делают отчисления на имя работника, однако деньги он может получить только после того, как покинет страну) и обязательные отчисления, проводимые компаниями по найму рабочих в строительном секторе (которые конфискуются в случае, если эти компании не следуют трудовому законодательству).

Нееврейская иммиграция в Израиль сегодня идет по трем основным направлениям. Первое – иммиграция из стран бывшего Советского Союза и Эфиопии. В докладе имеется в виду алия мигрантов, подпадающих под Закон о возвращении благодаря семейным связям с евреями, но при этом необходимо отметить, что из этих стран в Израиль идет и трудовая иммиграция (из стран бывшего Советского Союза в 2006 г. прибыло 13% всех зарегистрированных трудовых иммигрантов), хотя из Эфиопии она не столь значительна. Второе направление — легальная и нелегальная трудовая иммиграция из разных стран после 1993 г., иммиграция палестинцев, получивших право на постоянное проживание и гражданство через воссоединение с семьями или женитьбу. Сегодня многие политики заявляют, что иммиграция угрожает еврейскому характеру государства. В 2005 г. Совет национальной безопасности Израиля предоставил данные, согласно которым еврейское большинство Израиля постепенно сокращается и только ограничительная иммиграционная политика может это предотвратить. На фоне данных выводов о необходимости ужесточения миграционного законодательства автор статьи по Израилю в докладе CARIM обращает внимание на дебаты, которые велись вокруг вопроса о предоставления гражданства детям иммигрантов. В конце концов, в 2006 г. было принято решение о предоставлении гражданства детям трудовых иммигрантов, которые прибыли в страну в возрасте до 14 лет, которые прожили в Израиле не менее шести лет и чьи родители легально въехали в страну. Правда, это решение Эли Ишай (партия ШАС), заместитель главы правительства и министр промышленности и торговли, назвал «концом еврейского государства» [10].

Трудовая иммиграция в Израиль – это преимущественно временная иммиграция рабочей силы с низкой квалификацией. По данным Банка Израиля, в 2006 г. в стране численность палестинцев составляла 47 тыс., а численность иностранных рабочих (иностранными рабочими в Израиле принято называть трудовых иммигрантов-непалестинцев) — около 189 тыс. [11]. Кроме того, в стране находятся тысячи незарегистрированных нелегальных трудовых иммигрантов. Помимо трудовых иммигрантов с Филиппин, Таиланда (которые являются ведущими экспортерами иностранной рабочей силы в Израиле), бывших советских республик, Румынии, Китая и Непала, в страну прибывают рабочие из стран Юго-Восточной Азии, Восточной Европы и Ближнего Востока. Граждане стран Африки и Южной Америки составляют пока небольшие по численности, но относительно организованные группы общины иммигрантов [12]. Африканцы прежде прибывали в Израиль в основном в качестве паломников на Святую землю. Впоследствии, когда в Израиле появились новые возможности для трудоустройства (в первую очередь в связи с интифадой 2000 г.), они стали новым источником дешевой рабочей силы и нелегальной иммиграции.

В докладе обращается внимание на то, что, несмотря на послабления для детей иммигрантов, в стране продолжают существовать ограничения на воссоединение палестинцев с семьями, что правительство оправдывает соображениями безопасности. С момента основания Израиля именно объединение семей привело в Израиль более 150 тысяч палестинцев, однако с началом интифады 2000 г. Израиль принял решение не рассматривать прошения палестинских жителей о воссоединении с супругами и членами семей, проживающими за границей, а также не выдавать им разрешений на посещение территорий. По состоянию на октябрь 2005 г., Палестинской администрацией было получено более 120 тысяч прошений о воссоединении семей, поданных палестинцами, проживающими на Западном берегу и в секторе Газы, которые Израиль рассматривать отказался [13].

В итоге делается вывод о том, что власти будут продолжать вести ограничительную политику в отношении иммигрантов. По мнению автора, несмотря на все ограничения, в настоящее время «револьверные двери» Израиля «впускают» в страну больше трудовых иммигрантов, чем «выпускают». Страна сегодня пытается найти баланс между требованиями безопасности, экономическими и демографическими нуждами. Трудовая иммиграция имеет ряд неоспоримых преимуществ, от которых Израиль не в праве отказываться с учетом того, что контрпартнеры активно используют эти преимущества, и следование строго ограничительной политике могло бы означать проигрыш в конкурентной борьбе.

Ливан

Для Ливана характерны значительные потоки как иммиграции, так и эмиграции. По мнению многих специалистов, основным препятствием для исследований служит недостоверность данных о численности мигрантов. В основном, относительно наиболее реалистичные цифры предоставляют агентства СМИ. Доклад CARIM, оценивая последствия войны 2006 г., приходит к выводу, что большинство ливанцев, покинувших страну в период конфликта, возвратились на родину, однако война оказала негативное влияние на иммиграцию иностранной рабочей силы. Более того, многие предприятия столкнулись с нехваткой работников (особенно в сельском хозяйстве и строительстве). Трудности найма иностранных рабочих привели (пока в незначительных масштабах) к «ливанизации» некоторых профессий (особенно это заметно в упомянутых выше секторах экономики).

По данным местных источников, в Ливан сегодня наблюдается значительная миграция из стран Азии (3/4 иностранной рабочей силы или более 77 тыс. чел., в основном из Шри-Ланки и Филиппин). За азиатскими работниками, согласно данным о численности трудовых иммигрантов, следуют египтяне, однако в стране незаконно работает значительное число сирийских иммигрантов (хотя с выводом сирийских войск и войной летом 2006 г. их численность начала сокращаться), которым не требуется предъявлять специальных документов при приеме на работу, и потому многие из них работают в стране нелегально. Часто незаконно трудоустраиваются палестинские беженцы. Именно к ним обратились власти после начала оттока иностранных рабочих. Одним из последних законодательных актов было разрешение палестинцам, родившимся в Ливане, устраиваться на некоторые виды работ.

По данным национальной статистики, более 40% ливанцев едут в арабские страны, около 20% в Европу, приблизительно 15% в Северную Америку. Специалисты предсказывают рост эмиграции из Ливана, в первую очередь молодых людей и квалифицированных специалистов [14]. Опросы эмиграционных центров (хотя их данные не отличаются репрезентативностью) показывают, что около 30% ливанцев уезжают из страны по политическим причинам и примерно столько же по экономическим. Среди эмигрантов много преподавателей высших учебных заведений. Многие научные работники уезжают под предлогом проведения исследовательских проектов, но с твердым желанием поселиться в стране иммиграции.

В целом, работа за границей всегда была важным источником материального благополучия ливанских семей. Однако сегодня эмиграция, несмотря на ее вклад в развитие экономики страны (в 2006 г. переводы эмигрантов составили 20,7% ВВП), может представлять угрозу этноконфессиональному балансу страны.

Несмотря на политическую нестабильность, в Ливане были приняты некоторые законопроекты, касающиеся миграционного законодательства. Так, был создан проект «карты эмиграции» (2006), призванный информировать эмигрантов об их правах (например, о возможности в определенных случаях получить разрешение на безвизовый въезд в страну) и укрепить таким образом связи с диаспорой, стимулировать приток инвестиций.

Среди миграционных проблем Ливана в докладе CARIM отмечается растущая роль страны как транзитной территории для нелегальных трудовых мигрантов в западные страны, а также для торговцев людьми.

Иордания

В докладе рассматриваются демографические и экономические аспекты иммиграции в Иорданию. Иммиграция сегодня играет важную роль в росте населения этой страны. Трудовые иммигранты работают в основном в частных домохозяйствах, где они составляют около 96% работников в этом секторе. Сектор сельского хозяйства и строительства также зависят от иммигрантов — на 46 и 40% соответственно. Другие секторы экономики Иордании, зависящие от иностранной рабочей силы, – обрабатывающая промышленность (около 30%), сервис отелей и ресторанов (приблизительно 20%). По данным Министерства труда, в Иордании более 260 тыс. иностранцев, в основном из Египта (более 70%) и Сирии, многие из них зарабатывают менее 140 долл. в месяц. При этом более 80% трудовых иммигрантов неграмотны.

Большинство иорданских специалистов и политиков считают необходимым поощрять трудовую миграцию граждан в арабские страны. Подобные меры могут благоприятным образом отразиться на уровне безработицы в стране и увеличить доход от денежных переводов (в 2006 г. они составили около 20% ВВП – около 2,5 млрд долл.). В результате эмиграции иорданцев растет спрос на рабочую силу, и соответственно, повышается заработная плата населения. Сегодня более 350 тыс. иорданцев работают за границей, в основном в странах Персидского залива, очень многие из них работают в областях, требующих высокого профессионализма и квалификации. В этом заключается важная роль миграции в экономике страны: существует большая разница между трансфертами низкоквалифицированных трудовых иммигрантов в Иордании и трансфертами высококвалифицированных иорданцев, работающих за границей (чистый поток денежных переводов в 2004 г. составил более 18% от ВВП).

Безработица является одной из главных проблем страны с самого ее основания в 1946 г., и по многим причинам: ограниченность природных ресурсов, высокая рождаемость при низкой смертности, в определенной степени, начиная с 1948 г., иммиграция палестинцев. По официальным данным на 2007 г., уровень безработицы в стране достиг 15,4%, по неофициальным – более 30%. Из-за высоких темпов роста населения и увеличения предложения рабочей силы уровень безработицы в ближайшие годы будет расти, если не произойдет каких-либо структурных изменений (изменение демографической политики или рост инвестиций), которые бы повысили спрос на рабочую силу.

Нужно сказать, что в стране проводится активная миграционная политика, что было отмечено и авторами доклада. В 2006 г. были приняты поправки к закону об иностранных гражданах, регулирующие работу частных агентств по найму работников в секторе домашних хозяйств. В 2005-2006 гг. Иордания заключила три соглашения, связанных с миграционным урегулированием. 9 сентября 2005 г. был подписан меморандум о взаимопонимании с США, согласно которому иракские военные могут проходить обучение в иорданском Международном центре по обучению полиции. 11 августа 2005 г. был подписан меморандум о взаимопонимании с Великобританией. В нем определяются обязательства правительства той или иной страны в отношении лиц, экстрадиции которых потребовал партнер по соглашению. 6 февраля 2006 г. был подписан меморандум о взаимопонимании с Сирией по сотрудничеству в вопросах трудовой миграции. Очевидно, миграционная политика в Иордании – это неотъемлемая часть всего политического процесса в стране. Страна может дать право на въезд 600 тыс. иракским беженцам и иммигрантам, но запретить въезд 200 иранским курдам [15].

Среди миграционных проблем, обсуждаемых в Иордании, упомянуты многочисленные нарушения прав иммигрантов, а также решение о запрете выдачи гражданства детям женщин, гражданок Иордании, которые вышли замуж за иностранцев. Кроме того, в связи с наплывом иракских иммигрантов в результате войны 2003 г. начались диспуты по поводу разрешения иракским детям посещать государственные и частные учебные заведения (ежегодно посещение 35 тыс. иностранных учащихся государственных школ обходится Иордании в 14 млн иорданских динаров) [16].

Марокко

В отношении Марокко в докладе отмечается, что страна сделала значительные успехи в области регулирования миграционных процессов. Были приняты меры по улучшению положения марокканцев, живущих за границей (подписан ряд соглашений с Италией, Францией, Египтом, Мексикой и др. странами), повысилась эффективность работы марокканских консульств, которые также получили новые средства связи. Были сделаны шаги для создания культурного пространства, благоприятствующего сотрудничеству и диалогу между Марокко, диаспорой и европейскими странами. В довершение всего Министерство марокканцев за границей учредило Национальный день мигранта и Международный день мигрантов. В связи с ростом численности граждан Марокко во Франции, Испании, Италии, Голландии, Ливии и США в этих странах были открыты новые консульские учреждения. Кроме того, правительство страны с целью улучшения религиозного образования марокканцев за границей сотрудничает с правительствами других стран, поощряя преподавание арабского языка детям иммигрантов. Важность последнего трудно не оценить, поскольку сегодня угроза появления террористов-смертников среди иммигрантов исходит во многом из неправильного толкования Корана. Поколения иммигрантов, не имеющие возможности самостоятельно изучать религиозные тексты, вынуждены прибегать к помощи имамов или других духовных наставников, зачастую радикально настроенных, интерпретирующих религиозные тексты на свой лад.

В докладе, так же как и в отношении Иордании, отмечается положительное влияние эмиграции на экономику страны. Это связано не только с притоком иностранной валюты через денежные переводы, но и с ростом занятости, возможности направления денежных средств не на пособия, а на повышение квалификации работников и инвестиции в экономику. Особо подчеркивается растущая роль женщин в связи с трудовой эмиграцией мужчин. В отсутствие мужчин некоторые женщины становятся во главе семьи (так, в 50-е годы уборкой урожая занимались одни мужчины, но в связи со значительной эмиграцией как в город, так и в другие страны сегодня этим занимаются преимущественно женщины), но чаще многие из них сами стали уезжать на работу или учебу за границу. Стоит отметить, что феминизация миграции заключает в себе как большие экономические преимущества для страны, так и социальные проблемы, поскольку женщины чаще, чем мужчины, становятся жертвами эксплуатации и насилия.

Остаются проблемы нелегальной миграции, хотя их масштабы несколько сократились в результате мер, принятых в области патрулирования границ и раскрытия сетей по переправке нелегальных мигрантов. В 2006 г. стартовал трехлетний проект по установлению контроля над основными маршрутами нелегальной миграции из Марокко в Европу (в первую очередь в Испанию). В Рабате в 2006 г. прошла конференция высокого уровня ЕС–Марокко–Испания–Франция по проблемам нелегальной иммиграции из Африки, которая собрала представителей 60 стран.

Палестина

Особое внимание в докладе уделяется ситуации в Палестине, и прежде всего истории формирования законодательной базы на территориях ПНА. Без нее в принципе невозможно проведение эффективной миграционной политики, но, учитывая ситуацию на Западном берегу и в секторе Газы, говорить о существовании подобной политики сегодня вряд ли представляется возможным. Основной закон, ратифицированный в 2002 г., не касается ни границ, ни беженцев, ни государственности. Однако, даже с учетом ограниченной юрисдикции ПНА, существуют некоторые нормы, регулирующие расселение и проживание иностранцев, их интеграцию, права, а также частично регламентирующие отношения ПНА с палестинцами в диаспоре. Несомненно, данная система нуждается в доработке. В частности, согласно формулировке палестинского закона о детях № 7 от 2004 г., на гражданство имеет право любой ребенок, родившийся на территориях (не указывается, должны его родители быть палестинцами или нет). Доклад касается миграционных вопросов, не предусмотренных палестинским законодательством. В целом, любое продвижение в этой сфере зависит от результатов палестино-израильских переговоров.

Неизменно на повестке дня остается проблема палестинских беженцев, численность которых растет из-за специфики ее учета БАПОР (так, новые поколения палестинцев также числятся среди беженцев). Относительную свободу передвижения из Газы в Израиль сегодня имеют лишь палестинцы с идентификационными карточками. В целом, миграция остается под контролем израильских властей. Из соображений безопасности, вопреки положениям международного права, из Израиля высылаются семьи террористов-смертников. Кроме того, страна проводит политику запрета на воссоединение палестинцев с территорий с семьями в Израиле. В 2007 г. в качестве шага навстречу председателю Палестинской администрации Махмуду Аббасу было одобрено 3400 прошений об объединении семей, поданных палестинскими жителями Западного берега для своих супругов и ближайших родственников, однако это был именно разовый шаг, а не возобновление регулярного процесса, в рамках которого будут решаться вопросы об объединении семей.

Надежды на восстановление палестинской экономики в значительной степени возлагаются на палестинскую диаспору, которая сегодня насчитывает 4-5 млн человек, живущих не только в соседних странах, но и в странах Персидского залива, США, Канаде, странах Южной Америки и Европы. Подчеркивается важная роль проекта PALESTA (Palestinian Scientists and Technologist Aboard/Палестинские ученые и специалисты за границей), которому в 2007 г. исполнилось 10 лет. Этот проект призван использовать потенциал палестинских ученых и специалистов, работающих за границей, для развития Палестины. Тем не менее инвестиционный климат на территориях нельзя назвать привлекательным: хотя для иностранных инвесторов существуют (на определенное время и при определенных условиях) налоговые послабления, они имеют весьма ограниченные возможности получить вид на жительство. В целом, авторы доклада приходят к мнению о том, что на территориях, как с политической, так и с социальной точки зрения, не делается попыток способствовать интеграции репатриантов и беженцев. Неправительственные организации охотнее лоббируют идею возвращения беженцев (в Human Rights Watch или Amnesty International – неправительственные организации, занимающиеся защитой прав человека), чем программы помощи тем, кто вернулся на родину.

Проблемы миграции особенно актуальны для палестинских территорий, которые представляют собой два анклава. Временная палестинская конституция не решает многочисленных вопросов, связанных с миграцией. В то же время подвижки в этом деле есть. Так, в 2006 г. палестинское Министерство планирования разработало среднесрочный план подготовительных работ на 2005-2007 гг., решающих проблемы в лагерях беженцев. Это можно считать относительно серьезным продвижением. Ведь до сего момента подобные проблемы решало либо международное сообщество, либо БАПОР.

Как бы то ни было, остаются проблемы, которые требуют срочного решения. Сегодня лагеря палестинских беженцев представляют собой изолированное пространство, и если где-то за их пределами через законы хотя бы частично чувствуется присутствие власти, то в лагерях это ощущение отсутствует. Здесь люди предоставлены сами себе. Урбанизация протекает хаотично, путем неупорядоченных застроек. Управленческие функции возложены на руководство лагерей, лидеров политических фракций или представителей сил безопасности, и подходы к решению проблем меняются с приходом новых руководителей, которые чаще всего заинтересованы в культивировании палестинского национализма. Таким образом, проблема беженцев сегодня служит одним из главных препятствий мирного урегулирования не только с точки зрения переговорного процесса, но и с точки зрения роли беженцев в формировании радикально настроенных политических групп.

Сирия

В докладе CARIM оценивается положение основных групп иммигрантов Сирии, среди которых самой многочисленной является палестинская община. Палестинцы в стране насчитывают около 460 тыс. чел. (более 70% иммигрантов-арабов). Они имеют практически те же права, что и сирийские граждане, за исключением права голосовать и быть избранными в сирийский парламент или местную администрацию. Положение ливанцев в Сирии достаточно уникально. Они не создают собственную общину, как делают палестинцы в Сирии или как делают сами ливанцы в других странах. Ливанцы в Сирии не выделяются среди сирийцев, они спокойно пересекают границу Сирии без необходимости предъявлять специальные документы.

В Сирии статистическому учету иммигрантов в целом уделяется мало внимания, в основном по причине того, что это явление не вызывает тех экономических, культурных, этнических или социально-политических проблем, которые оно вызывает в европейских странах или, например, в странах Персидского залива. Однако в докладе не гарантируется, что в будущем проблемы не появятся. Уже в связи с иммиграцией беженцев из Ирака ощутимо выросли цены на жилье и повысился уровень конкуренции на рынке дешевого труда.

В целом, затраты, связанные с пребыванием более полутора миллионов иракских беженцев в Сирии, обходятся бюджету страны примерно 1 млрд долларов в год. В 2007 г. стране пришлось ввести визы для иракцев [17]. Этот шаг, по-видимому, продиктован желанием Сирии приостановить поток беженцев из Ирака, который составляет более 30 тыс. человек в месяц. При этом иракцы стали единственными из граждан арабских стран, для кого нужна виза в Сирию. До этого для продления временного вида на жительство проживающие в Сирии иракцы пересекали сирийско-иракскую границу и сразу возвращались обратно. Сейчас только ограниченное число иракских граждан имеют право на получение сирийской визы – те, кто направляются в Сирию с целью обучения или по делам, связанным с бизнесом, лечением или наукой.

В докладе выражается беспокойство по поводу данных опроса среди иракских беженцев, большинство из которых заинтересованы в переселении в третьи страны. Иракские беженцы не получают разрешений на работу в Сирии, и их трудоустройство остается незаконным. Из-за бедности и неурегулированного статуса многие семьи воздерживаются отдавать своих детей в сирийские школы. Есть свидетельства вовлечения женщин и детей в занятия проституцией, эксплуатации детского труда.

Многое говорит о том, что сотни тысяч иракцев не желают возвращаться на родину или оставаться в Сирии, особенно учитывая тот факт, что почти 60% семей иракских беженцев – шииты, живущие в стране, где 74% населения – сунниты. В районах, где большинство населения – сунниты, шииту, как правило, трудно преуспеть (так же как и наоборот). Возможно, в будущем следует ожидать увеличения иммиграции в западные страны, в первую очередь в Европу, регион, который традиционно привлекал иракских беженцев с 1991 г.

Среди миграционных тенденций, характерных для этой страны: сокращение представителей всех национальностей, за исключением палестинцев и граждан неарабских стран Азии, в общей численности эмигрантов (около 990 тыс. чел.). Отмечается сокращение численности европейцев, австралийцев и американцев в стране. Большинство иностранцев (от 55 до 80%, по разным оценкам) проживают в Дамаске и его окрестностях.

В противоположность иммиграции эмиграция представляет значительно больший интерес в Сирии, особенно с учетом высокого уровня безработицы в стране (12,5% в 2007 г.) и большой доли молодого населения (более 35% моложе 14 лет). Приблизительно 600 тыс. сирийцев работают за границей. Эмиграция направлена преимущественно в арабские страны (особенно в Ливан). По данным международной организации по миграции, денежные переводы мигрантов играют важную роль в экономике страны (около 800 млн долл. в 2006 г.), поскольку они служат важным источником твердой валюты. По статистическим данным, около 400 тыс. сирийцев совершают регулярные командировки в Ливан и постоянно делают денежные переводы своим семьям из этой страны. Неофициальные денежные переводы также существенны и способствуют развитию теневого валютного рынка.

Тунис

Учет миграции не проводится в стране на регулярной основе. По некоторым исследованиям, граждане стран Магриба и большинство жителей центральной части Африки приезжают в Тунис без виз, как туристы, и остаются в стране, чтобы либо устроиться на работу (жители стран Магриба), либо чтобы незаконно проникнуть в Европу (в основном граждане Центральной Африки).

В докладе отмечается растущая роль Туниса как транзитной страны для нелегальных эмигрантов из стран Африки южнее Сахары. Тунис – небольшая страна, урбанизированная, что для мигрантов, предпринимающих опасные путешествия через пустыни Ливии или Алжира, имеет большое значение. В стране достаточно обширная система портов, она расположена близко к Италии (150 км, а до о. Лампедуза – около 113 км).

По последним данным, численность эмигрантов из Туниса растет. Большинство тунисцев эмигрируют во Францию (почти 57% эмигрантов, численность которых превышает 930 тыс. чел.), в Италию, а также в Германию, Бельгию, Голландию, Швейцарию. Среди арабских стран тунисских эмигрантов привлекает преимущественно Ливия. Денежные переводы эмигрантов составляют значительные суммы: в 2006 г. – 1,5 млрд долл. (или 5,4% ВВП).

В вопросах миграции программа президента страны бен Али на 2004-2009 гг. следует курсом, призванным подчеркнуть роль тунисской диаспоры как неотъемлемой части тунисского народа (эмигранты имеют право голоса и участия в выборах в парламент, существуют льготы для инвесторов и т.д.).

Турция

Турция всегда была важной страной с точки зрения миграции, благодаря своему географическому положению «на стыке» Азии, Африки и Европы. В последние годы в результате увеличения миграционных потоков в регионе, вступления страны в ЕС, ее значение в миграционных процессах региона возросло еще больше. Потому ей также уделено особое внимание в докладе CARIM. Несмотря на то что существуют проблемы со сбором данных, касающихся миграции в стране, и зачастую статистика не дает достоверного ответа на вопрос о том, кто, как и куда мигрирует, основные тенденции в результате комплексного анализа все-таки удается выявить.

Эмиграционные потоки страны связаны с передвижениями родственников, преимущественно в западноевропейские страны, ищущих убежище (здесь Турция выступает в качестве транзитной территории для беженцев и диссидентов из Ирака, Ирана, Афганистана и др.), эмиграцией турецких работников (главные страны иммиграции – РФ, Ирак, Казахстан и др., а среди стран ЕС – Германия). Ежегодно страну покидают приблизительно 2-3 тыс. квалифицированных специалистов, которые находят работу в Австралии, Канаде, США и европейских странах. Последними эмиграционными тенденциями являются рост численности турецких иммигрантов в странах Европы и сокращение их численности в арабских странах и бывших советских республиках. Хотя некоторые специалисты отмечают сокращение объема денежных переводов в страну, это может быть связано с изменениями их учета в системе национальных счетов [18].

В то же время возросла роль Турции как страны-иммиграции. Последними тенденциями являются рост миграции иностранных граждан из соседних стран (бывших советских республик, стран Балканского региона и Ближнего Востока), в основном специалистов и этнических турок; нелегальной иммиграции иностранных граждан из восточноевропейских стран (Молдавии, Украины, Румынии, на рабочую силу из которых предъявляют спрос турецкие фермеры и подрядчики западных провинций, а также обеспеченные семьи, ищущие сиделку и работника на дому), Ближнего Востока (Ирана, Ирака, Афганистана), Азии и Африки (Пакистана, Бангладеш, Шри-Ланки, Нигерии, Сомали, Конго) с целью дальнейшего транзита. Отмечается рост нелегальной трудовой иммиграции в Турцию (по разным оценкам, в стране ежегодно устраиваются на работу от 50 тыс. до 100 тыс. нелегалов). Представляется интересным тот факт, что, по последним оценкам, доход страны от челночной торговли иммигрантов сегодня превышает доход от денежных переводов. В 1996-2003 гг. ситуация была противоположной. В 2005 г. объем неофициального экспорта товаров – челночной торговли – составил 3,5 млрд долл., что в четыре раза превышало сумму денежных переводов работников, трудящихся за границей. Возможно, это будет одним из важных факторов, которые удержат страну от каких-либо мер по ужесточению миграционного законодательства.

Итоги

Хотя в докладе представлена исчерпывающая информация об истории миграции в страны Средиземноморского региона и об основных аспектах миграционной политики, следует отметить необходимость более современных подходов к анализу миграционных процессов. Однако это неудивительно, поскольку существуют проблемы с учетом иностранцев. В докладе уделяется особое внимание проблемам статистического учета миграционных потоков. Приводится разница данных в зависимости от учитывающей организации — ООН, ОЭСР и CARIM. Учитывать мигрантов можно как по стране национальности, так и по стране гражданства (это значит, что мигрант необязательно родился в той стране, откуда приехал). По-разному порой оценивается временная и постоянная миграция (с целью постоянного проживания).

Определенно, растущие масштабы глобализации способствуют увеличению уровня миграции между странами. Например, Иордания в 2000 г. заключила с США соглашение о зоне свободной торговли. В результате экспорт в США возрос с 43 млн долл. в 2000 г. до 1,083 млрд долл. в 2005 г. Иордании потребовалось открыть более 100 текстильных фабрик и нанять тысячи южно-азиатских рабочих.

Таким образом, метаморфозы, которые происходят сегодня в регионе Южного и Восточного Средиземноморья, представляют интерес и для мирового сообщества, тем более что страны, которые прежде являлись странами эмиграции, сегодня начинают играть роль стран — транзитных территорий, увеличивая миграционную нагрузку европейских стран. Основные направления миграционных потоков в регионе: из Магриба и Турции в Европу, из Машрика преимущественно в нефтедобывающие страны Персидского залива или Северную Америку. Очевидно, эмиграция из арабских стран будет продолжаться и даже увеличиваться, что связано с ростом разрыва между экономиками стран, посылающих и принимающих мигрантов; старением населения Европы; увеличением объемов строительства и развитием сектора услуг в нефтедобывающих странах в результате роста цен на нефть. К этому добавляется желание правительств многих стран облегчить ситуацию с безработицей за счет оттока рабочей силы за границу. С учетом того, что продолжаются переговоры о создании зоны свободной торговли в Средиземноморье, подобные тенденции могут нести с собой угрозу усиления миграционных потоков, которые пока не удается до конца контролировать.

В то же время специалисты предсказывают сокращение в арабских странах уровня рождаемости (до 2010 г. или 2020 г. это явление не проявит себя отчетливо), что окажет свое влияние на миграцию. У нового поколения мигрантов ситуация сильно отличается от ситуации предшествующих поколений. У них детей меньше, и если раньше основной причиной для эмиграции была необходимость прокормить семью, то со временем все чаще причиной эмиграции становится желание решить свои личные проблемы, как экономического, так и социального характера.

Определенно, страны юго-восточного Средиземноморья в отношении эмиграции будут преследовать две цели экономического и культурного характера. Первая будет заключаться в попытке максимизировать прибыль от эмиграции, поощрении диаспоры инвестировать средства в экономику страны, что может выразиться в принятии этими странами новых банковских и налоговых реформ, либерализующих движение капитала, хотя некоторые правительства могут с осторожностью подойти к подобным изменениям, поскольку вложения в диаспору – это долгосрочные вложения (пока человек устроится за границей, наладит свою жизнь) и не менее рискованные (не каждый стремится вкладывать свои деньги в экономику страны, из которой он уехал). Вторая цель – поддержание связи второго поколения иммигрантов с родной страной (предоставление возможности изучать язык, проводить каникулы на родине и т. д.), что могло бы уберечь молодых людей в странах эмиграции от угрозы стать жертвой экстремистских группировок, использующих их религиозную неосведомленность в своих целях.

1. Mediterranean migration 2006-2007 report, (http://www.eui.eu/RSCAS/e-texts/CARIM-AR2007.pdf).

2. World Bank (http://www.worldbank.org/prospects/migrationandremittances).

3. О.А. Скопич. Нелегальная иммиграции из стран Северной Африки в Европу: основные маршруты (http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/17-07-07.htm)

4. Административно-территориальная единица Алжира.

5. В основном это южные, юго-западные и юго-восточные вилайи.

6. USAID, 2006. Mediterranean migration 2006-2007 report, p. 33.

7. Официальное статистическое управление.

8. Development Prospects Group, Ratha and Shaw (2007) (http://www.worldbank.org/prospects/migrationandremittances).

9. William J. Carrington and Enrica Detragiache. How Extensive is the Brain Drain? Finance and Development, June/1999. Mediterranean migration 2006-2007 report, p. 37.

10. Relly Sa’ar, ‘State Okays Naturalization for Some Foreigners’ Kids’, Haaretz, 19 June 2006, Mediterranean migration 2006-2007 report, p. 79.

11. .Банк Израиля, Recent Economic Developments, 2006.

12. Kav LaOved, Annual Report 2006 (http://www.kavlaoved.org.il/UserFiles/news825_file.pdf).

13. Запрет на воссоединение семей на территориях http://www.btselem.org/russian/family_separation/index.asp

14. По данным World Bank в 2000 г. Ливан занимал первое место среди стран Ближнего Востока по эмиграции людей с высшим образованием (около 30% эмигрантов).

15. IRIN, 12/12/2006.

16. Jordan Times, 21–22 July 2006. Mediterranean migration 2006-2007 report, p. 101.

17. С начала иракской войны это была единственная арабская страна, въезд в которую до этого оставался свободным для иракцев. Остальные государства региона практически сразу отгородились от Ирака ужесточением визовых требований (РИА, 10/09/2007).

18. Personal communication with Serdar Sayan (Department of Economics, TOBB University, Ankara). Mediterranean migration 2006-2007 report, p. 313.

41.28MB | MySQL:92 | 1,107sec